home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Пиковая дама

Шаляпин был очень азартным человеком. Проигрывать он не любил. Спросил:

— Вы, граф, в карты играете?

— Если жизнь заставит, сыграю, почему бы и нет.

Шаляпин загорелся:

— Прекрасно, будем играть. Эй, человек, притащи нам игральные карты.

— Слушаюсь!

Через минуту на подносе несколько запечатанных колод были доставлены. Шаляпин разорвал облатку.

— В шестьдесят шесть?

Соколов отшутился:

— Хоть в семь сорок.

— По крупной?

— Как желаете, Федор Иванович! Только позвольте с колодой малость руки размять, а вам дать повод для размышлений.

— То есть?

— Вам какие карты сдать?

Шаляпин удивился:

— Что значит — какие? Какие придут.

Соколов хитро улыбнулся:

— Но наша фирма любезно выполняет любые пожелания клиента. Четыре короля вам душу согреют?

Он начал тасовать.

Шаляпин с любопытством следил за руками сыщика.

— Сначала я сниму! Положите колоду на стол.

— Вот это правильно. Всегда требуйте, чтоб игрок клал после тасовки колоду на стол. — Шутливо понизил голос. — Только вам, маэстро, сие никак не поможет.

— Это мы посмотрим! — Шаляпин тщательно разложил колоду на три стопки.

Соколов сложил их и стал раздавать. У певца глаза полезли на лоб.

— Ка-ак?! И впрямь четыре короля.

Соколов изобразил удивление:

— Вот как? Надо же, какое забавное совпадение. Может, еще раз испытаем фортуну? Желаете четырех дам? Ну, если очень хочется, можно даже пять.

— Не верю! — Шаляпин оторопело взирал на сыщика. — Это невозможно.

Соколов снова тщательно тасовал колоду.

— Вы не правы, Федор Иванович! Как говорит великий Горький, человек — это звучит гордо. А я добавлю — в человека надо верить. В его неограниченные возможности.

Горький усмехнулся и с еще большим интересом следил за действием, буркнув:

— Очень любопытно!

Сыщик вновь положил колоду на стол:

— Прошу, снимайте согласно собственному вкусу!

Шаляпин разделил карты на три кучки и сложил в одну.

Соколов, улыбаясь, продолжал:

— Следите за мной внимательней! Как говорят знатоки — ловкость рук и никакого мошенничества.

Певец и Горький уже ни на миг не отрывали взгляда от рук сыщика, Джунковский иронично улыбался. Ему уже были известны неограниченные возможности приятеля.

Соколов засучил рукав. Он демонстрировал полную открытость. С изяществом истинного артиста он раздал карты. Шаляпин раскрыл их и аж подпрыгнул от восторга:

— О, пять дам! Откуда две пиковые взялись?

Соколов невозмутимо отвечал:

— А вы хотели бубновые? И это можно… Глядите за моими руками внимательней!

Горький оторопело уставился на сыщика:

— Это невероятно, просто цирковой фокус! Ведь вы, граф, можете большой капитал с такими способностями заработать.

Соколов принял скромный вид:

— Предпочитаю зарабатывать другими способами!

Шаляпин поднял руки:

— Признаться, я люблю играть, не из-за денег, конечно, — ради азарта и победы. Только с вами, граф, играть не сяду.

Соколов соболезнующе воззрился на певца:

— Что такое, Федор Иванович? Никак я вас обидел? Шаляпин уклончиво отвечал:

— Расхотелось, и все тут. Во всяком случае, в старости вам, Аполлинарий Николаевич, скучно не будет — карты прекрасное развлечение.

Джунковский вздохнул:

— В старости, говорите? Если нам удастся дожить до нее… Время настает бурное.

Соколов поправил:

— Уже настало! — Повернулся к Шаляпину: — Еще один атлетический трюк хотите?

— С удовольствием!

Соколов забрал у лакея большой поднос, поставил его на ладонь, присел:

— Располагайтесь, Федор Иванович!

— Ну что вы еще удумали! — заворчал певец, однако уселся на поднос, левой рукой придерживаясь за голову сыщика.

— Тут главное — баланс держать, — подсказал Соколов, — а я, будьте уверены, не подкачаю.

В зале все поднялись, кругом сбились возле места атлетического представления.

Шаляпин был громадным и тяжелым. Соколов натужился. Ноги, привычные к высоким нагрузкам, стали разгибаться, рука пошла вверх: через несколько мгновений Шаляпин возвышался над залом. Соколов держал его уверенно, улыбался, а зал бурно аплодировал.


Азарт | Русская сила графа Соколова | Великий мечтатель







Loading...