home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Второе рождение

Силы убывали вместе с воздухом в склепе.

Соколов подумал: «Если сейчас из плена не вырваться, то это станет концом. И мальчишку не увижу, которого Мари родит. Отца моя смерть убьет. А сколько радости будет всем этим Ульяновым-Лениным, Апфельбаумам-Зиновьевым, Брешко-Брешковским и прочим Троцким! Но нет, господа шакалы, вашей гнусной своре ни великой России, ни графа Соколова не одолеть!»

Он перекрестился:

— Помоги, Мать Царица Небесная! — и решительно полез по лесенке. В груди вдруг проснулась уверенность: он всех вызволит из могильного плена!

Товарищи по беде неотрывно следили за Соколовым, застыли, даже дышать перестали.

Тот поднялся как можно выше, уперся в люк затылком, плечами, руками. Испытывая прилив небывалой, нечеловеческой мощи, присел и нажал на люк.

Металлическая лестница опасно заскрипела, прогнулась под его ногами.

Павловский истошно крикнул:

— Костыли из стены лезут! Лестница падает!

Смотритель завыл, повалился на пол.

Аглая, забыв про страх, бросилась к лестнице, словно пытаясь хрупкими руками удержать ее.

И вдруг крышка пошла вверх, отвалив гробовой камень. Мгновение — и Соколов, возвысившись над люком, полной грудью втянул свежий морозный воздух.

Второй вылезла Аглая, затем смотритель.

Когда подымался грузный Павловский, лестница с жутким грохотом обрушилась на вековые камни. Снизу послышался сдавленный стон:

— Ой, ногу придавил!

Соколов все же вытянул за руки медика, поставил на ноги: он был вполне невредим и мог самостоятельно передвигаться.

Сыщик произнес:

— Со вторым рождением! Постарайтесь грешить меньше, добра делать больше. — Обратился к смотрителю: — Раб Божий, проводи нас с этой девицей в свою каморку, согрей чаю. Примешь рюмку-другую для храбрости и с доктором Павловским опять спустишься в склеп и поможешь сделать то дело, ради которого мы явились к тебе.

— А как же мы спустимся? Лесенка того…

— Учить надо? Стремянку притащишь. А то и так спущу — за уши, как зайца.

У гения сыска настроение было самым прекрасным. Только очень хотелось есть.


Насильственная смерть | Русская сила графа Соколова | Неясность







Loading...