home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Эхо Севера

От былого огромного Дома-Под-Горой осталось всего пять комнат – сад с гротом позади водопада, моя спальня, библиотека, темная комната с подвесками и оранжерея. Все это могло быть похожим на обычный дом, если бы только коридоры так часто не меняли свой вид. Впрочем, теперь и они начали понемногу рассыпаться. Пару раз я ходила на поиски Храма ветров, но не смогла его отыскать, и только потом вспомнила слова волка – этот храм вообще не принадлежит дому. В моем распоряжении оставалось всего три дня. Я отчаянно пыталась разгадать тайну волка, но так же безуспешно, как и прежде. Закончилась и сотканная когда-то пауками золотая нить. Последний стежок я потратила, чтобы связать дом с библиотекой. Внутри меня ждала зеркальная книга под названием «Компания королевы».

Хэл уже ждал меня там, топтался возле западной башни замка со шпагой на поясе. Мое оружие тоже было с ним, лежало тут же рядом на траве. Я не могла отвести от Хэла глаз – я не видела его несколько недель!

Он улыбнулся мне, но взгляд у него оставался каким-то отстраненным. Хэл поднял мою шпагу, протянул ее мне и сказал:

– За работу, Эхо!

Я едва успела вытащить свою шпагу из ножен, как он уже набросился на меня.

Довольно долго мы фехтовали с ним на травянистой лужайке перед западной башней, и все это время Хэл молчал. Сжатые губы, глубокая складка на лбу. Он бился так, словно стремился убежать от чего-то. Или пытался что-то забыть.

Устав, мы отправились отдохнуть в павильон, где королева принимала приехавшего к ней с визитом принца. Здесь подавали ледяное вино и сладкие пряные пирожные. Я села, скрестив ноги, на обитой бархатом скамейке (бархатные скамейки для гостей в летнем павильоне – экстравагантно, ничего не скажешь!), Хэл устроился рядом со мной в резном кресле из слоновой кости и ел засахаренные апельсины.

– Ты вспомнил кое-что еще, не так ли? – спросила я.

Он не ответил, продолжая разглядывать королеву и ее гостя – смуглого принца в шелковых одеждах, таких красивых и тонких, что они казались сотканными из паутины.

Я откусила пирожное и сначала почувствовала сладость, которая затем сменилась жжением во рту от огромного количества добавленных в тесто странных, незнакомых мне пряностей.

– Что ты вспомнил?

Хэл взял еще один ломтик апельсина, но положить его в рот не спешил. С апельсина ему на колени сыпалась сахарная пудра. Взглядов в мою сторону Хэл старательно избегал.

– Хэл, позволь мне помочь тебе.

Земля задрожала от внезапного грома, и я соскользнула со скамейки на пол. Над моим плечом просвистела стрела и проколола рукав платья королевы, пришпилив ее к креслу. Одетый в паучьи шелка принц улыбнулся.

Хэл выругался, помогая мне подняться на ноги.

– Что случилось? – спросила я.

– Сюжет книги меняется. По сюжету королева и принц – союзники. Они должны пожениться, сразиться с армией огненных демонов и принести мир на свой континент.

Прямо на моих глазах принц выхватил кинжал и перерезал королеве горло. Голова ее резко наклонилась вперед, по шее хлынула кровь, стекая на платье. Красные капли упали на сладости.

Хэл схватил меня за руку и вытащил из павильона. Мы долго бежали, пока не оставили далеко позади себя замок, а я не начала задыхаться от колющей боли в боку. Хэл отпустил мою руку, хотя этого, честно скажу, мне совсем не хотелось.

– Что происходит? – спросила я его, тяжело дыша.

– Не понимаю. Книги не должны меняться. Они никогда не меняются. Таковы правила, которые нельзя нарушать.

– Но кто-то смог их нарушить, – заметила я. За нашими спинами ярко пылал подожженный замок королевы.

Хэл негромко выругался себе под нос. Я видела, как дрожат его руки.

– Тебе нужно оставить меня, – сказал он. – Уходи.

– Что?

Только теперь он наконец посмотрел на меня, и взгляд его был твердым, как сталь.

– Я причиню тебе вред, Эхо. Именно это я вспомнил. Я всегда был обречен причинять тебе боль. Ты должна уйти от меня, пока еще не поздно.

Он прожигал меня своим взглядом.

Я не двигалась с места. На нас наплывал, густел с каждой минутой дым. Мои мысли напоминали клубок перепутавшихся, туго стянувшихся в узел ниток.

– Книги – это своего рода чары. Кто может изменить чары? Только колдун, так? – попыталась я потянуть за одну из ниточек. Мои глаза уже слезились от дыма. – Скажи, почему люди, которые… зачарованы, никогда не могут говорить об этом?

– Я не зачарован, Эхо, – резко ответил Хэл.

– Но почему ты заперт в зеркальных книгах, если не зачарован?

Его взгляд вдруг стал угрожающим. Хэл схватил меня за руку и притянул к себе так близко, что я чувствовала на своих губах его дыхание. Мысли мои окончательно спутались, а Хэл сказал, приложив ладонь к моему сердцу:

– Ты. Должна. Держаться. От меня. Подальше.

– Хэл!

– Держись подальше от меня! – повторил он, повернулся и исчез.

Земля задрожала. Повеяло жаром. Затем тишину разорвал жуткий грохот, и по земле побежали трещины, в глубине которых бушевало пламя.

От огня отделилась сотканная из пламени и окруженная дымом женская фигура.

– Он не честен с тобой, – ее невнятный голос был похож на треск горящего костра, смешанный с визгом расстроенной скрипки. – Он все скрывает. Он не доверяет тебе.

Женщина кружила рядом со мной, касалась моих плеч огненными пальцами. Мое платье дымилось, однако никакой боли я при этом не чувствовала.

– Вы… огненный демон? – спросила я ее.

– Это неправильный вопрос, – рассмеялась она.

– А какой правильный?

– Ты понапрасну тратишь время. Он умрет без тебя. Ты знаешь, что умрет.

Жара становилась все нестерпимее. Со стороны замка долетал звон стали, крики и другие звуки боя.

– Как я могу помочь ему? – с трудом шевеля потрескавшимися сухими губами, спросила я.

– Найди меня, и я расскажу тебе, как, – улыбнулась своими призрачными дымчатыми губами огненная женщина.

– Зачем вас искать, вы же здесь, – сердито заметила я.

– Могу я дать тебе совет, Эхо Алкаева?

– Вы знаете мое имя?

– Каждый ищет и хочет понять истинную суть других, – игнорируя мой вопрос, сказала женщина. – Но при этом старательно скрывает от всех свое собственное «я». Ищи правду. Если найдешь ее, то сможешь увидеть то, что скрыто чарами.

– Но я не…

– Задавай только правильные вопросы, – перебила окутанная дымкой женщина. – Найди меня там, где не хочешь искать.

Она еще раз улыбнулась и превратилась в быстро растаявшее на ветру облачко дыма.


Трещина, из которой появилась загадочная женщина, продолжала расширяться. Я попыталась перепрыгнуть ее, но споткнулась и упала прямо внутрь.

Я падала, падала, падала сквозь пламя, которое охватило меня со всех сторон. Оно слизывало последние капли влаги с моей кожи, сжигало волосы. Я пыталась кричать, но не могла вдохнуть раскаленный, как в печи, воздух. Не могла произнести слова, которые вернули бы меня в целости и сохранности назад, в библиотеку.

Я сгорала, сгорала на лету, корчась от боли в своих ослепших, выжженных глазах.

А затем все резко прекратилось.


Эхо Севера

Я медленно впитывала пришедший на смену обжигающему пламени ледяной холод. Острый как нож, он все глубже проникал в меня. Я заставила себя открыть глаза.

Я стояла на коленях в темном коридоре, уходившем в бесконечность впереди и позади меня. Я снова могла дышать. Ощущение опаляющего жара исчезло. Я ощупала руки, ноги, волосы – все на месте. Я осталась цела.

– Ты умерла, – раздался знакомый голос за моей спиной. – В некотором роде, так сказать.

Я резко обернулась и увидела Хэла. Он стоял, засунув руки в карманы, плотно сведя брови к переносице.

– Где мы?

– Не знаю, – пожал он плечами. – В этом месте я нахожусь, когда не скитаюсь по книгам. А когда ты находишься в одной из книг, здесь начинает мерцать ее зеркало. Именно так я нахожу тебя.

Я медленно поднялась на ноги и подошла к Хэлу. Я прекрасно помнила, чем закончилась наша последняя встреча, но тем не менее все равно была очень рада вновь увидеть его.

Не говоря больше ни слова, Хэл обнял меня. Я положила голову ему на плечо, прислушиваясь к тихому биению его сердца.

Мы стояли так, пока я не успокоилась и не пришла в себя. Затем Хэл взял меня за руку и повел вперед.

Стены коридора были сплошь облицованы темными зеркалами и напоминали призрачную тень той библиотеки, что была в Доме-Под-Горой. Не знаю, имелись на этих зеркалах аннотации или нет. Даже если они и были, прочитать их в такой темноте все равно невозможно.

– Я все время вспоминаю, – голос Хэла доходил до меня словно издалека. – Все больше и больше вспоминаю. А там, дальше, есть одна история… Мне кажется, она про меня.

Я вопросительно посмотрела на него.

– Еще чуть-чуть дальше, – сказал он.

Мне показалось, что это «чуть-чуть» растянулось на целую вечность. Лютый холод пробирал до костей. Я с тоской вспоминала о своей зимней меховой шубе.

– Вот, пришли, – раздался голос Хэла, все такой же далекий.

Оказалось, что мы подошли к самому концу коридора, где висело высокое зеркало. Не такое темное, как остальные. Оно было в серебряной раме, на которой виднелись деревья – целый серебряный лес, огибающий черную поверхность. Мы вошли в это зеркало. Я ощутила пронзившую, привычную уже волну магической энергии. На мгновение у меня перехватило дыхание.

А потом моргнула и в тот же миг оказалась вместе с Хэлом в залитой солнечным светом комнате. Большие окна растянулись почти до самого потолка. Вдоль стен выстроились книжные полки. За столом сидел мужчина с седеющими висками. На носу у него были очки в серебряной оправе. Мужчина потягивал вино и одновременно записывал что-то в толстую книгу.

Я взглянула на Хэла. Он побледнел и выглядел потрясенным. Хэл отпустил мою руку, шагнул к столу, но мужчина не повернул головы. Он словно не догадывался о том, что Хэл здесь, рядом.

Сходство между ними двумя было просто поразительным. Они казались бы близнецами, не будь один из них намного старше другого.

– Это твой отец? – спросила я Хэла.

Моих слов мужчина в очках тоже не услышал, а только продолжал делать записи в своей книге.

– Да, – напряженным тоном ответил Хэл. Он протянул руку, чтобы прикоснуться к отцу, но рука прошла насквозь – перед нами был не человек, а лишь его призрачный образ.

Все это было совершенно не похоже на другие зеркальные книги. Перед нами была не придуманная кем-то история. Перед нами было воспоминание.

Отражение памяти Хэла.

– Пойдем посмотрим, что тут еще есть, – сказала я, подхватив Хэла за руку.

Он покорно позволил вывести себя из комнаты, ошеломленно озираясь вокруг.

Мы вышли в коридор, по которому мимо нас пробежал маленький мальчик. В одной руке он держал извивающегося рыжего котенка, а в другой руке – синий бумажный флажок.

– Мама, мама! – кричал мальчик. – Я нашел его!

Хэл застыл на месте.

– У нас пропал один котенок, – медленно произнес он. – Мы думали, что его схватил волк, но он, оказывается, просто спал, свернувшись калачиком, в моем ящике с игрушками. Позже, став уже большим котом, он любил спать у меня на плече. Я звал его Лев.

Мы пошли дальше по коридору и вскоре попали в гостиную. На диване сидела элегантная молодая женщина, заплетая свои длинные светлые волосы. У ее ног возился немного повзрослевший мальчик Хэл.

– Но я хочу поехать с Иллией! Я уже достаточно большой!

– Подрасти еще немного, мой милый.

– Но мне уже двенадцать.

– Когда вырастешь, папа купит тебе лошадь, Хэлварад.

– Я не хочу лошадь. Я хочу с Ириной!

– Мы не можем всегда получать то, что хотим.

За широкими окнами гостиной виднелся темно-зеленый лес.

Опять лес. Всегда лес.

Я моргнула, и мальчик Хэл исчез вместе с матерью. Гостиная опустела.

Стоявший рядом со мной Хэл дрожал как в лихорадке.

– Ирина была моей сестрой. На шесть лет старше. Она уехала, чтобы выйти замуж. Больше я ее никогда не видел.

– Я всегда был один, – поправил меня Хэл и направился к окну. Я двинулась вслед за ним.

За окном в сторону леса скакал белокурый юноша на гнедом коне. Даже на расстоянии я узнала в нем Хэла. На этот раз он был не намного моложе того юноши, что стоял рядом со мной.

Лес. Почему, куда ни посмотри, обязательно увидишь лес?

Глаза Хэла блестели от слез.

– Приближаться к лесу мне было запрещено, – словно отвечая на мой молчаливый вопрос, сказал Хэл. – Меня всю жизнь учили бояться леса. Но я не смог устоять. Я все равно пошел туда.

– Хэл?

Его лицо застыло.

– Нет, не хочу больше ничего вспоминать, – сказал он, поспешно отступая от окна.

– Но что тогда случилось? Что там произошло? – спросила я, еще раз взглянув на уже въезжавшего в лес всадника. Секунда, другая, и он уже скрылся за деревьями. – Что там произошло?

Но Хэл выкрикнул какое-то резкое, непонятное мне слово, и сцена погасла, а мы вновь очутились в темном коридоре.

– Оставь меня, – сказал Хэл. Он упал на колени и низко повесил голову, закрыв лицо руками.

– Хэл, скажи мне, что случилось.

Он вскинул голову и выкрикнул, гневно сверкая на меня своими глазами.

– Оставь меня!

Я повиновалась.

Я шагнула в первое попавшееся зеркало, и темный коридор пропал, растаял вместе с Хэлом.


Эхо Севера

Я очутилась в обычной зеркальной книге и стояла на холме под высоким деревом. К моему огромному удивлению, здесь же оказалась Мокошь, одетая в прозрачное фиолетовое платье, удивительно подходившее к ее глазам.

– Эхо! Как давно я не видела тебя! – воскликнула она. – Куда же ты пропала? На этот раз ты расскажешь мне про него? Про своего таинственного другого читателя?

И она хитро подмигнула мне.

Я чувствовала себя сломленной, готовой развалиться на куски игрушкой. Я поняла, что хочу рассказать о Хэле. Мне просто необходимо выговориться. Но говорить об этом с волком казалось мне неправильным.

И я все-все рассказала Мокошь, когда мы вновь оказались в ее комнате на летучем острове, где за окном мерцали звезды. Мокошь слушала меня сначала с жадным интересом, но затем все больше начала мрачнеть. Когда я закончила, она с тревогой сказала мне:

– Мне кажется, что я должна взять тебя под свою охрану. Ты же понятия не имеешь, что ему от тебя нужно.

– Ему ничего не нужно, – ответила я. Меня раздражал ее тон. – Хэл мой друг.

– А почему тогда он неискренен с тобой? Почему не расскажет о том, как он оказался запертым в зеркальных книгах? Может быть, он опасен? А может быть, книги – это его тюрьма.

Я вскочила на ноги, подошла к окну, вздрагивая от нервного возбуждения.

– Он сказал, что причинит тебе боль, – добавила Мокошь. – И сам предупредил, чтобы ты избегала его и держалась подальше.

– Он никогда не причинил бы мне вреда.

– Эхо, ты не можешь знать этого. Тебе нужно быть осторожнее.

Я посмотрела на Мокошь, на ее прекрасные глаза, в которых отражался звездный свет, на безупречно уложенные волосы, великолепное платье. Одним словом, сама Мисс Совершенство даже в ее собственном, близком к идеальному, мире. Мне стало жаль, что я пришла сюда.

Быстро подыскав первый попавшийся предлог, я ушла и в целости и сохранности возвратилась в библиотеку Дома-Под-Горой.


Глава 20 | Эхо Севера | Глава 22







Loading...