home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Тур вальса

Соколов всегда соблюдал правило: едва войдя в зал, сразу же танцевать.

Оркестр заиграл вальс Штрауса «Дунайские волны», столь популярный в том сезоне.

Опытным взглядом граф выхватил из толпы стройную девушку лет шестнадцати.

Она стояла, опираясь на колонну, опустив тонкие руки, с мерно подымающейся, еще не полностью оформившейся грудью. На девочке было розовое платье, а на в меру оголенных плечах висела скромная нитка жемчуга.

Рядом в кресле сидела ее мать, княгиня Степанова-Белозерская.

Девушка с робостью глядела перед собой блестящими глазами-смородинками. Весь ее облик говорил: «Вот я первый раз приехала на бал. И попала словно в темный лес — одинокая, никому не нужная. Верно, я так и простою весь вечер у стены и никто не обратит на меня внимания. Никто не подойдет ко мне, и никто не узнает, как я ловко танцую. Господи, как я несчастна!»

Соколов подлетел к старой княгине, поклонился ей.

Та, покраснев от удовольствия, указала на девочку:

— Граф, разрешите вас познакомить с моею дочерью, Ольгой Викторовной…

— Очень польщен, сударыня! Если вы позволите, я приглашу Ольгу Викторовну…

Оркестр заиграл ритурнель. Соколов поклонился девушке:

— Позволите, сударыня, пригласить вас на тур вальса?

И хотя смутившаяся от радости девочка не успела ответить, граф протянул руку в белой перчатке, которую с трудом натянул на бинт, подхватил Ольгу за талию, закружил в вихре вальса.

Прелестное лицо девочки стало еще красивей и осветилось счастливой, благодарной улыбкой.

Потом танцевали кадриль и, уж совсем забывая о строгом этикете, третий танец подряд — падекатр.

Как толстовский князь Андрей, Соколов был лучшим танцором своего времени. И Ольга танцевала превосходно. Весь громадный зал словно замер, наблюдая эту прекрасную пару. И когда замолк последний аккорд, небывалое дело — все им аплодировали.

Ольга, сияя восторгом счастья, посмотрела на графа и вдруг с непосредственностью взрослого ребенка призналась:

— А я сегодня из-за вас плакала…

— Чем я вас обидел? — удивился граф.

— Все говорили, что вы… что вы погибли! Что волки напали…

Соколов повел Ольгу на ее место, наклонился и притворно строгим голосом произнес:

— Обещайте, что другой раз вы не поверите такой выдумке?

— Обещаю! — с охотой произнесла Ольга.

Соколов наклонился к уху девушки и внушительно произнес:

— Я открою вам, Ольга Викторовна, большую тайну. Аполлинарий Соколов никогда не погибнет, ни-ког-да! — сказал он внушительно и с расстановкой. — Так что не верьте наветам…

Глаза девушки сияли любовью. Она прошептала:

— Я верю только вам, Аполлинарий Николаевич!

Он подозвал лакея, принял с подноса шампанское и протянул бокалы старой княгине и Ольге:

— Выпьем за недавно наступивший новый, 1914 год!

Они еще не подозревали о тех страшных бедах, которые 1914-й несет и всей Европе, и особенно России.


* * * | Русская сила графа Соколова | Жених Юсупов







Loading...