home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Вентиляция

Аккуратно переползая по трубе, я старался обращать внимание на малейшие нюансы. Старик учил меня смотреть по сторонам очень внимательно. И не просто смотреть, а подмечать то, что может рано или поздно угрожать моей жизни. Например, надо было быть внимательным к стенкам трубы. Ведь если она будет хоть где-то нарушена, значит там может быть что-то опасное. Минимум, я могу просто провалиться вниз, в тоннель, где наверняка погибну. Ведь падение с подобной высоты может мне сломать какую-нибудь кость. А здесь врачей нет! Да и кому я нужен? Более того, нужно было внимательно следить за тем, какие потёки образовываются на стенах. Это тоже было очень нужным признаком. Стоит ли вообще использовать этот проход, чтобы иметь возможность куда-либо передвигаться? Да и все признаки перечислять просто устанешь. Даже по лёгким царапинам на стенах можно было понять, что в этом канале время от времени бывает кто-то ещё. А уже один этот признак мог сказать мне о том, что сюда мне лучше не соваться. Но пока что труба была достаточно чистая. Поэтому я передвигался по ней, стараясь не особо шуметь.

Добравшись до очередной технической ниши, я аккуратно выглянул в неё при помощи зеркальца. Мне пришлось потратить около получаса, чтобы рассмотреть с помощью маленького зеркальца практически всё помещение. Я понимал, что в данном случае сильно перестраховываюсь. Но рисковать не хотел. Убедившись в том, что в этом помещении всё так запущено, как было и в моей нынешней оружейке, я выдвинулся вперед. В этом месте мне можно было передохнуть. Чем я и занялся.

Выпив воды из фляги, и перекусив парой кусочков вяленого мяса, я принялся осматривать свою находку. Здесь также находились какие-то распределительные щиты. И вполне было естественным то, что они просто не работали. В данном случае меня интересовали совершенно другие вещи. Старик рассказывал о том, что с помощью проводов можно создавать какие-то системы наблюдения. Но как всегда все упиралось в отсутствие электричества. Хотя… я задумчиво покосился на эти шкафы, ведь я нашёл генератор! Но вот что с ним делать, я не знал! Я не спорил, что Старик был довольно опытным поисковиком и очень много знал. Но этому он меня не научил! И в этом была моя слабость. Конечно, я мог бы притащить генератор на какую-нибудь станцию. Там бы этому только радовались. Но зачем мне это делать?

Задумчиво хмыкнув, я просмотрел все выходы из этого помещения. Как и следовало ожидать, здесь был выход в тоннель, а также и в верх, на поверхность. Более внимательно осмотрев этот выход, я убедился в том надежно заблокирован. Кто и когда это сделал, я не знал. Но мне было достаточно того, что громоздкие вентиляторы были закрыты. В этом месте люк был не такой, как там, где я обычно выходил. Здесь он был в виде лепестков. Подвижных лепестков довольно крупного вентилятора. Видимо при повороте рычага эти лепестки раздвигались, создавая возможность протиснуться сквозь них. Внимательно осмотрев этот выход, я покачал головой. Мне он явно не подходил! Ведь если я начну пользоваться таким выходом, то ничего хорошего из этого не получится. Дело в том, что такое выход опасен. Стоит мне только попытаться протиснуться сквозь него, с тем же успехом сверху может кто-то проникнуть в обратном направлении. Тем более, что я не смогу контролировать подобный вход полностью, и в результате могу легко и просто сам попасть в смертельную ловушку.

Размышляя над этим вопросом, я недовольно поморщился. Всё-таки мне нужна довольно сильно защищённая территория. А не такое непонятное подобие выхода, который полноценным выходом-то и не назовёшь. Поэтому я постарался заклинить рычаг, чтобы не дать возможность его сдвинуть кому-либо еще. После этого я понял, что мне нужно как следует озаботиться тем, чтобы этот люк был не просто заблокирован. Именно поэтому я постарался и расположил там ловушку, использовав одну из своих гранат. Таким образом если кто-то все-таки сумеет пробраться через этот вентилятор, он наткнется на эту ловушку. И тогда, наверное, половина Метро через эхо по вентиляции услышит об этом Вторжении. К тому же я не забывал о том, что Старик не зря заблокировал некоторые из труб. И мне хотелось узнать, по какой причине он это сделал? Вернувшись назад, и заблокировав эту трубу я пошёл отдыхать. В другом направлении я собирался пройтись на следующий день. Сейчас мне нужно было немного отдохнуть, всё-таки я почти сутки ползал по трубам, пытаясь добраться до другого выхода.

На следующий день я повторил процедуру со следующей заблокированной трубой. Кто-то наверняка бы поинтересовался причинами того, почему я раньше не занялся всем этим? Дело в том, что раньше у меня не было просто никакой нужды для подобного. Но теперь…

Во-первых, появилось свободное время…

Во-вторых, мне нужно было искать возможности для того, чтобы выбираться на поверхность.

Старик говорил мне о том, что рано или поздно наступит такое время. Но я всё же надеялся на то, что оно наступит как можно позже. К сожалению, этого не произошло. Именно поэтому я сейчас и рисковал подобным образом. Кто-то наверняка мог бы заинтересоваться тем, по каким причинам до сих пор в этих трубах не завелась какая-нибудь смертоносная тварь. А кто вам сказал, что её там нет? По крайней мере, я здесь ползаю! А я не слишком – то и безобиден! Аккуратно открыв заслонку, которую заблокировал Старик, я принялся просматривать трубу, в которую собирался войти. Состояние этой трубы меня немного насторожило. В ней были какие-то посторонние запахи. Хотя внешне она ничем не отличалась от той трубы, в которой я бродил всего сутки назад. Но своему нюху я привык доверять. А значит, здесь могла существовать какая-то угроза. Угроза, которая могла мне хоть чем-то, но повредить. Естественно, что ничего подобного я себе не желал. Именно из-за этой причины мне пришлось где-то полчаса просто принюхиваться, закрыв глаза. Таким образом я пытался понять, что за запахи витают в этой вентиляции. Но к моему удивлению, впервые за всю мою жизнь, в моей голове не возникло никакого дополнительного образа. То есть, ничего странного и опасного для себя я не почувствовал. И это как раз-таки очень сильно меня насторожило. Я привык к тому, что определяю угрозу заранее. И то, что сейчас здесь происходило, вынуждало меня быть гораздо осторожнее, чем можно было бы об этом подумать. Взяв автомат наизготовку, я медленно двинулся вперед. Всё-таки, не зря Старик говорил о том, что любопытство меня когда-нибудь погубит! Ведь я просто хотел узнать то, что же именно такого опасного меня может там ожидать? Что?

Пробираясь всё дальше и дальше по этой трубе, я понимал, что постепенно приближаюсь к источнику запаха. Он становился всё сильнее, и насыщеннее. Но даже здесь, приблизившись к нему, я не чувствовал той самой угрозы, которую вроде бы должен был бы чувствовать. Именно поэтому, мне становилось всё более и более интересно то, что же меня там ждет? Старик естественно ругался бы в этом случае. но сейчас мне просто было необходимо выяснить происходящее. Я понимал, что таким образом очень сильно рискую. Но как я уже говорил, особого выбора у меня не было. Ведь для того, чтобы жить и выживать, мне нужно было найти дополнительные выходы на поверхность. Старик не зря говорил мне о том, чтобы я не забывал бродить по городу, и разыскивать нужные предметы. С момента его смерти я подобным практически не занимался. Хотя он меня довольно неплохо всему обучил. Возможно именно гибель самого Старика и наступившее одиночество выбили меня из колеи, в результате чего я просто отрешился от происходящего, стараясь просто существовать. Ведь по сути этот Старик был единственным разумным существом, которому я доверял в этом мире. Кто-то наверняка бы поинтересовался тем, что этот старый поисковик вряд ли бы желал подобного тому, кого спасал. Ну, а что вы хотите от меня? Ведь я тогда потерял единственного человека, с которым мог хотя бы поговорить. Только не надо мне напоминать о том, что на станциях до сих пор живёт достаточно много людей. И они бы могли спокойно со мной общаться. Ну, начнем с того, что сам старик не просто так сбежал со мной с одной из станций. Причём с той станции, где он жил довольно неплохо, имея возможность спокойно спать… сытно есть… и быть уверенным в своём будущем. Ведь именно это и давало мне понять то, что спасая меня, этот старый поисковик пошел просто на невероятные жертвы. Ведь его вёл страх… А это действительно страшная вещь. Старик рассказывал мне о том, что в некоторых случаях, особенно при столкновении с какими-нибудь тварями, страх можно использовать для того, чтобы добиться нужного для себя результата. Всё это было понятно, только возникал вопрос о том, как мне использовать страх, чтобы добиться того, чего я хочу? Ведь я просто хотел жить! Жить, чтобы иметь возможность не трястись каждый день, каждую минуту за свою жизнь. К сожалению, этот вопрос Старик как-то забыл рассмотреть, когда обучал меня всему тому что знал. Именно поэтому, я понимал так же ещё и то, что как такового выбора у меня нет. Отшельником быть отчасти хорошо. По крайней мере, я знаю чего ожидать от тех, кто живёт со мной… Смешно правда? Я живу один, а значит, всегда знаю чего от себя самого ожидать. Но в этом случае для меня всё равно возникают некоторые сложности. Так как для выживания мне просто необходимо найти способ контактировать с людьми. Ведь только тогда я смогу обменивать свои находки, а также и шкуры крыс на какие-нибудь полезные для меня вещи. Наверняка кто-нибудь умный заявил бы о том, что мне не так уж и важно производить подобные обмены. Но дело в том, что именно благодаря этим обменам, которые проводил до этого времени Старик, мне и удалось прожить столько времени, находясь здесь. Ведь я все эти годы использовал именно те самые припасы, которые мне когда-то остались от этого старого поисковика. Если бы не они, то ещё неизвестно, как бы я выживал все эти годы? Но, как и следовало ожидать, все припасы со временем заканчиваются. А значит мне просто обязательно нужно на сделать так, чтобы получить возможность пополнять все эти припасы. Так как без них всё равно рано или поздно я обречён. Да, я отлично понимаю то, что шкуры крыс и их мясо могут дать мне возможность прожить какое-то время. А возможность выхода на поверхность, даст мне также возможность и пополнять свои запасы. но проблема в том, что как видите у меня не всегда будет возможность выходить на поверхность так, как мне нужно. А значит, нужно решать этот вопрос, пока ситуация не стала критичной.

Задумавшись над этой ситуации, в которую попал, я практически не заметил, когда добрался до края трубы. В этот раз я наткнулся на какую-то странную нишу, которая очень мало походила на технические помещения, с которыми я уже сталкивался. И от этого мне стало немножко не по себе. Внимательно разглядывая ее через зеркальце, я понял, что именно здесь запах, который привлёк моё внимание был самым сильным. Он словно стягивался сюда из каналов, которые выходили тоннель. Но в самой этой нише не было ничего опасного. Аккуратно выбравшись в неё, я постарался понять то, что же именно привлекло мое внимание. Запах действительно пронизывал практически всё это небольшое помещение. Но возникал вопрос – откуда он брался здесь?

Аккуратно просмотрев помещение, я понял, что здесь выхода на поверхность нет. но есть два выхода, которые ведут видимо в тоннель. Один отвод шел трубой дальше, а второй опускался вниз. Присмотревшись, я понял, что здесь есть лесенка и от этого мне стало немножко не по себе. Это был спуск! Спуск, чтобы была возможность выходить в тоннель. Так как внизу я чётко видел металлическую дверь. Видимо таким образом раньше технические работники поднимались в эту вентиляцию. Но зачем тогда Старику надо было устраивать тот люк с лестницей, через который я охотился? Ведь можно было спокойно отсюда подниматься в тоннель, не рискуя каждый раз свалится, или попасть на зуб крысам! Вполне возможно, что таким образом он пытался обезопасить какие-то свои собственные территории, а также и не хотел, чтобы кто-то, кто мог контролировать эту дверь, знал о том, что он здесь делает! Сейчас уже поздно что-либо подобное узнавать. Достаточно было знать, что благодаря этому я сумел так долго прожить. Ведь мне было целых четырнадцать лет! Старик говорил о том, что жители метро не отличаются большим ростом. Поэтому моё худощавое телосложение, и средний рост могли ввести в заблуждение кого угодно. При этом, перед своей смертью, Старик сказал, что если мне придется общаться с людьми до того, как я подрасту как следует, мне нужно будет всё это делать в противогазе и плаще с капюшоном. Это нужно было именно для того, чтобы немного запутать тех, с кем я буду общаться. Голос станет грубее и глуше, в результате будет похоже на то, что я выгляжу старше. Ведь с ребёнком никто не будет вести каких-либо дел. Хотелось бы мне посмотреть на тех умников, которые считают меня ребёнком! Ситуация могла осложняться тем, что я уже знал о том, как люди обычно предвзято относятся к другим людям, при этом абсолютно не задумываясь о том, что именно их правила и привычки никоим образом не влияют на других людей. Каждый человек индивидуальность! И судить всех по своей мерке является просто невероятно большой глупостью. Я до сих пор не мог забыть рассказы Старика о том, как ему когда-то, когда учился в каком-то учебном заведении под названием Универ, пришлось изучать психологию. Самое смешное во всём этом было то, что им пришлось изучать какие-то научные труды одного из людей, известного психолога или психоаналитика. Я точно не помню. Достаточно знать то, что этот человек прославился тем, что изучил достаточно много психически больных людей, а потом на основании его трудов другие психологи и признавали людей больными. Старика всё время поражало то, что тот учёный изучал именно больных людей! Он не изучал здоровых… и в результате, по его трудам можно было любого человека признать смертельно больным и опасным для общества! Как оказалось позже, практически у каждого человека присутствуют признаки какого-либо психического заболевания. Да, совокупность этих признаков, которые принадлежали к одному заболеванию, могла легко и просто дать понять о том, что человек болен. Но в данном случае, когда у человека находился один, или два признака от абсолютно разных психических заболеваний, делать вывод о его болезни была ошибочно. Это могут быть просто признаки его индивидуальности! Но необязательно это могло быть психическое расстройство. Но психологи, основываясь на трудах этого Великого учёного, который не додумался пронаблюдать за обычными, и вполне здоровыми людьми, делали выводы о том, что эти люди больны! Более того, они старательно приписывали таким людям целую кучу самых невероятных болезней. И от этого становилось не просто смешно, а хотелось рыдать от смеха. Ведь человек, который был по сути здоров, совершенно неожиданно для себя, а может быть даже и по просьбе каких-либо родственников, оказывался в психиатрической лечебнице. Естественно, что нахождение в подобном обществе рано или поздно превращало такого человека в действительного больного. А значит, ничего хорошего из подобного действия не происходило. Тем более что таких людей обычно обкалывали самым невероятным количеством лекарств, которые просто сводили людей с ума. Именно поэтому, становилось понятно, что Психология – это вещь такая… зыбкая! Старик до самой своей смерти не мог забыть случай, который произошел с одним из его знакомых. Это был довольно спортивный, высокий и крепкий парень. Который по какой-то причине в один из прекрасных дней поссорился со своей девушкой, выпил спиртного и вернулся домой в очень плохом настроении. Дома была его мама. Чем мотивировалась его мать, когда поссорилась со своим сыном, потом было уже непонятно. И этот парень просто разбил тарелку, пытаясь как-то сорвать свою злость. Но и этого этой женщине хватило. Она вызвала не полицию, для того чтобы те утихомирили слегка разбушевавшегося сына, который в тот момент уже успокоился и сидел в своей комнате, а именно санитаров из психиатрической лечебницы. Естественно, что когда в его комнату ворвались какие-то странные мужики, которые попытались его скрутить, парень оказал отчаянное сопротивление. Тем более, что эти медработники были одетые в обычную гражданскую одежду. И уже одно это заставило бы насторожиться любого из людей. Дело в том, что в тот день был какой-то праздник. Праздник, касающийся именно медработников. А может быть работников именно того учреждении. Кто сейчас может знать правду? Но приехавшая группа была явно навеселе, и одета в гражданскую одежду. Хотя по всем правилам, сначала должен был дежурный психиатр освидетельствовать состояние пациента. Но в тот момент этот психиатр пьяный спал в больнице. А на вызов приехали санитары, которые были навеселе и одеты в гражданскую одежду. Всё это выглядело подозрительно. Как обычное нападение каких-то бандитов. Оказавший сопротивление парень всё равно был ими связан. Всё-таки санитары в этих учреждениях проходили специальную подготовку. Но то, что произошло, убедило сотрудников этого учреждения в том, что они имеют дело с буйным пациентом. Естественно, что признавать за собой нарушение всех правил в своих действиях они не собирались. Этого парня закрыли в буйное отделение, и принялись старательно накалывать медикаментами. Когда Старик узнал обо всём этом, то он тут же постарался предпринять все возможные меры, чтобы спасти парня. Ему на это понадобилось около двух месяцев. Сначала он пытался успокоить его мать, пытаясь объяснить женщине глупость её действий. Но женщина заявила ему о том, что если её сын такой нервный, что бьёт тарелки, то пусть подлечится! Убедившись в том, что с ней бессмысленно разговаривать, Старик бросился к главврачу того учреждения. Выслушав его, старый врач потребовал полного отчета о том происшествии. И когда выяснил все нюансы, немедленно потребовал, чтобы этого человека отпустили. Так как причин для содержания его в медицинском специализированном учреждении просто не было! Но было уже поздно… Два месяца постоянного принудительного употребления мощных седативных средств превратили этого молодого и пышущего здоровьем парня в полного идиота. Он стал полностью неадекватным. Отлично понимая свою вину, медики помогли оформить ему инвалидность. Хуже всего было то, что когда мать узнала о произошедшем, она отказалась забирать его из больницы. Но как уже говорилось, в данном случае было уже поздно. И ей пришлось его забрать. Ведь если бы он находился на постоянном излечении, ей бы пришлось всё это оплачивать. А лекарства, которые ему кололи, оказались очень дорогими. Потом, после всего случившегося, женщина мучилась с этим парнем, не зная куда его девать. Ведь он теперь мог посреди ночи начать громко орать песни… приводить к себе в дом в каких-нибудь алкашей и бомжей, живущих по соседству. И она не могла ничего ему противопоставить. Она не могла его ни выписать из квартиры… ни куда-то выгнать. Ведь по сути сама эта женщина была виновата в произошедшем. Кто ей мешал вызвать в тот день ту же полицию? Полицейские провели бы беседу с парнем, и на этом всё закончилось. Но она вызвала пьяных медиков, которые воспользовавшись своим положением и возможностями, просто превратили обычного человека, который отреагировал на вторжение в свою личную территорию посторонних людей абсолютно адекватно, в полного идиота. И всё это было сделано как раз на основании тех самых психологических трактатов и умозаключений одного человека, который всего лишь изучал больных людей. А то, что изучать нужно не только больных, а также и здоровых, было понятно даже тому, кто не занимался подобными медицинскими изысканиями. По крайней мере Старик это всё отлично понимал. Ведь он себя не считал идиотом. Но на тестах, которые были созданы по этим научным трактатам, он сумел обнаружить даже у себя минимум три довольно опасных психологических заболеваниях! Хотя сам при этом спокойно проходил обследование у того же психолога! Это ли не странность?

Поэтому можно было легко и просто понять то, что с людьми нужно быть очень осторожным. Люди всегда предвзято относятся к тем, кто может от них хоть чем-то отличаться. В данном случае, я отлично понимал то, что от этих людей отличаюсь, и не факт, что в худшую сторону. Но даже в этом случае мне нужно быть очень осторожным. Ведь я отлично понимаю то, что любая ошибка при общении с людьми может привести к очень тяжелой и опасной для меня ситуации. А мне бы этого категорически не хотелось.

Внезапно я дернулся и замер. Принюхавшись как следует к запаху, я понял, что он мне напоминал! Это был запах похожий на запах мяса, когда его обжаривают. Но в данном случае он был довольно насыщенный. Кто-то здесь что-то готовил! Более того, здесь присутствовал запах дыма. Неужели на заброшенной станции действительно появились какие-то поселенцы? Может быть все поисковики шли именно на эту станцию? Они знали о том, что здесь кто-то есть, и поэтому чувствовали себя расслабленными? В результате и совершили ту самую главную ошибку. Но если здесь находится станция с людьми, значит они в ближайшее время могут подвергнуться нападению крыс. Слишком хорошо я знал то, на что способны эти твари. Что же мне делать?

Задумавшись, я наблюдал за вентиляцией. Я понимаю, что у меня имеется возможность не только спуститься в тоннель, и спокойно приблизиться к станции, но также и пробраться фактически на саму станцию… разве что если люди додумались расположить в трубе какие-нибудь ловушки, тогда может быть опасно пробираться через неё. Но я должен был знать, кто же стал новым соседом?

Раздумывая где-то полчаса, я так и не пришёл к одному понятному мне ответу. В первую очередь мне нужно было как следует всё разузнать. А соваться на станцию абсолютно бездумно, для меня было опасно. Понимая всё это, я отлично понимал так же ещё и то, что если я просто выйду через тоннель станции, то могу наткнуться на очень неприятную встречу. Кто знает, как они решили защищаться? Старик рассказывал о том, что на некоторых станциях при въезде на их территорию, устраивают блокпосты. И обычно для того, чтобы попасть на такую станцию надо знать пароль. Это такое кодовое слово или словосочетание, позволявшее пройти внутрь. В этом случае меня могли ждать очень неприятные сюрпризы в виде очередей из автоматов, которые просто бы прекратили мои мучения в этом мире. Рисковать так я не собирался. Именно поэтому, намеревался как можно аккуратнее сначала всё разузнать. А это было возможно только в одном случае…

Тяжело вздохнув, я медленно продолжил свой путь по вентиляции, стараясь приблизиться как можно ближе к станции. При этом я отлично понимал ещё и то, что пробираясь таким образом, я могу нарваться на ловушку. Именно поэтому напрягал свое зрение из-за всех сил. Старик научил меня распознавать признаки ловушек, и поэтому я надеялся на то, что всё-таки с умею вовремя заметить угрозу для себя. И мои старания не пропали даром. Видимо тот, кто привёл людей на эту станцию, был всё-таки внимателен к подобным нюансам. Совершенно неожиданно для себя, я заметил дальше по вентиляции несколько проволочек, создающих своеобразную паутину. Я отлично понимал то, что в результате, это одна большая ловушка. Но не понимал того, зачем было делать её в одном месте? Приблизившись к этому месту, я понял, что там стоит пять гранат, которые таким образом перекрывали практически всю трубу. Стоило зацепить хотя бы одну из них, то взорвутся всех пять гранат. Но ведь это глупо? Ну взорвётся одна тварь, которая пытается прорваться через вентиляцию… ну погибнет еще парочка, которые будут идти следом… Но на этом всё и закончится! Особенно если это будут крысы, так им всё равно, сколько из них погибнет. Особенно, если они таким образом идут в нападение! Стая крыс никогда не считается с потерями. А значит, всё это глупо. На их месте я бы расположил эти ловушки в разных местах. Ну, а сетку из проволочек всегда можно сделать так, чтобы задев любую из них заставить среагировать мину. И в результате, получилось бы целых пять ловушек, а не одна. Покачав головой, я аккуратно отцепил эти проволочки, рассмотрев их как можно тщательнее. Тот, кто это делал, всего лишь хотел заткнуть этот проход. Видимо они рассчитывали на то, что в случае взрыва, вентиляция просто будет обвалена, и таким образом проход будет закрыт. Но они бы хотя бы немножко задумывались над тем, что делают! Если таким образом обрушить всю вентиляцию, имеющуюся на станции, то им тогда чтобы дышать нормально, придется рассчитывать на поступление воздуха через тоннель, или же открывать внешние двери на станции. А это очень опасно! Старик говорил про то, что подобную глупость старались не совершать поисковики. И поэтому поисковые группы обычно направлялись в те места, где были какие-нибудь технические выходы на поверхность. Открывать основную дверь наверх было очень опасно. И это делали только в крайних случаях. Ведь твари вили свои гнёзда именно там, где чувствовали присутствие добычи. Как они это делали, и чего этим достигали, было непонятно. Но было понятно то, что тот, кто сделает подобную глупость, обречёт всю станцию на гибель.

Тяжело вздохнув, я снова покачал головой, разглядывая гранаты, которые торчали из специально пробитых отверстий. То, что сделал этот умник, не шло ни в какое сравнение с ловушками Старика. Гранаты были видны! Проволочки, абсолютно никак не были замаскированы, а просто буквально сверкали своим желтоватым оттенком в темноте. Внезапно я понял, что это мне напомнило. Возможно точно также Старик устраивал и свои ловушки. Делал одну ловушку на виду, зато вторая, скрытая, дублировала первую. Обнаружив первую ловушку, разумный, в данном случае не обязательно человек, расслаблялся, и пытался её как-то обойти, в результате чего попадал во вторую ловушку! Именно поэтому, я принялся напряженно разглядывать трубу дальше. Ожидая, что здесь тоже мог быть подобный хитрец. Но как оказалось, ничего подобного не было. Видимо тот, кто делал это, всего лишь выполнял приказ. Ему сказали заблокировать тоннель, и он это сделал первым попавшимся и доступным ему способом. А то, что толку от этого не было никакого, он даже не обдумывал.

Снова покачав головой, я медленно вынул из этой ловушки гранаты. Сейчас они мне здесь не нужны. Да и вообще они здесь не нужны! Я отлично понимал, что единственным хищником, который может пройти сейчас по этой вентиляции, был я. А подобных сюрпризов мне было просто не нужно. Аккуратно просматривая дальше трубу, стараясь не пропустить ещё какую-нибудь ловушку, я двинулся дальше. Но тот, кто это делал, видимо в первую очередь рассчитывал на то, что всё-таки он уже обезопасил проход одной ловушкой. И смысла в новых ловушках он просто не видел. Проблемой для них было то, что эту ловушку они расположили достаточно далеко от самой станции. И теперь, двигаясь дальше, я мог спокойно к ней подобраться.

Спустя некоторое время, продолжая движение по этому своеобразному проходу, я снова замер. Так как впереди раздались какие-то звуки, медленно объединившиеся в своеобразный гомон. Видимо там действительно были новые жители этой станции. А значит, мне действительно нужно было быть осторожным. Понимая всё это, я стал двигаться ещё аккуратнее, чтобы привлекать как можно меньше внимания к вентиляции. Конечно, люди скорее всего просто не обратят внимания на какой-либо шорох там. Ведь для этого нужно постоянно дежурить возле выхода из вентиляции, и прислушиваться к звукам, доносившимся оттуда. Но это просто невозможно, когда рядом происходит такой шум. Хотя вполне возможно, что для местных жителей подобный крик и грохот шумом не являются. Это я привык жить в одиночестве, и в полной тишине. Наконец-то я заметил впереди отблески света. Мне было сложно смотреть на солнце и на что-либо светлое. Поэтому пришлось натянуть на лицо тёмные очки, которые мне когда-то порекомендовал Старик. Всё-таки я на ярком свету был практически слеп. А сейчас подобной роскоши я себе позволить просто не мог. Убедившись в том, что очки действительно приглушили освещение, которое проникало в вентиляцию через решётку, я аккуратно к ней приблизился. Теперь у меня была возможность рассмотреть всё происходящее, при этом постаравшись не привлекать к себе излишнего внимания. К сожалению, зеркальцем здесь пользоваться не получится. Лампы освещения могут отразиться от него, и привлечь внимание ко мне людей. Именно поэтому я, затаив дыхание, пытался разглядеть происходящее там, откуда доносился этот странный запах и шум. На моих глазах происходило что-то непонятное. Может быть я слишком долго жил в вентиляции, но то, что я видел, походило на какую-то непонятную возню. Эти люди передвигали какие-то предметы, натягивали материю, ругались между собой из-за каких-то ограждений. Судя по всему, и по рассказам Старика, они сейчас старательно пытались строить себе жильё. Я конечно понимал причины для подобных действий. Ведь если такая толпа будет жить в одном помещении, у них рано или поздно возникнут какие-нибудь конфликты. Сам же я жил один, и поэтому мне не было с кем конфликтовать. Кто-то мог бы конечно мне заявить о том, что в результате моего одиночества я просто отвык от людей. Вполне может быть! Но всё дело в том, что я просто не хотел сталкиваться с людьми. Слишком уж сильно было в душе опасение того, что таким образом я могу всего лишь нарваться на какие-либо проблемы. А мне подобных случайностей было просто не нужно! Учитывая всё это, я собирался воспользоваться советом Старика. И в первую очередь намеревался как следует изучить своего возможного противника. А может быть и партнёра… Всё зависит от того, что они из себя представляют.


Снова находки | Отшельник. Одиночество | Станция







Loading...