home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


16. Закрой глаза, и утром найдешь меня рядом

Чем старше я становлюсь, тем чаще думаю, что история человечества — всего лишь череда неравенств, которые выглядят то так, то этак.

Больше тысячи лет горстка существ на Континенте владела абсолютным контролем не только над миром, но и над реальностью.

Кадж, разумеется, все это изменил. Но потом в руках Сайпура оказались богатства всего мира, и состоятельная сайпурская элита получила право решающего голоса в том, кому тряхнуть мошной, а кому затянуть ремни потуже.

Хочется верить, что я помогла хоть немного распределить эти богатства. Но свобода и человеческое счастье находятся в прямой взаимосвязи с количеством людей, которые властны над собственным миром, собственной жизнью. Слишком многие люди пока что не могут решать, как им жить.

Чем сильней это рассеять, тем больше будет перемен.

Из письма бывшего премьер-министра Ашары Комайд лидеру меньшинства Верхней палаты Парламента Турин Мулагеш. 1732 г.

Далеко от Мирграда, в одной из провинций, окружающих Галадеш, Шарма Мухаджан останавливается и смотрит вверх.

Шарма небогата, поэтому она занималась взбиванием собственного масла — это долгий, изматывающий процесс. Но потом все вокруг как-то странно… замерло. Как будто весь мир оцепенел на секунду. А теперь все прошло.

По дому пролетает легкий ветерок. Странное дело, он теплый. Но от него Шарма вздрагивает и вспоминает, чем занималась.

Она возвращается к работе, потом приносит еще молока для маслобойки. Со вздохом смотрит в ведро. Молока там мало, не хватит на то, что ей нужно, но придется довольствоваться тем, что есть.

Шарма начинает заливать молоко в маслобойку, рассеянно глядя в пространство и думая о том, как им удастся — если вообще удастся — дожить до конца месяца. Потом она подпрыгивает от внезапного холода в сандалиях.

Смотрит вниз. Маслобойка переполнена. Молоко разлилось вокруг нее грязной лужей.

Шарма хмурится, сбитая с толку, и заглядывает в ведро с молоком. В нем то же самое количество — то же самое маленькое, жалкое количество на донышке, — но каким-то образом ее большая маслобойка переполнилась.

«Любопытно», — думает она, а потом подходит к большому казану и пытается вылить молоко из ведра.

Но не может. Потому что молоко прибывает. И прибывает. И прибывает.

И прибывает.


* * * | Город чудес | * * *







Loading...