home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Странные записи

На другое утро Соколов делал обычную гимнастику: посадив на плечи горничную Анюту, приседал. Зазвонил телефон.

Соколов услыхал голос доктора Павловского:

— В организме покойного обнаружена смертельная лоза мышьяка.

Едва повесил трубку, как позвонил Кошко:

— Павловский рассказал мне эту жуткую историю. За всю мою богатую практику подобных происшествий не случалось.

— Жаль, что тебя, Аркадий Францевич, с нами не было — обогатился бы свежими впечатлениями.

— За помощь в расследовании прими мою благодарность. Увы, Калугина пока не поймали.

— Обыск дал что-нибудь?

— Помощники мои тщательно осмотрели комнату на Пятницкой, где последнее время жил убийца. Ничего интересного! Когда он сумел улизнуть от нас из «Волги», то, как показали тамошний дворник и соседи, он на несколько минут заскочил к себе домой. Облив керосином, сжег в печке какие-то бумаги. Мы нашли лишь пепел. Забрал, видимо, деньги, ценности и скрылся.

Соколов с иронией сказал:

— Не столько скрылся, сколько побежал к Аглае, чтобы завлечь ее в склеп.

— Задним умом все крепки!

— Допросили сослуживцев Калугина?

— Да, все дружно утверждают: Калугин был скрытный, молчаливый человек. Читал приключения Ната Пинкертона, но помнил наизусть Надсона, Волошина и других поэтов. Порой у него водились большие деньги, происхождение которых никто объяснить не может. Тогда он любил устраивать загул, на который приглашал сослуживцев и проституток. Над проститутками любил издеваться, почти всегда избивал их, но каждый раз откупался от скандала деньгами. Как официант был крайне вежлив с посетителями, особенно угодлив с офицерами, предупреждал их любые желания. — Перешел на укоризненный тон. — Мог бы полезное поведать лакей Красноглазое, которого ты в пол головой воткнул, да он пока в лечебнице Эрлангера, в сознание пришел, но совсем слаб, языком едва шевелит — сильное сотрясение мозга. Но сослуживцы показывают, что особой дружбы между ним и Калугиным не было. Сообщил ему о приходе полиции так, по товариществу.

— Поделом ему досталось! Если бы этот Красноглазов не предупредил Калугина, то преступник был бы уже у нас в руках.

— Согласен! Но есть еще и закон Российской империи, запрещающий без необходимости применять к гражданам насилие.

Соколов спорить не стал, лишь вздохнул и спросил:

— Служебный шкаф Калугина, в который он вещи складывал, проверили?

— В шкафчике, что в ресторации, тоже пшик. Правда, в сменных брюках лежала бумажка с какой-то абракадаброй. Да только она делу не поможет. Бессмысленный набор букв.

Соколов сразу встрепенулся:

— Бессмысленный? Уверен?

Кошко рассмеялся:

— В военную разведку, что ль, отдавать? Не шпион же этот лакей?

— Шпионами лакеи бывают часто. Не реже, чем продажные женщины. Вспомни, сколько у тебя полезных осведомителей среди этой братии? То-то! А «Волга» для шпионов место заманчивое. Сюда постоянно военные офицеры заходят, частые гости — служащие губернского правления, казенной и судебной палат, окружного суда.

— Но не подозревать же Калугина в сборе шпионских сведений в пользу иностранного государства?

— А почему нет? Я вообще во всей империи только о двоих могу сказать с твердой уверенностью: они не шпионы!

Кошко иронично усмехнулся:

— Интересно, кто счастливцы? Ты и я?

— Нет, государь и я.

— Приезжай, Аполлинарий Николаевич, в сыск.

— Хорошо, теперь и поскачу, посмотрю бессмысленную бумажку. И мы подумаем, что делать дальше.

…Соколов легко, молодыми шагами сбежал по лестнице.

Когда проезжал мимо букинистической лавки на Моховой, страсть к книжным редкостям взяла свое. Сыщик решил на мгновение заглянуть в это царство древних раритетов.

Антикварий Фадеев был счастлив:

— Любимому покупателю — нижайшее почтение! Вот редкость — «Избавление из темницы»…


Страшная история | Русская сила графа Соколова | Шифровка







Loading...