home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Эхо Севера

Жизнь в Доме-Под-Горой начала входить в спокойный ритм.

Каждое утро я просыпалась в пустой спальне, в одиночестве завтракала, затем выходила в коридор, где меня уже ждал волк. Мы вместе отправлялись в обход по дому. Проверяли связки, кормили змей, поливали растения. Выпускали на день из клеток золотых птиц с красными крыльями. Главное было, не забыть снова запереть их на ночь, иначе птицы превратятся в драконов и могут спалить весь дом.

«Но птицы не виноваты, что они такие, – говорил волк. – Пусть хотя бы днем побудут на свободе. Я рад, что могу дать им такую радость».

От постоянных мелких починок связующая нить в моей сумке быстро начала заканчиваться, поэтому волк привел меня в комнату к паукам. Он показал, как нужно разъединять паутинки, а затем скручивать их в нить и наматывать ее на катушки. Чтобы задобрить сердитых пауков, мы всегда приносили им какое-нибудь угощение – мед, фрукты или нарезанный маленькими кубиками сыр.

Сначала волк постоянно делал обход вместе со мной, но спустя несколько недель иногда уже не появлялся утром. Я занималась домом одна. Мне нравилась эта работа, нравилось чувствовать в руке надежную тяжесть иглы и невесомость скользящей между пальцами нити.

Довольно часто мы с волком обедали вместе в гроте за водопадом. Точнее, обедала я. Волк сидел на кресле, завернувшись в одеяло, и печально наблюдал за мной.

– А что ты вообще ешь? – спросила я его однажды.

От прямого ответа он уклонился, сказал только.

– Хожу на охоту, – и ничего больше уточнять не стал.

После обеда мы отправлялись в музыкальную комнату, и волк учил меня играть на рояле.

Заниматься с ним было интересно, хотя и странно. Волк действительно многое знал о музыке (при этом я всегда старалась не думать о предыдущей хозяйке дома, у которой он всему этому научился), но ничего не мог показать, оставаясь в волчьем теле. Так что все сводилось к устным объяснениям, в которых, признаюсь честно, далеко не все мне было понятно, особенно с первого раза.

– Сложи свою ладонь ковшиком, Эхо. Кончики четырех пальцев направлены вниз, большой палец отставлен в сторону. Нет. Не так, не так. Прикасаться к клавишам ты должна только самыми кончиками пальцев. Уже лучше. Теперь нажми клавишу. Чувствуй при этом, как усилие проходит через локоть, запястье и оттуда попадает в кончик пальца.

Разговаривая таким образом, волк расхаживал возле рояля, но время от времени подходил ближе, чтобы лучше рассмотреть, все ли я делаю правильно.

Он научил меня читать ноты. Эти черненькие точки с хвостиками оказались буквами чудесного, нового для меня языка. Ими записано биение сердца живой, дышащей музыки. На каждом уроке нотных листов на пюпитре рояля становилось все больше – я догадывалась, что волк добывает их с помощью дома, которому отдает команды.

Вначале уроки музыки были у нас каждый день, затем становились все реже, в итоге сократились до одного раза в неделю. Все остальное время я теперь упражнялась самостоятельно, оттачивала новое для меня умение. Несколько раз я замечала, что волк стоит под дверью и слушает, как я играю. Но до конца он не оставался никогда – исчезал раньше, чем я заканчивала пьесу. Иногда я отправлялась в зеркальную книгу «Музыкант императрицы», и пока главная героиня целовалась в саду с учителем музыки, я проникала во дворец и с удовольствием играла на клавесине. Мне очень нравилось бывать там – тихо, тепло, сквозь высокие окна падают солнечные лучи, а в них танцуют пылинки.

К концу третьей недели занятий я могла уже сыграть несколько небольших пьес Беренда. Мне понравился Беренд – писал вроде бы просто, но при этом на редкость изобретательно, блестяще переплетая мелодические линии, создавая из них гениальные гармонии.

После того как я немного освоилась с Берендом, волк начал давать мне сочинения Цзаки – композитора, умевшего создавать потрясающие, проникающие до самых глубин души мелодии. Они захватывают тебя с первой ноты и не отпускают до тех пор, пока не затихнет последняя.

По мере того как пальцы постепенно привыкали не отставать от головы, я начала высоко ценить Цзаку, хотя играть его было тяжело – слишком уж сильными эмоциями перегружала мою душу его музыка. Цзака заставлял меня вместе с ним переживать все выпавшие на его долю печали и безнадежные, обреченные на провал попытки выбраться на свет из глубокой тени.

Мне кажется, именно Цзаку больше всего любил волк. Он приносил мне пьесы Цзаки редко, но относился к каждой из них с благоговением, как к драгоценной капельке солнечного света посреди серой зимы. Лично я предпочитала Беренда. От его сочинений у меня, по крайней мере, душа не рвалась и не болела.

Каждый день после моих занятий музыкой волк исчезал в темной комнате с блестящими подвесками. До ужина оставалось еще несколько свободных часов, которые я проводила в библиотеке.

После первых нескольких путешествий в зеркальные книги я осмелела. Если что-то переставало нравиться, я немедленно приказывала библиотеке возвратить меня домой и либо откладывала книгу навсегда, либо просила библиотеку сделать закладку, чтобы можно было потом вернуться в ту же самую точку сюжета. Я по-прежнему не оставляла надежды как-то помочь волку, но шли дни и недели. Меня все сильнее затягивали описанные в книгах приключения, события. А мысли о волке отошли на задний план. Зеркальные книги оказались настолько увлекательными, что я уже не представляла жизни без чтения.

Спустя некоторое время я наткнулась на раздел, в котором были собраны не художественные, а научно-популярные зеркальные книги, и с огромным наслаждением погрузилась в мир медицины. Наблюдала за тем, как хирурги оперируют пациентов, акушеры помогают матерям рожать детей. Следила, как накладывают гипс, чтобы срастить сломанные кости; как зашивают раны. Эти книги неожиданно пробудили во мне давно забытую мечту о поступлении в университет.

Еще я попыталась дополнить мои уроки фортепиано знакомством с историей музыки, но единственная зеркальная книга на эту тему, которую мне удалось отыскать, рассказывала о романе Беренда с дочерью художника. Эта любовь оставила в душе композитора столь глубокий след, что до конца жизни стала его источником вдохновения. Мне трудно было поверить в это.

К сожалению, ни Хэла, ни Мокошь нехудожественная литература не интересовала. Я напрасно искала их в каждой научной или исторической зеркальной книге. Хэл был совершенно неуловим, а вот Мокошь я все же пару раз видела. Впервые – когда отправилась на концерт, где какой-то выдуманный автором музыкант исполнял патетические ноктюрны на странном, хотя, надо признать, довольно интересном клавишном инструменте, врезанном в склон горы. Зрители на концерте тоже были необычными и странными – антилопы, слоны, какие-то огромные журавли, пара единорогов. Все они чинно сидели на стульях и внимательно слушали музыку. Мы с Мокошь помахали друг другу издалека. Однако нужно было успеть вернуться домой к ужину, поэтому поговорить нам не удалось.

В следующий раз наша встреча с Мокошь состоялась во время коронации одного молодого короля. Он упорно сражался за то, чтобы вырвать свою страну из лап могущественной Тьмы. Сияло солнце, ликовали собравшиеся на склоне холма люди, когда Южный ветер возложил на голову короля золотую корону.

– Эхо! – крикнула Мокошь, пробиваясь ко мне сквозь густую толпу. Девушка ухватила меня за рукав и воскликнула, глядя на меня своими сверкающими лиловыми глазами. – Я так рада видеть тебя! Прости, что редко видимся. Я сейчас редко читаю, мама не дает. Все время меня делами загружает! Послушай, пойдем чаю вместе выпьем?

И прежде чем я глазом успела моргнуть, она засмеялась, потянула меня за собой прочь от холма и показала, как создать портал из одной зеркальной книги в другую. Мы прошли в него, и очутились в чайной гостиной, расположенной высоко в ветвях огромного дерева. Витражи в окнах были выложены здесь не из разноцветного стекла, а из ярких крыльев бабочек. С потолка свисали люстры из светлячков. На чай здесь собрались в основном совы и белки. Мы с Мокошь тоже пристроились за маленьким низеньким столиком – пили желудевый чай, грызли крошечные пирожные и смеялись над нелепыми историями сов до тех пор, пока у нас не заболели бока.

Каждый вечер перед тем, как уйти из библиотеки, я заглядывала в дальнюю кладовку, вынимала из комода маленькое зеркальце и просила показать мне отца. Перед тем как лечь спать, он всегда ставил на подоконник зажженную лампу. Дония же всегда гасила ее, как только отец засыпал. Но когда зима начала приближаться к концу, однажды вечером отец не зажег лампу. Он сидел, плакал и говорил про меня.

– Она ушла навсегда, Дония. Она никогда уже не вернется. Она пропала.

А Дония гладила отца по спине и фальшиво улыбалась. Я ненавидела ее в эту минуту так сильно, как никогда прежде.

На следующую ночь зажженной лампы на окне снова не было. Еще спустя два дня отец впервые за долгое время улыбнулся за ужином.

Мне стало горько. С тех пор я перестала смотреть в зеркальце. Не хотела, не могла видеть, как отец будет жить, смирившись с мыслью, что меня больше нет.

Поздно вечером я ужинала, а волк сидел в кресле напротив и смотрел, как я ем. Потом мы запирали на ночь в клетки золотых птиц с красными крыльями и отправлялись в спальню. Незадолго до полуночи я забиралась под одеяло и гасила лампу. Я приказала дому сделать огромных размеров рубашку, чтобы волк мог надевать ее, если будет холодно спать под одним только одеялом.

Иногда под утро мне казалось, будто я слышу, как волк плачет. Но всегда считала, что это мне только кажется. Это не имело смысла.

Волки не плачут. Никогда.


Эхо Севера

Однажды утром я попросила дом отвести меня к волку, и он вывел меня в сад. Я провела здесь уже несколько месяцев. За это время зима окончательно уступила место весне – за забором ярко зеленел луг, густой листвой покрылись ветки деревьев в темневшем вдали лесу.

В деревне – а наш городок был, по сути, большой деревней – приход весны начинается с того, что снег начинает таять и превращается в грязь, делая непролазными проселочные дороги. Затем на подсохших солнечных склонах бурно расцветают яркие ирисы и нарциссы. Теплым, ласковым становится ветерок. Можно уже убрать до поздней осени в кладовку зимние меховые шубы и валенки. Весной у людей становится больше свободных денег, и они чаще покупают книги. А это значит, что и у нас начинают чаще появляться на столе мясо, масло и сахар. Важно заметить, что этой весной заканчивался срок ученичества у Роди. Я очень опасалась, что он устроится на работу куда-нибудь в другой город. Ведь я никогда больше его не увижу, оставаясь здесь, в доме у волка.

Едва мне стоило войти в сад, как в нос ударил примешавшийся к тонкому аромату цветов резкий, кислый запах крови. Сделав еще несколько шагов, я увидела под розовым кустом волка. Он склонился над только что убитым кроликом и продолжал рвать его горло.


Я замерла на месте, меня замутило.

Потихоньку уйти, чтобы не потревожить волка, я не успела. Он поднял свою испачканную кровью морду и увидел меня.

Секунду или две мы смотрели друг на друга, а затем волк опустил хвост, поджал его между ног и молнией бросился вверх по ступеням прочь от меня.

Я побежала за ним.

Нашла его в гроте за водопадом: волк стоял там и отчаянно пытался стереть передними лапами кровь с морды.

– Волк, – я медленно приблизилась к нему, опустилась на колени, взяла в руки его лапу. – Не надо, волк. Остановись.

Он отвернулся от меня, прижал уши к затылку.

– Волк, – я вытащила из кармана юбки носовой платок и осторожно принялась вытирать его окровавленную морду. Он отводил янтарные глаза в сторону, стараясь не встречаться со мной взглядом. – Я все понимаю и меня это не смущает. Правда-правда. Я же знаю, что ты не можешь есть суп или лапшу. Так что все в порядке.

Волк отошел от меня к водопаду, уставился на водяную завесу.

– Не хочу, чтобы ты видела меня таким, – мрачно сказал он.

Я села рядом с ним, осторожно положила руку на спину. Вода лилась, журчала, роняла крошечные капельки на шкуру волка и на мои ресницы. Эти капельки искрились словно бриллианты.

– Для меня это не важно, – сказала я.

– Для меня важно, – ответил он. Я невольно подняла руку, чтобы провести пальцами по неровным шрамам на своем лице.

Я тоже все помнила, все понимала, но сейчас мне было жаль волка как никогда. Я думала о часах в комнате с подвесками, отсчитывающих остаток его жизни. Меня охватило чувство вины за то, что так до сих пор и не попыталась найти способ спасти его.

– Тебе стоит пойти со мной в библиотеку, – предложила я. – До обеда еще есть время. Можем отправиться куда-нибудь на вечеринку и набросать гостям лягушек в тарелки с супом. Напугаем их всех – потеха!

В ответ волк то ли вздохнул, то ли хихикнул, трудно было понять.

– Знаешь, я не люблю читать, – ответил он.

– Но ты же бывал в библиотеке, не так ли? Она совсем не похожа на обычную библиотеку. Эти зеркальные книги, они…

– В библиотеке я бывал, – перебил меня волк, – но в ней ничего для меня подходящего нет.

– Ты просто еще не нашел правильную историю. Я могу тебе помочь!

Я обняла волка за шею, словно собираясь тащить его с собой в библиотеку, но он резко стряхнул мои руки и ответил, неожиданно напрягшись.

– Я не желаю читать, госпожа. Увидимся за ужином, – он поднял голову, резко пролаял: «Комната дождя!» и тут же скрылся в появившейся перед ним двери на стене грота.

Я осталась одна и долго, с необъяснимой, щемящей сердце печалью следила за солнцем по ту сторону водопада.

На ужин волк не явился. Я поела одна. В одиночестве отправилась к своей спальне, запирая по дороге в клетки золотых птиц и угощая их крошками с ладони.

Волк зашел в спальню, скрипнув дверью, когда я уже лежала под одеялом и погасила лампу. Он быстро прошел, щелкая когтями по полу, и улегся на своей половине кровати – жалобно скрипнули под тяжестью его могучего тела пружины.

В темноте одна за другой пролетали и гасли минуты, и я, наконец, сказала:

– Я не хотела тебя обидеть.

Он не отвечал так долго, что я уже перестала ждать, но затем коротко проворчал.

– Ты меня не обидела.

– Волк?

– Что, Эхо?

Я скомкала в руке край одеяла, прислушалась к его дыханию.

– Я хочу, чтобы ты позволил мне помочь тебе.

– Ты и так хорошо мне помогаешь. Я уже много лет не видел дом в таком отличном состоянии, как сейчас.

– Я не об этом. Я хочу помочь так, чтобы этот год не оказался твоим последним в жизни.

Волк долго шуршал, царапая простыни своей жесткой шерстью.

– Ты не можешь мне помочь, Эхо, – ответил он, наконец. – Мне никто не может помочь.

– Но…

– Спи, – отрезал он.

Я послушно закрыла глаза, но сон еще очень долго не шел ко мне.


Глава 12 | Эхо Севера | Глава 14







Loading...