home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

Эхо Севера

Встав за ширмой, которая появилась сразу же, стоило только попросить, я надела новое платье – невесомое, серебристо-голубое, словно облако, с атласными лентами на манжетах и украшенное на талии сплошным поясом вышитых серебряной нитью птиц с широко раскинутыми крыльями.

После этого я позавтракала ореховыми хлебцами с вареньем из груш и пряной апельсиновой цедры, и волк сказал мне:

– А теперь пойдем. Буду знакомить тебя с домом. Обойдем столько, сколько сможем за один день, – он остановился возле двери и добавил, бросив взгляд на туалетный столик, на котором лежал плетеный синий ремешок с синим кожаным мешочком. – Захвати свои инструменты, они нам могут понадобиться.

Я надела ремешок и вслед за волком вышла в коридор.

– Постарайся представить себе дом в виде лоскутного одеяла из комнат, – сказал волк, пока мы шли по коридору. – Эти комнаты-лоскуты связаны друг с другом двумя способами. Первый вид связки служит для того, чтобы удерживать содержимое комнаты внутри нее. Такую связку мы с тобой сделали вчера. Второй вид – связки, которые удерживают сами комнаты и не дают им оторваться от дома. Они редко выходят из строя, но тоже могут ослабеть. Поэтому их следует проверять время от времени.

Пройдя по коридору с каменными стенами, украшенными сверкающими сапфирами, мы подошли к двери, которую я связала вчера. За дверью потрескивало пламя, но срощенный мною алый шнур держался крепко и нисколечко не ослаб. Волк удовлетворенно кивнул, и мне от этого стало очень приятно.

Затем мы двигались по какому-то обросшему травой коридору, разглядывая тянущиеся вдоль него двери. На одной двери был вырезан цветок, на другой медведь, на третьей паук. К моему удивлению, именно эту дверь волк и велел открыть.

За дверью оказался огромный, весь поросший мхом, зал. Через высокое разбитое окно струился солнечный свет. Серебряные пауки размером с мою ладонь каким-то образом собирали этот свет и плели из него паутину, сверкавшую по всему залу. В одном углу я увидела прялку и корзину с пустыми катушками. Воздух в зале буквально гудел и потрескивал от переполнявшей его магической энергии.

– Эти пауки прядут паутину для связующей нити, – хищно улыбнулся волк. – Иногда удается уговорить пауков самостоятельно сплести нить, но они слишком неохотно берутся за это дело. Так что чаще всего тебе придется делать это самой.

– И как часто рвется нить? – спросила я.

– По-разному. Иногда каждый день. Иногда раз в год. Это зависит от…

– От чего?

– От того, как чувствует себя дом, – сказал волк таким тоном, будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

Я лишь удивленно покачала головой. Мы открыли соседнюю дверь с вырезанным на ней медведем. Шагнув в нее, мы оказались внутри огромного цирка-шапито. В центре арены на опилках сидели три медведя и странными хриплыми голосами пели какую-то незнакомую песню.

– Я часто приношу им мед, почти каждый день, – сказал волк. – Он смазывает им горло.

– А они еще что-нибудь делают или только поют? – спросила я.

– Только поют.

– И не устают?

– Откуда мне знать? Это поющие медведи. Сидят и поют. Больше ничего не делают.

Затем была дверь с цветком. За ней раскинулся ядовитый сад. Здесь росли розы, с которых струился фиолетовый яд. Из полуразвалившегося колодца поднялась толстая, зловещего вида, лоза. Небо над головами было затянуто темными облаками. В воздухе отвратительно пахло плесенью и гнилью. Лоза вдруг наклонилась в нашу сторону и потянула свои темные усики.

– Дом! – крикнул волк. – Топоры!

И тут же перед каждым из нас появился топор. Мы схватили их (волк свой топор зажал в зубах) и принялись рубить ядовитую лозу. Дело шло так уверенно и слаженно, словно мы каждый день только этим и занимались. Когда лоза превратилась в короткий пень, сочащийся черным, отвратительно пахнущим соком, мы вернулись в коридор. Там я достала из своего мешочка иглу и с удовольствием туго связала дверь.

– За этой лозой нужен глаз да глаз, – сказал волк. – Как ее ни связывай, она все равно пытается просочиться наружу, чтобы уничтожить весь дом!

Мы проходили по пыльным и травянистым, зеленым коридорам; по лестницам, сделанным, казалось, из драконьей чешуи, и по лестницам бумажным. Были у двери, в которую с обратной стороны ломились какие-то чудовища. Мне показалось, что связка на этой двери потерлась и ослабла, поэтому я тщательно укрепила ее. Еще была серебряная дверь, которая светилась и пела. За ней открылось что-то мерцающее, вращающееся, непонятное.

– Это врата в другой мир, – пояснил волк. – Только отправиться туда мы не можем, нас на части разорвет.

Сразу скажу, что не все комнаты были опасными или странными, чаще как раз встречались нормальные. Например, оружейная комната со стеллажами, набитыми оружием, кольчугами и щитами, украшенными фигурой медведя на голубом поле. Или сокровищница, бесчисленные гостиные, кладовые, оранжерея с застекленными стенами, в которой стояли горшки с самой обыкновенной рассадой. Нам встретилась даже прачечная.

Время от времени мне на глаза попадались вещи, говорившие о том, что когда-то здесь жила молодая женщина. Об этом напоминала брошенная посреди зала атласная туфелька; запылившийся, забытый в стенной нише браслет; опрокинутый перед одной из дверей флакон духов, которые все еще пахли солнцем и полевыми цветами. Интересно, куда исчезла женщина, которой принадлежали эти вещи? А я… Быть может, волк привел меня сюда, чтобы заменить ту женщину? Я хотела спросить об этом, но каждый раз, как только открывала рот, мы уже оказывались возле новой двери. Ее нужно было проверить, а в случае необходимости укрепить связку.

День тянулся все медленнее. Ужасный, прекрасный, волшебный и бесконечный дом начинал все сильнее давить на меня.

– Ты устала, – заметил волк с беспокойным взглядом.

Я прислонилась к стене, пытаясь отдышаться. Только что закончила связывать комнату, которая без предупреждения то росла, то сжималась. Я едва не застряла в ней, когда дверь вдруг начала уменьшаться до размеров наперстка. Спасибо волку, что сумел вовремя вытащить меня оттуда.

– Не представляю, как ты жил здесь один, – охрипшим голосом сказала я. – Этот дом… он такой…

– Громоздкий и нескладный, да? – подсказал волк, оскалив зубы в улыбке. – Вот почему я так рад твоему присутствию. Представляешь, как неудобно шить с иголкой в пасти?

Я представила волка, связывающего с иголкой в зубах двери, и засмеялась.

А он толкнул меня белой мордой и добавил:

– Хочу показать последнюю на сегодня комнату. Пойдем.


Эхо Севера

За этой дверью открылась высокая, почти пустая комната с деревянным полом. За выходящим на лес окном уже начинали сгущаться сумерки. А в центре комнаты…

Я ахнула. В центре комнаты стоял рояль из темно-красного дерева. Крышка его была поднята, и внутри виднелись блестящие серебром струны. Ничего прекраснее этого рояля еще никогда в жизни не видела.

– Подумал, что тебе нужен инструмент, на котором можно заниматься, пока ты здесь.

– Но я совершенно не умею играть, – ответила я. Интересно, как это волк догадался привести меня сюда?

Искушение было слишком велико – я присела на обитый бархатом стульчик перед роялем и осторожно нажала несколько клавиш. В сердце рояля немедленно пробудились звуки, вспорхнули к потолку, перекликаясь друг с другом и отражаясь эхом от высокого потолка.

Волк подошел ближе, постоял немного, склонив свою голову набок, словно обдумывая что-то.

– Последней хозяйкой этого дома была пианистка. Я могу показать тебе все, чему сам у нее научился. Если хочешь, конечно.

Я сразу вспомнила и брошенную туфельку, и запылившийся браслет. Интересно, кем была бывшая хозяйка этого дома? Какой она была? И что с ней сталось? И почему это, кстати, волк сказал накануне вечером, будто я – его единственная гостья? Оговорился? Или здесь кроется какая-то тайна? Вопросов было много, но научиться играть на рояле мне хотелось больше, чем получить ответы на них. Я коснулась гладкого деревянного корпуса рояля и гладила, гладила его, не в силах оторваться.

– Да, – ответила я. – Очень хочу.


Эхо Севера

После ужина я приняла ванну. Сама ванна была обыкновенной, медной, но вот вода в ней оказалась волшебной – сама себя нагревала, постоянно сохраняя изначально заданную температуру. После ванны я натянула мягкую ночную рубашку, надела толстые вязаные носки и забралась в постель. Тут и волк появился в моей спальне. Хотелось спросить, где он был после ужина. Но кровавые пятна на его шкуре подсказали ответ: волк был в комнате со светящимися подвесками.

– Уже почти полночь, госпожа, – напомнил волк каким-то глухим, лишенным интонаций голосом и свернулся клубком на привычном месте – на полу возле моей кровати. – Пора гасить лампу.

В этом глухом голосе послышалось столько затаенной боли, что у меня сжалось сердце.

Я задула лампу. В комнате стало темно. Я до подбородка натянула одеяло и какое-то время лежала, прислушиваясь к ровному дыханию волка.

– Спокойной ночи, волк.

– Спокойной ночи, госпожа Эхо.

Спустя несколько часов я проснулась от негромкого постукивания. Это, должно быть, волк дрожит и клацает зубами, лежа на холодном полу. Я села в кровати. Под одеялом было тепло, но в самой комнате воздух был не просто холодным – он стал ледяным. И только сейчас я впервые обратила внимание на отсутствие в моей спальне камина.

– Волк? – спросила я, наугад повернув голову туда, где, по моим представлениям, он должен был лежать в темноте.

– Все в порядке, госпожа Эхо. Спи дальше.

– Но ты же замерз.

Молчание, потом короткий ответ.

– Ничего. К утру станет легче.

– Но до утра еще далеко.

– Спи, госпожа Эхо, спи.

Я вспомнила о том, как волк лежал на кровати рядом со мной после спасения от леса. Почему же я должна бросать его одного там, на холодном полу?

– Волк, забирайся ко мне на кровать. Она широкая, места нам обоим хватит. Согреешься, по крайней мере.

– Я в порядке.

И все же его зубы продолжали стучать.

– Волк, прошу тебя. Здесь намного теплее.

Снова молчание, потом ответ.

– Хорошо, госпожа.

Когда он поднимался с пола, послышался какой-то шаркающий, скребущий звук. Затем скрипнули пружины кровати.

Я осторожно подвинулась к самому краю, освобождая место для волка и опасаясь притронуться к нему в темноте. Услышала, как он зарылся под свой край одеяла, почувствовала, как просел под его тяжестью матрас.

– Эхо? – печальным, потерянным голосом позвал волк.

– Что?

– Спасибо тебе.

– Не стоит благодарности.

А потом мы уснули.

Где-то под утро показалось, что я чувствую на щеке горячее дыхание волка. Я повернулась в его сторону, протянула руку, но мои пальцы коснулись лишь одеяла.

– Прости, Эхо, – чуть слышно прозвучал в тишине голос волка. – Прости меня за все.

Голова была слишком тяжелой от сна, чтобы я могла что-нибудь ответить.

Больше я ничего не знала и не помнила до самого утра.


Глава 10 | Эхо Севера | Глава 12







Loading...