home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


У МУЗЫКИ СВОЕ ОЧАРОВАНИЕ{2}

Все началось ненавязчиво, как это обычно случается с различными бедствиями. Тэкс Дилл, главный детектив в Скай-сити — «Космической Ривьере» — чуть не проигнорировал сообщение. Так было бы лучше — и для его работы и для него самого. Но затем он передумал.

Сначала всегда трудно понять. Полицейский двадцать второго века должен быть постоянно начеку. Даже самый простой случай может значить... да почти все, что угодно!

Работой Дилла было следить, чтобы шантаж, грабежи и убийства никогда не вредили репутации Скай-Сити. Поэтому он проницательным взором просмотрел сообщение, принесенное помощником, и почесал серый ежик волос.

Проблемы в зоопарке, да? — спросил Дилл парня в форме.

— Да, сэр. Впрочем, не уверен, что это проблема. — Парень ухмыльнулся. — Какой-то тип кинул кирпичом в клетку с вампирами, и маленькие кровососы выбрались наружу.

Кислое, морщинистое лицо Дилла стало еще кислее. Он находился в Лабиринте — саду с хрустальной крышей, расположенном на темной стороне астероида — и разговаривал с милой рыжеволосой девушкой, которая, казалось, была весьма впечатлена должностью Дилла.

Из музыкальной шкатулки под скамейкой доносилась тихая музыка. Рыжая задумчиво смотрела на свои ноги. Дилл жевал голубоватую венерианскую сигару.

— Прошу прощения, леди. Важное дело. Я скоро вернусь.

Ответа не последовало. Дилл вздохнул и вышел из Лабиринта через огромный Солнечный зал, где нынешний дирижер оркестра Рэд Венэйбл выступал с возвышения перед аудиторией, собравшейся со всей Системы. Дилл сердито посмотрел на Вэнейбла и получил в ответ довольный взгляд. Потом детектив быстро спустился на лифте в центр полого астероида.

Скай-сити, космическая Ривьера! Экраны и динамики рекламировали аттракционы города повсюду от Венеры до Каллисто — его искусственную гравитацию, атмосферу, специальные условия для жителей всех планет, кухню, за которую отвечал известный шеф-повар Бертрам, и многообразие других развлечений, но не говорили ни слова о Тэксе Дилле, человеке, ограждавшем Скай-сити от мелких воришек и аферистов. Более того! С ним обращались, как с псом.

Детектив с горечью впился в сигару зубами.

Верно, Дилл не был обязан работать так усердно, как он это делал. Но низенький детектив с кислым лицом любил, когда все работает, как часы. Он очень гордился своей работой и предпочитал все делать сам. Кроме того, это давало ему больше причин поворчать.

Дилл прошел по коридору и остановился кивнуть работнику в униформе.

— Ну и?

— Гости уходят из зоопарка, мистер Дилл.

— Понятно. А из вампиров кто-нибудь выбрался?

— Нет - никого меньше карлика-марсианина фотоэлектрические пластины не зарегистрировали. — Работник зоопарка указал на стены. — И мы окружили большинство вампиров соляным кольцом.

— Хорошо, — проворчал Дилл. — Кто бросил кирпич?

— Мы не знаем. Никто не видел, как это сделали. Какой-то мальчишка, наверное, — тут их полно вокруг.

Гм, - промычал детектив и вошел в зоопарк, большую пещеру, заполненную клетками и прозрачным пластиком.

Там никого не было, не считая работников... и, разумеется, животных в неволе, самых разнообразных: от крошечных обезьянок до венерианской рыбы-тюленя в аквариуме. Повсюду стояли гравитационные шесты — высокие стержни с дисками, похожими на большие тарелки.

— Мы посолили диски, мистер Дилл. И включена десятикратная гравитация.

Внезапно из ниоткуда появилось вытянутое, змееподобное создание с полупрозрачными крыльями, как у летучих мышей. Оно спикировало на один из дисков, с грохотом приземлилось и замерло. Работник зоопарка взял палку с петлей на конце, поймал ею создание и высвободил из искусственного гравитационного поля, неподвижно державшего вампира.

Дилл подошел к животному, свернувшемуся в неприветливый, пульсирующий шар. Кроме пасти, никаких отличительных деталей у него не было видно. Создание походило на амазонскую летучую мышь, хотя и являлось рептилией. Родом с Венеры, оно нападало только на спящих животных. Однако, один вампир может высосать большое количество крови, а десятка таких хватит, чтобы убить человека.

— Сколько из них еще на свободе? — спросил Дилл.

— Шесть или семь. С помощью соли мы их быстро поймаем.

— Да. Не открывайте зоопарк, пока все не будут отловлены.

К ним подошел здоровяк с мясистым, багровым лицом.

— Какого дьявола ты тут делаешь? — сверля взглядом Дилла, потребовал он.

Это был смотритель зоопарка Саймон Моргансен.

— Просто проверяю. Есть возражения? - Кислое лицо Дилла выглядело печальнее, чем обычно.

— Да, - сказал Моргансен, — есть. Какого черта ты не занимаешься своими делами? И всюду суешь свой нос.

— Может быть, это и есть мое дело, — проворчал Дилл. — Я должен знать, что происходит вокруг.

Лицо Моргансена стало фиолетовым.

— Мистер Фарго! — завопил он. — Мистер Фарго! Подойдите сюда на минуточку, пожалуйста.

Из-за клетки появился опрятный, энергичный человек, нервный и весь натянутый, как струна. Нервно пыхтя сигаретой, он переводил взгляд то на смотрителя, то на детектива.

— Я тут. В чем дело?

Фарго был генеральным директором Скай-сити.

— В нем! — указывая на Дилла, выпалил Моргансен. — Я знал, что он припрется следить за мной. Вот почему я позвал вас! А теперь послушайте. Сбежало несколько безвредных вампиров. Я — смотритель, и это моя забота. Но наш хлопотун лезет повсюду. Повсюду!

Фарго потер лоб, словно у него заболела голова.

— Конечно... пойдемте, Дилл.

Директор пошел к двери, и детектив последовал за ним, злобно глянув на Моргансена, ухмыльнувшегося в ответ.

В лифте Фарго выдул завиток дыма.

— Я предупреждал вас насчет жалоб, — сказал он. — И речь не только о Моргансене. Вы превышаете свои полномочия, Дилл.

— Я знаю свою работу.

— Если бы вы занимались только ей! Послушайте! Если Бертрам находит на кухне испорченный персик, вы тут же оказываетесь там, чтобы исследовать его на яды. Если сбегает несколько вампиров, вы мчитесь в зоопарк. Я не могу отделаться от мысли, что вы просто создаете видимость деятельности.

— Предпочитаю быть в курсе всего...

— Я не потерплю, чтобы вы нарушали работу всего Скай-сити, — раздраженно сказал Фарго. — Я уже предупреждал вас, Дилл. Это последний раз. Если я получу хотя бы еще одну жалобу, я вас уволю.

Лицо Дилла не выразило никаких эмоций, но глаза предательски забегали.

— Понятно? — уточнил Фарго.

— Ага, - мертвым голосом сказал Дилл.

Когда лифт остановился, Фарго вышел, а детектив остался стоять на месте, жуя сигару и пытаясь подавить тесное, удушливое ощущение в животе. Разжалование...

Лифт автоматически остановился на этаже с Лабиринтом, и Дилл вышел из кабинки. В тот момент он выглядел необъяснимо старым, его обычно расправленные плечи ссутулились, а осанкой он перестал походить на дерзкого петуха.

Может быть, Фарго прав. Может быть, он, действительно, совал нос не в свои дела. Но... к черту все! Дилл всегда гордился своей работой, всегда пытался делать ее правильно. Возможно, он просто постарел...

На его плечо легла тяжелая рука, а в ушах загремел голос Рэда Венэйбла:

— Как великий сыщик чувствует себя сегодня? Не очень?

Седой ежик Дилла яростно встопорщился.

— Черта с два. Меня просто тошнит от Скай-сити. Не знаю, почему я еще тут. Я мог бы получить такую же работу в Ривьере Марсопола.

По-мальчишески красивое лицо Венэйбла искривилось в ухмылке.

— Только не ты. Скай-сити уже в твоей крови. Впрочем, я чувствую то же самое. Пробыв тут лишь пару недель, мне уже больно думать об отъезде.

Они подошли к одной из скамеек.

Все еще ворча, Венэйбл опустился на нее.

— Фу-ух, ну, и устал же я! - воскликнул он.

— Устал? На твоей-то должности? Если бы я махал дирижерской палочкой и насвистывал каллистианскую оперу, мне бы и в голову не пришло...

Дилл внезапно замолк.

Глава оркестра стряхнул пыль с безукоризненно чистой манжеты.

— Флаг тебе в руки, сыщик. Я на ногах с четырех утра по земному времени. Впервые за весь день я могу расслабиться. А уже через десять минут мне надо возвращаться и сменить Джо на дирижерском посту. Впрочем, Джо хорош. Только послушай это арпеджио!

Венэйбл наклонил голову и принялся кивать в такт музыки, доносившейся из скрытых динамиков, рассеянных по всему лабиринту.

— Если ты называешь это работой, то у тебя космическая лихорадка, — проворчал Дилл.

Венэйбл посмотрел на детектива.

— Послушай. Карьера дирижера очень короткая. Как только начинаются проблемы, все кончено. Шанс вернуться на вершину — мизерный. А знаешь, как не свалиться с нее? Работать до седьмого пота, вот как.

Гм-м.

А ты знаешь, что такое оркестровка? Мне знакомы все приемы и сложные ритмы, я знаю, как пользоваться инструментами практически со всех планет. Мой барабанщик — единственный парень с солнечной стороны Плутона, который в состоянии справиться с плутонианским тройным малым барабаном. Думаешь, легко работать, когда эта штука бренчит вся сразу? Жить в двадцать втором веке — не шутка. Пару сотен лет назад нужно было уметь обращаться только с земными инструментами. У стариков: Уайтмэна, Гудмэна и прочих все было просто. А мне нужно знать все струнные, духовые, ударные и всякие иные музыкальные инструменты, используемые от Меркурия до Плутона. Притом знать от и до! — Венэйбл вздохнул. — Сегодня состоится премьера « Стона метеора». Нужно было прослушать инструменты со всех планет, чтобы показать путь метеора из глубин космоса до самого Солнца. Они сильно отличаются друг от друга, но как еще я должен понять, звучат ли они вместе? К тому же, финальная часть там, как в «Болеро»... - Дирижер задумался. — Ну что, моя работа все еще кажется тебе легкой? А вот если бы я был на твоем месте... у тебя под рукой все достижения науки и техники. Как только происходит убийство, ты накачиваешь подозреваемых сывороткой правды...

— Разжалование! — прошептал Дилл, но Венэйбл не услышал его.

— Ты когда-нибудь слышал о конституции? - выпалил тогда детектив. — Конечно, как только найдешь подозреваемых, можешь вкалывать им скополамин, но сначала тебе нужна целая куча улик — чтобы хватило в суде. «Обоснованные доказательства и почва для законных подозрений», — процитировал Дилл. — А это не так-то просто. Кроме этого, моя работа заключается в том, чтобы предотвращать преступления в Скай-сити. Тут пытаются обосноваться аферисты всех видов! Ты бы удивился, узнав, в чем заключались преступные схемы, которые я раскрыл. Один парень сделал такую колоду карт, что масть и старшинство карт были видны для рентгеновских лучей. .. и у него была искусственная рука со встроенным рентгеном!

-Ну...

Дилл хотел, чтобы кто-нибудь смог понять его чувства.

— Современное преступление — как Лабиринт, — продолжал он, указывая на гигантский лабиринт, находящийся под прозрачным куполом, лабиринт из толстых живых изгородей высотой по плечо. — Преступники в курсе последних достижений науки. Больше не существует простых преступлений. Если человек задумал что-то незаконное, он не может позволить подозрениям указать на него. Так что... как только я замечаю что-нибудь хоть немного необычное, мне приходится проверять все возможные варианты.

— Ладно, пора возвращаться к работе, — вставая, сказал Венэйбл. — Хочешь посмотреть?

— Пожалуй, гляну, — мрачно согласился Дилл и пошел за Венэйблом ко входу в огромный Солнечный зал.

Дирижер остановился, встретившись взглядом с главным официантом, быстро подошедшим к нему.

— Привет, Рекс. Видел сегодня ганимедиан?

— Да — только что вошли две важные шишки, и еще один с Каллисто. Хотя минутку... Эти двое отменили заказанные билеты и ушли в казино. Но гани-каллистанин все еще тут.

— Дьявол, — сказал Венэйбл. — Это все портит.

— Почему? — взглянул на него Дилл.

— Ганимедиане — невропаты, знаешь ли. Они обладают повышенной чувствительностью к определенным цветам и звукам. Проблема в том, что в моей новой пьесе — «Стоне метеора» — есть отрывок, который может навредить ганимедианам. Он на две октавы выше си. От этого у них просто раскалывается голова.

— Да, я помню, — кивнул детектив. — Значит, придется сыграть что-нибудь еще?

Венэйбл покачал головой.

— Не-а. Я сделал две версии «Стона метеора» — одна из них без этого отрывка, на случай, если в зале есть ганимедиане. Она не такая хорошая, как полная версия. Но все же...

Дирижер вздохнул, кивнул Диллу и поднялся на помост под аплодисменты, часть из них передалась через усилители, установленные в прозрачных пластиковых куполах, под которыми жители различных планет обедали в искусственной атмосфере и гравитации.

Дилл повернулся к главному официанту.

— Где этот гани-каллистанин?

— Вон там. Переселенец в третьем поколении. Его семья много десятилетий живет на Каллисто, — они болотные фермеры. Его имя — Хек Даддаби. Выиграл какое-то соревнование и в качестве награды получил путевку в Скай-сити. Кажется, он в полном восторге, да?

Это было правдой. Низенький ганимедианин с добрым лицом, висящими, как у спаниеля, ушами и носом, похожим на пуговицу, расположившимся над маленьким, печальным надутым ртом, казалось, пребывал в полнейшем восхищении. Всю свою жизнь, он, возможно, жил в нищете — а теперь это! Скай-сити! Его толстое тело довольно дрожало. Все ганимедиане толстеют, когда покидают родной мир.

Дилл вышел из зала. Он чувствовал себя уставшим и опустошенным. Обычно, в это время он совершал рутинный обход, но сегодня, вспомнив разговор с Томом Фарго, не решился. Хлопотун, сующий нос не в свои дела.

Ну, его присутствие в Казино, в любом случае было оправдано. Жуя сигару, Дилл бродил между игровыми столами с кислым и мрачным видом. Сегодня шулеров не наблюдалось. Час назад он получил два сообщения, которые раньше бы означали незамедлительное расследование — но сейчас детектив счел их мелкими недоразумениями. Прохудившийся кислородный шланг и венерианин с острым приступом ринита... Если бы Дилл стал все проверять, то опять вмешался бы в чужие дела.

Потом пришло третье сообщение. Зубы Дилла вцепились в сигарету сильнее прежнего. Он шепотом выругался, сердито посмотрел на работника, принесшего записку, и услышал, как в голове зазвенел тревожный звоночек. Этот звук всегда означал опасность. Дилл верил своему чутью.

— В лазарете, да?

— Все верно, сэр.

Лазарет находился под управлением сторонника строгой дисциплины, горячо возмущающегося в ответ на всяческие вмешательства в его деятельность. Ну и что? Дилл отлично знал, что доктор Амос Галлагер воспротивится вторжению детектива.

— Вот черт! — воскликнул Дилл и, чуть ли не оттолкнув работника, побежал к ближайшему лифту.

В палате реанимации лежали двое ганимедиан, осунувшиеся и без сознания. Дилл внимательно посмотрел на них и узнал Ваггу ден Зони и Барона та Нор’фала, совладельцев «Эйрфлэйкс», известной ганимедианской продовольственной компании. Ден Зони походил на дьявола, согласно концепции Доре[2], не считая ушей спаниеля и очков без оправы. Его тонкие губы постоянно подергивались — синдром неврастеника. Кольца с драгоценными камнями покрывали его щупальцевидные пальцы.

У Барона та Нор’фала была густая борода, состоящая из разноцветных полосок, и он носил простую черную форму, которую в данный момент снимали с него интерны. Единственное, что осталось на его теле, - огромная тиара с бриллиантами.

Доктор Галлагер, большой белолицый человек с холодными глазами, протопал вперед.

— Опять ты, Дилл? Фарго же пообещал, что ты не будешь совать нос в мою вотчину!

— Простая проверка, — сдерживая гнев, ответил Дилл. — У вас все в порядке?

— Да! - взорвался Галлагер. — Я и сам могу со всем разобраться! Тут все проще некуда — вырвавшиеся на свободу вампиры забрались в номер ганимедиан и укусили этих двоих. Переливание все исправит. Узнал, что хотел? А теперь выметайся!

— Прошу прощения, - сказал Дилл. — Думаю, я останусь еще ненадолго.

Галлагер стал фиолетовым, как свекла.

— Раз так, — тихо сказал он, — я обо всем расскажу Фарго. — Закончив угрожать, он повернулся к интерну. — Покажи мне их карты.

— Да, доктор. Вагга ден Зони — группа крови Х-4. Барон та Нор’фал - группа D.

Галлагер закусил толстую губу.

— Х-4? Где мы достанем Х-4? Одна из редчайших групп во всей Системе. Группы D для Нор’фала у нас полно, но Х-4 свертывается в любой среде.

Интер выглядел обеспокоенным.

— Мне сходить за группой D?

— Да. Для Нор’фала. Начинай переливание. Кажется, второму нам придется влить вместе с плазмой крови соляной раствор.

Дилл отошел в угол, а его проницательные глаза продолжали наблюдения. Он смутно чувствовал, что что-то не так — но что именно, понять не мог. Разумеется, это означало конец его карьеры, предупреждение Фарго было весьма ясным. Если Дилл снова вмешается... Но любой человек должен выполнять свою работу, причем как можно лучше. Такое происшествие, незначительное на первый взгляд, требует расследования. Это была теория Дилла. Даже если он ошибся в этот раз, принцип сохраняется.

Ему придется остаться и наблюдать - пусть это и приведет к разжалованию.

Доктор Галлагер выкрикнул что-то нечленораздельное.

— Тот другой ганимедианин... каллистианский иммигрант! Разве у него не Х-4?

— Да, сэр! — взмахнув другой картой, сказал интерн. — У него именно такая! Мне сходить...

— Приведи его! Убедись, что он согласен на переливание. Вот это удача! Он определенно единственный, не считая ден Зони, у кого в Скай-сити группа крови Х-4.

Дилл выхватил карту у бежавшего интерна и краем глаза заметил сердитый взгляд Галлагера. Но доктор был слишком занят, чтобы возмущаться. Дилл просмотрел отчет. Хек Даддаби, потомок болотных фермеров, обладал отличным здоровьем. Медицинская карта, составляемая на всех посетителей Скай-сити, ясно показывала это.

Вскоре прибыл Хек Даддаби, похожий на спаниеля еще больше обычного. Он говорил тихо и часто проглатывал буквы.

— Я что-то сделал не так, господа? — поинтересовался он. — Боюсь, я об’ечен попадать в неп’иятности. С нашей семьей всегда так было. Моему деду п’ишлось оставить Ганимед, чтобы спасти свою жизнь, и с тех пор нас п’еследуют неудачи. Из огня да в полымя, как вы гово’ите. Я улечу сию же секунду, я и не должен был п’и- летать. Я всего лишь бедный болотный фелмел... Постойте, - сказал Галлагер. — Мы хотим попросить вас об одолжении, мистер Даддаби. Мистел? - Глаза существа заблестели. - Вы назвали меня ми- сте’ом? Ох, вы слишком доб’ы ко мне.

Галлагер объяснил ситуацию, и от изумления у Хека Даддаби открылся рот. Он повернулся, чтобы взглянуть на операционные столы, где лежали неподвижные фигуры.

— Барон та Нор’фал и Вагга ден Зони? Я бы отдал им и свое се’дце!

— Это ваши друзья?

— Послушайте, — возбужденно сказал Хек Даддаби. — Я бедный болотный фелмел. Я лаботаю с ут’а до ночи. Как-то ’аз «Эй’флэйкс» о’ганизовала конку’с! Посылаете шесть этикеток и эссе. Я так и сделал. И выиг’ал. Я выиг’ал восьмой п’из — оплаченную путевку в Скай-сити. Тут п’осто чудесно! И посмотрите на этих двоих... — Он указал на лежащих без сознания ганимедиан. — Они владеют компанией «Эй’флэйкс».

Дилл нахмурился, а Галлагер и интерны занялись работой. Потом детектив пристал к одному из практикантов.

— Сколько времени это займет?

— Немного. Мы используем последние достижения науки. Стимулирующие лучи. Все трое этих парней будут в сознании уже через час. Во время переливания мы закачиваем в кровоток гормоны.

Интерн убежал, когда Галлагер прикрикнул на него. Дилл повернулся к двери и остановился, когда доктор выпалил ему в спину:

— Я прослежу, чтобы Фарго узнал о том, что ты опять совал нос в мои дела...

— Ага, — сказал Дилл и ушел.

У него появилась идея.

Оказавшись в своей квартире, он включил телерадио. Чтобы настроить его на нужную волну, ушло некоторое время, но, наконец, Дилл приступил к прослушиванию.

— Обзор новостей с Ганимеда. Война между Матомой и Южным Герном все еще в разгаре, обе армии роботов пребывают в полной боевой готовности. Майор Танн оф Орлуз слег с инфарктом и находится при смерти. Красная чума свирепствует к югу от полюса, уничтожая диких люпинов, животных, похожих на земных кроликов. К счастью чума уже не смертельна для ганимедиан из-за естественного иммунитета, приобретенного двумя последними поколениями. Корабль развлечений «Белое небо» был конфискован властями. Это любовное гнездышко совершило набег...

Дилл прикусил сигару. Наконец, он послал сообщение на Каллисто, отметив его «СQD», что означало наивысшую срочность, и написал его большими буквами и курсивом. Сообщение, отправленные полиции с маркировкой «СQD», являются вторыми по важности, после сообщений Космического Патруля.

Зазвонил аудиофон.

— Мистер Фарго вызывает мистера Дилла. Мистер Фарго вызывает...

Дилл не ответил. Он и так знал, что нужно Фарго! А у него пока не было достаточно улик, чтобы дать обоснование необходимости скополаминового теста.

Не то, чтобы это было нужно. Зная психологию ганимедиан так хорошо, как он, Дилл понял, что ганимедианский преступник, вероятно, сломается и во всем сознается, если его ткнуть носом в неопровержимые улики. К несчастью, после этого часто наступает маниакально-депрессивный припадок, и ганимедианин может впасть в неистовство.

Дилл нащупал на бедре пистолет, скрытый под хорошо сидящим, элегантным, темно-синим пальто.

Но нельзя позволить Фарго вмешиваться — пока нельзя. Это разрушит все планы детектива.

К этому времени Дилл убедился, что в Скай-сити было совершено преступление, и, чтобы это доказать, ему не хватало только одного. Через полчаса он раздобыл эту улику. Зажужжало телерадио. Дилл подскочил к нему.

— Да? Что они сказали? Патология? Умер от последствий? Отлично! Спасибо службе «СQD».

Он повернулся к аудиофону.

— Это Дилл... Текс Дилл. Где ганимедиане, которым только что перелили кровь?

— Они в Лабиринте, сэр. Мистер Фарго хочет поговорить с вами.

— Я свяжусь с ним позже, — отрезал Дилл и побежал к двери.

Лифт, поднимающий по уровням Скай-сити, двигался слишком медленно для детектива. Когда открылась дверь, Дилл пулей вылетел оттуда, чуть не сбил с ног какого-то гостя города и направился к Лабиринту.

У входа он остановился, пытаясь обнаружить ганимедиан. Хотя живые изгороди были всего лишь по плечо высотой, ни Нор’фала ни ден Зони видно не было. Они, наверное, сидели на одной из скамеек. Тихая музыка, доносящаяся из Солнечного зала, показалась Диллу неуместной.

Кто-то грубо схватил его за руку.

— Дилл! Вот ты где, черт возьми.

Это был Фарго, его узкое лицо покраснело. Дилл попытался вырваться.

— Не сейчас, мистер Фарго. Я наткнулся на кое-что важное. Я...

Хватка управляющего усилилась.

— Это может подождать. Доктор Галлагер сказал, ты приходил в госпиталь и приказывал, что ему делать. Я гонялся за тобой по всему Скай-сити. Что ты задумал?

Дилл пожевал сигару.

— Расскажу позже. Дайте мне пять минут...

Губы Фарго искривились.

— Если у тебя что-то есть, выкладывай прямо сейчас. Я уже устал от твоих «расследований». Жалоба доктора Галлагера была последней каплей. Ты разжалован, Дилл. Извини, но это твоя вина.

Детектив напрягся, над скулами выступили два красных пятна.

— Хорошо, — сказал он через секунду. — Я разжалован. А теперь отпустите меня. Меня ждет работа.

— Ты освобожден от службы. Кажется, ты совсем спятил!

— Да, ради Христа, послушайте! — закричал Дилл. — По Лабиринту бродит ганимедианин, одержимый мыслью об убийстве, и он уже пытался совершить преступление! Я хочу поймать его до того, как он натворит что-нибудь еще. Вы же знаете, как эмоционально нестабильны ганимедиане. Он может слететь с катушек!

Фарго уставился на детектива.

— Что?

— Сегодня вечером из зоопарка были похищены шесть вампиров, — с яростным терпением продолжал Дилл. — Фотоэлектрические пластины не засекли ни одного объекта такого размера, и я предположил, что кто-то вынес созданий с собой. Думаю, под пальто или в специально сделанной для этого клетке. Вот почему ден Зони и Барон та Нор’фала укусили, — вампиров выпустили в номере ганимедиан!

—О чем, черт побери, ты говоришь? — потребовал Фарго.

—Об убийстве, — прорычал Дилл. — У меня есть улики. Я отправил на Каллисто «СQD» запрос и узнал, кто убийца. Так что...

Стена рядом с ними яростно затряслась. Раздался резкий, пронзительный крик и бешеный вой. Из-за стены вырвалась голубая вспышка аннигиляционного луча и, описав дугу, погасла. Застучали шаги. Лицо Дилла побелело.

— Святой Юпитер! — прошептал он. — Они услышали нас! Они были с другой стороны стены!

Детектив рванулся влево, ошарашенный Фарго сразу за ним, и они как раз успели обогнуть лиственный парапет, чтобы увидеть убегающих ганимедиан: Ваггу ден Зони и Барона та Нор’фала.

В тусклом свете было трудно отличить их друг от друга, и понять, кто за кем бежал. Но вторая фигура, наспех прицелившись, выстрелила голубым лучом, и убегающие ганимедиане сразу же скрылись за углом.

Земля обетованная

Преступники исчезли в Лабиринте. Дилл пробежал вперед и пригнулся, чтобы увернуться от выстрела. Он вытащил пистолет, но тут же затормозил.

— В Лабиринте куча народу, — сказал он. - Я не смею...

Фарго побледнел.

Он пытался убить... Дилл, нам надо их остановить!

Сигара Дилла превратилась в лохмотья.

— Зачем вы только заставили меня все рассказать? — быстро проговорил детектив. — Они услышали меня, поняли, что я все знаю, и впали в безумие! В этом все ганимедиане. Чокнутые невропаты... Теперь они прижимаются к земле — держатся ниже стен. Играют в жмурки. С аннигиляционным лучом!

— Все выходы из Лабиринта находятся на террасах наверху, — заметил Фарго. — Они не выберутся, оставшись незамеченными.

Оба человека принялись осматривать живую изгородь. Признаков движения не было видно. Но где-то там находился убийца, выслеживающий свою добычу — и безобидные, ничего не подозревающие гости Скай-сити, разбросанные по всему Лабиринту.

— Пойдем за ними, — взвыл Фарго. — Нам больше ничего не остается.

— Если убийца увидит нас, то сожжет своим лучом, — заметил Дилл. — В таком состоянии он может впасть в бешенство, словно дикий кабан, и сравнять с землей хоть весь Лабиринт, чтобы добраться до цели. Мы не можем так рисковать.

— Но мы должны что-то сделать!

Повисло молчание, нарушаемое только музыкой Рэда Венэйбла, разносящейся через сотню динамиков.

Я знаю! — воскликнул Дилл и развернулся.

Он умчался в Солнечный зал, быстро и грубо переговорил с Венэйблом, а затем вернулся. Фарго посмотрел на него с вопросительным беспокойством.

— Ну?

— Ждите. Готовьтесь.

Музыка прекратилась. И зазвучала снова, на этот раз уже немного по-другому. И, внезапно, из глубин Лабиринта раздался пронзительный вой, полный муки.

Затем еще один, даже громче, чем прежде.

Дилл расслабился.

— Сработало, — сказал он. — Идемте!

— Но...

Детектив уже тащил управляющего через живые изгороди.

— Я сказал Венэйблу, чтобы он сыграл отрывок из «Стона метеора». Он повторяет его снова и снова. Вечером он сказал мне, что вырежет его, поскольку в зале присутствовали ганимедиане. Этот отрывок на две октавы выше си, от чего ганимедиан охватывает жутчайшая нервозность. Можно не торопиться. Только послушайте эти вопли!

Они увидели Ваггу ден Зони, очки его исчезли, руки зажимали уши, а лицо искривилось от боли. Дилл протащил Фарго мимо воющего ганимедианина.

— Не будем тратить на него время. Нам нужен Барон.

Они нашли Барона через минуту или около того, сидящего посреди дорожки, пытающегося заткнуть уши и дергающегося, как рыба, выброшенная на берег. Он жалобно вопил. Увидев землян, он сделал отчаянную попытку схватить излучатель, лежащий рядом с ним, но Дилл подскочил и ногой отшвырнул оружие в сторону. Затем заковал тощие запястья ганимедианина в наручники.

— Ладно, — сказал он. — Теперь можно сказать Рэду, чтобы он сменил мелодию.

Фарго кивнул и убежал.

Через минуту музыка изменилась, превратившись в сонный вальс. Крики ганимедиан стихли. Фарго вернулся вместе с Ваггой ден Зони.

— Он пытался меня убить! — задыхаясь, воскликнул последний. — Он... он...

— Конечно, — успокаивающе сказал Дилл. — Но теперь все позади. Мы закроем Барона в камере и будем накачивать его скополамином, пока он не признается. Вам лучше прилечь, мистер ден Зони. И примите успокоительное.

Пошатываясь, ганимедианин ушел, поддерживаемый спешно вызванным работником Лабиринта, в то время как второй работник уводил Барона та Нор’фала, выкрикивающего страшные и загадочные ругательства на своем языке.

Фарго опустился на скамейку и дрожащими пальцами зажег сигарету.

— Все кончено, — спокойно сказал Дилл. — Никаких происшествий, никаких несчастных случаев. Но я чуть не опоздал.

Фарго благодарно вдохнул дым в легкие.

— Я... да. Что это было? Вот. Сядь и все расскажи!

Детектив подчинился.

— Я уже рассказал, как вампиры попали в номер ганимедиан. Так вот, Барон хотел, чтобы стало необходимым переливание крови. Для ден Зони, по крайней мере. Он позволил вампирам напасть и на себя, чтобы снять с себя подозрения.

— Переливание?

— У Вагги ден Зони редкая группа крови, - Х-4, — ни одна больница не может хранить ее дольше пары часов. Барон все спланировал заранее. Они с ден Зони владеют компанией «Эйрфлэйкс», как вы знаете. Когда они устроили конкурс, та Нор’фал проверил всех и нашел того, у кого такая же группа крови... и кое-что еще. Барон все устроил так, чтобы путевку на Скай-сити выиграл молодой каллистианский болотный фермер Хек Даддаби. И убедился, что они с ден Зони окажутся тут в одно и то же время. Зачем? Чтобы ден Зони перелили кровь Даддаби.

— Но ведь Даддаби совершенно здоров, — возразил Фарго. — Доктор Фарго проверил это перед тем, как начать переливание.

— Красная чума, — сказал Дилл. — Вот ответ. Хуже, чем старая черная чума на Земле. Еще три поколения назад красная чума периодически сметала население Ганимеда. Она травила ганимедиан, как хлор комаров. Потом раса обрела естественный иммунитет, и после этого чума убила лишь несколько существ. Но дед Хека Даддаби покинул Ганимед, чтобы сбежать от красной чумы. Он переехал на Каллисто, где вирус не может существовать. Вот что я уточнял по космическому телеграфу.

Фарго начал понимать.

— Хочешь сказать...

— Кровь Даддаби имеет наследственную уязвимость, и Барон приложил все усилия, чтобы выяснить это. Находясь на Каллисто, вдали от вируса, семья Даддаби не получила иммунитет против чумы. И если бы Даддаби вернулся на Ганимед и подхватил бы вирус, то умер бы через пару часов. Дважды два равно четыре. Барон планировал накачать Ваггу ден Зони кровью Даддаби, у которой нет иммунитета к чуме, свирепствующей на Ганимеде прямо сейчас. Теперь она убивает только животных, но, попади туда ден Зони, долго он бы не протянул. Но, узнав ответ, мы можем дать ден Зони противоядие, которое обеспечит ему искусственный иммунитет. Через неделю он уже будет готов вернуться на родину.

— Чертовы кометы! — воскликнул Фарго. — Вот дьявол! Но... зачем Барону это нужно? У него же должен быть какой-то мотив.

— Это я тоже выяснил. Вагга ден Зони настаивал на том, чтобы большая часть прибыли возвращалась в компанию, а у него пятьдесят один процент акций. Мотивом была обычная жадность. Как всегда. — Дилл выбросил сигару. — Так что все сходится. Прошу прощения, что мне пришлось засунуть нос в зоопарк и больницу, но... иначе я не мог. — Он пожал плечами. — Я улетаю на Землю со следующим рейсом.

— Что? — Фарго подпрыгнул.

Прежде чем Дилл успел ответить, у живой изгороди появилось двое: смотритель зоопарка Моргансен и доктор Галлагер. Увидев детектива, их глаза победно засверкали.

— Вижу, вы нашли его, мистер Фарго, — ухмыльнулся Галлагер.

— Мы не собираемся быть с Диллом слишком суровыми, — сказал Моргансен. — В конце концов, он уже весьма старый. Но, думаю, извинение...

— Извинение, — тихо сказал Фарго. — Хорошая мысль. Да, думаю, извинение необходимо.

На лице доктора Галлагера появилась ухмылка. Но она тут же исчезла, когда Фарго продолжал:

— Ты знаешь свое дело лучше всех, Дилл. Если оно приводит тебя в больницу, зоопарк или мой кабинет, все нормально — с этого момента у тебя карт бланш. Жаль, что я не понял этого раньше. В любом случае — приношу извинения!

— Но... но... но... — забормотал покрасневший Моргансен.

Доктор Галлагер попятился.

— Что? Что вы сказали?

— Мне нужно составить отчет, — улыбнулся Фарго. — Увидимся позже, Дилл. Я уверен, что Моргансен и Галлагер хотят вам что-то сказать, так что я пойду.

— Вы ожидаете, что я... извинюсь перед... этим...

— Делайте, как считаете нужным, — бросил Фарго через плечо. — Вам решать, хотите ли вы тут дальше работать или нет.

Он исчез. Дилл нашел новую сигару, сунул ее в рот и стал ждать.

Галлагер обменялся с Моргансеном долгим, озадаченным взглядом. Затем, словно слова вызывали невыносимую боль, он гневно посмотрел на Дилла и пробормотал нечто, похожее на извинение. Моргансен повторил за ним.

И оба, готовые взорваться, развернулись и зашагали прочь из Лабиринта. Дилл усмехнулся.

— Ох, какой же вы замечательный, мистер Дилл, — раздался позади него чей-то голос. Я все слышала.

Он обернулся. Это оказалась симпатичная рыжая девушка, с которой он разговаривал, когда получил сообщение из зоопарка.

В ее улыбке светилось поклонению герою.

— Я ждала, — сказала она. — Вы обещали вернуться. Не могу даже представить, что значит работать тут детективом!

Дилл уселся на скамейку рядом с ней.

— Гм-м... — проворчал он с кислым лицом.— А вы чем занимаетесь?

Я школьная учительница. В отпуске.

Да? — яростно прикусив сигару, спросил Текс Дилл. — Да, ваша работа гораздо проще. Я бы сию же минуту поменялся с вами. Я сейчас...

И он ушел!


ПОЗЖЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ {1} | Земля обетованная | МЕШОК-КУСАКА {3}







Loading...