home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...






Окрестности столицы, в тот же день

Все было готово к встрече. Аэропорт Чкаловский не видел таких мер безопасности за всю свою долгую историю. Периметр военного аэродрома, и так охраняемый, был полностью перекрыт совместными постами военных и полиции, у здания терминала более двух десятков автомобилей ждали момента посадки самолета, чтобы устремиться к нему. На крыше здания аэропорта и на смотровых вышках расположились контрснайперы. Но столь ожидаемый борт точки назначения не достиг.

Руководитель группы диспетчеров аэропорта недоуменно выслушал доклад, задал несколько уточняющих вопросов и связался с подполковником службы безопасности Нечаевым, отвечавшим за безопасность встречи.

— Докладываю. Борт А166 при подлете сменил курс, в настоящий момент заходит на предпосадочный круг на аэродром Домодедово. Ожидаемое время посадки — семь минут. Здесь его не будет.

— Домодедово? Они там что, совсем одурели? С бортом связь есть?

— Диспетчер Домодедово поддерживает связь с бортом, они идут на посадку согласно полетному расписанию.

Нечаев почувствовал, что неожиданно вспотел.

— Какому расписанию, они же должны были сесть здесь!

— Изначально 166-й борт должен был вылетать коммерческим рейсом на Домодедово, на десять минут позже спецборта. Так как они вылетели парой, то, по сути, он шел по своему прежнему маршруту, с небольшим опережением, и постепенно вошел в свой первоначальный график. В Домодедово никто информацию по отмене рейса, кстати, не передавал, так что его ждали и здесь, и там. Через несколько минут он сядет строго по расписанию. Спецборт, кстати, тоже прибывает по расписанию. Через пару минут увидим его.

— Да кому он нужен, этот спецборт! — в сердцах воскликнул Нечаев и, отключившись, набрал номер директора ФСО.

— Если мы их встречаем здесь, то кто их встречает там? — Директор был поражен не меньше Нечаева, но способность мыслить оперативно не потерял. — Выдвигайтесь срочно в Домодедово. Я направлю туда все оперативные группы, которые есть поблизости. Думаю, минут за пятнадцать они туда доберутся. Пусть диспетчер Домодедово потянет время, покатает их по дорожкам.

Уже через две минуты гигантский кортеж автомобилей с мигалками устремился к выезду с территории аэродрома, а диспетчер Чкаловского общался со своим коллегой из Домодедово.

Колеса самолета коснулись земли, на мгновение отскочили, и вот уже многотонный аэробус покатился по посадочной полосе.

— Слава Аллаху, у нас все получилось, я сомневался, что Домодедово нас примет. — Юсуфов потянулся в кресле, помассировал больное колено. — Ты уверен, что не зря это сделал? Ты показал недоверие всем местным воякам.

— Ничего, пусть обижаются, им не привыкать. Пока мы не разобрались, кто есть кто, я не очень хочу оказаться в кольце их снайперов.

— Я что-то не пойму, все эти годы мы если и ждали откуда удара, то от своих шайтанов, но никогда от федералов? Что-то случилось? — Юсуфов стал серьезен.

— Пока ничего, но у нас возник некоторый конфликт интересов с нынешним министром обороны. Его удалось обезвредить. Ты же в курсе его болезни? — Юсуфов кивнул. — Так вот это все не просто так вышло. Как-нибудь расскажу подробнее… к встрече все готово? Звони нашим, — резко оборвал разговор Батор.

Командир самолета вышел из кабины и, наклонившись к Батору, что-то произнес на арабском. Батор несколько секунд подумал и ответил также на арабском. Пилот улыбнулся и вернулся в кабину управления.

— Диспетчер тянет время, очевидно, хочет, чтобы местные силовики успели сюда добраться, что там наши?

— Они подъезжают, — Юсуфов улыбнулся, — все готово, мой президент.

Жамбаев довольно кивнул и тоже улыбнулся. Загудела открывающаяся задняя аппарель.

— Открывайте стойло, я выведу Френки! — крикнул Батор конюхам.

Десяток дорогих внедорожников в сопровождении пары диспетчерских машин подъехали к аэробусу. Один из автомобилей, огромный «лендкрузер», вез за собой конную перевозку. Внедорожники выстроились широким полукругом возле хвостовой части самолета. Из каждой машины выскочили по два вооруженных бойца. Диспетчер аэропорта подошел к старшему из встречающих и начал что-то возбужденно объяснять ему, показывая рукой заходящий на посадку очередной лайнер. Бородатый здоровяк в черной военной форме расхохотался, хлопнул диспетчера по плечу и повернулся к остальным:

— Он боится, что мы начнем стрелять в воздух и собьем самолет. — Все дружно захохотали. Здоровяк поднял руку, смех затих. — Он думает, мы дикие люди. Не вздумайте стрелять! Если у кого хоть одна пуля вылетит в воздух, я лично голову оторву, вы меня знаете, не впервой.

Грузовой трап опустился, и из глубины самолета появились два вооруженных человека, встреченные радостными криками и приветствиями. Убедившись, что встречающие на месте, один из них подал знак рукой находящимся на борту. Сопровождение Жамбаева стало спускаться по аппарели. Невзирая на приветственные крики своих земляков, личные охранники Батора держали оружие наизготовку, внимательно оглядываясь по сторонам, словно ожидая нападения.

В этот момент к группе встречающих подъехали два черных микроавтобуса «мерседес-виано». Дверцы обеих машин распахнулись одновременно, но люди оставались внутри. Два десятка стволов мгновенно были обращены в их сторону. Из первой машины медленно вышел мужчина лет пятидесяти, полностью седой, с худым длинным лицом. Он был без оружия, одетый в черный строгий костюм, в руке он держал раскрытое удостоверение.

— Федеральная служба безопасности! Я командир опергруппы, подполковник Семенихин. Кто здесь старший?

Здоровяк, до этого общавшийся с диспетчером, подошел к нему:

— Что надо, подполковник? Мы сами справляемся.

— Сами вы могли справляться раньше. Теперь речь идет об избранном руководителе государства. Очнись, борода. Вы что, думаете, вас с ним в Кремль пропустят?

— С ним нас везде пропустят, — усмехнулся бородач.

— Возможно, но только не сегодня. Пока президент еще не он, и приказы здесь отдает тоже не он. Закроем дискуссию. Мы здесь, чтобы обеспечить безопасность до прибытия группы сопровождения ФСО. — Подполковник махнул рукой, и из микроавтобусов выскочили несколько человек в штатской одежде, но с оружием в руках. — Они будут минут через десять. Надо сделать так, чтобы Жамбаев до их прибытия не выходил из самолета.

Здоровяк хмыкнул.

— Ну это надо еще ему самому сказать. — Закинув автомат на плечо, он пошел к самолету.

В это время на трапе показался Юсуфов. Охранник подошел к нему и заговорил, указывая рукой на Семенихина. Юсуфов несколько раз кивнул, потом похлопал великана по плечу, этот жест был очень похож на тот, которым не так давно сам здоровяк одарил диспетчера. Такой же пренебрежительный. С высоты аппарели Надир обвел взглядом окрестности и поднял руку, требуя тишины.

— Братья, встречайте нашего лидера, нашего героя, нашего президента! — громко крикнул он и сбежал вниз, чтобы присоединиться ко всем встречающим. Вслед за ним под радостные крики на трап вышел Жамбаев, ведя за повод удивленного Френки. Френкель нерешительно остановился перед спуском и недовольно мотал головой. Батор одной рукой крепко держал повод, другой гладил Френки по голове и говорил ему что-то успокаивающее. Моркови у него с собой уже не было, и задобрить коня было нечем. Наконец они пришли к взаимопониманию, и Френкель сделал осторожный шаг по пандусу, Жамбаев шел рядом, продолжая разговаривать с конем. Неожиданно Френки дернулся, поскользнулся и начал валиться на Батора. Повод, намотанный на руку, не давал возможности отскочить в сторону, Батор лишь успел сделать один шаг назад, когда следующая пуля пробила ему голову. Он умер мгновенно. Вороной конь еще бился в судорогах, когда прямо на него упало уже мертвое тело его любимого хозяина.

— Снайпер! — крикнул Семенихин.

Его сотрудники тщетно пытались заметить какое-либо подозрительное движение, которое могло бы выдать расположение стрелка. Охрана Жамбаева бросилась к нему, но чем можно помочь уже мертвому человеку, кем бы он ни был за мгновение до своей смерти?

Отстрелявшись, снайпер быстро отполз назад, вскочил на ноги и побежал по крыше огромного грузового терминала. Добежав ровно до центра здания, точки, которую с земли разглядеть было невозможно, он стянул с себя маскировочную накидку и бросил ее на кровлю. Рядом положил винтовку — великолепный дальнобойный Blazer и тщательно полил все заготовленной горючей жидкостью. Щелкнула зажигалка. Пластиковая бутылка тоже полетела в пламя, мгновенно почернела и сморщилась. Огонь быстро уничтожил камуфляж, карабин же только закоптился, и им наверняка можно было пользоваться вновь, если как следует очистить. Вот только на нем больше не осталось никаких следов снайпера. Ни отпечатков, ни запаха, ни пота. Современные криминалистические лаборатории порой способны творить настоящие чудеса, и зачастую стереть отпечатки пальцев вовсе не означает стереть свои следы, это значит — размазать их по всей поверхности. Конечно, это не радует специалистов по дактилоскопии, но зато какой простор для генетиков!

К тому моменту, когда пламя, сделав свою работу, стало угасать, Сэротэтто уже не было на крыше терминала. Быстро спустившись по пожарной лестнице с обратной стороны огромного здания, он быстрым шагом уверенно прошел около ста метров вдоль фасада складского комплекса. Одетый в синий рабочий комбинезон, с бейджем на груди, он ничем не выделялся среди прочих работников аэропорта. Затем, пройдя строго по нанесенной пешеходной разметке, он перешел к расположенному рядом терминалу прилета. В это время как раз подъехал автобус, битком набитый только что прилетевшими пассажирами. Иван смешался с толпой, заходящей в зал прибытия. Сняв бейджик, он спокойно шел в общем потоке. С момента выстрела прошло не более пяти минут, и, судя по всему, в самом аэропорту еще никто ничего не знал и, уж точно, не предпринимал никаких действий.

Такси довезло Сэротэтто до окраины Домодедово. Выйдя на Лунной улице, Иван проводил взглядом отъезжающую машину и не спеша направился в примыкающий к городу Ушмарский лес. Несколько часов спустя ничем не примечательный пожилой мужчина в потертых джинсах, старых стоптанных туфлях и полосатой рубашке навыпуск сел в электричку, отправляющуюся в направлении столицы. Кроме него, в электричку заходили еще пара десятков мужчин и примерно столько же женщин, как, впрочем, и всегда в это время суток. Так что сие непримечательное событие никак не могло заинтересовать следователей, нашедших в глубине леса лишь очередное кострище, в котором сгорели синий комбинезон, синяя бейсболка, очень удобные серые кроссовки и все надежды отследить дальнейшее перемещение стрелка.


Среднегорск, это же время | Большая игра | Глава 6 Глава, в которой все как в жизни — много болтают и мало делают







Loading...