home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Эхо Севера

Губы у Хэла оказались теплыми и мягкими, немного солоноватыми и слегка хмельными. Мне хотелось навсегда раствориться в этом поцелуе, но Хэл отстранился от меня. Я увидела его глаза – полные тайны и невыносимой тоски.

– Она лжет, – сказал он. – Она всегда лжет. Что бы она ни сказала, не верь ей, не слушай. Обещай.

– Обещаю, – совершенно серьезно ответила я.

Хэл коснулся моей щеки. Я не могла не подумать – прикоснется ли он, интересно, к моему изуродованному лицу там, в реальном мире.

– Я скучаю по тебе, – прошептала я. – Там, в своем далеком мире.

– Я всегда рядом с тобой, – он прикоснулся лбом к моему лбу.

– Я знаю.

Так спокойно и безмятежно я не чувствовала себя очень давно.

Хэл отступил еще на шаг, продолжая, впрочем, держать меня за руки.

– Теперь я должен идти, Эхо. Мне очень жаль.

Я прикусила губу, чтобы не заплакать, но кивнула.

– Иди, конечно. И спасибо тебе за… Спасибо, что спас меня.

– Это ты меня спасаешь, – ответил он, обернулся и сразу же исчез.

Я приказала библиотеке вернуть меня домой и тоже шагнула в появившееся зеркало.

Из зеркала я вновь вышла в комнату с острыми, как ножи, хрустальными подвесками. Рука, которую я отвела от зеркала, была покрыта бурой коркой засохшей крови.

Я стояла, дрожала и смотрела на трещины на стекле открывшегося мне в часах зеркала, на его рваную кожаную рамку.

Волк пытался уничтожить это зеркало, но потерпел неудачу. Возможно, это и был ответ – необходимо уничтожить зеркало. Уничтожить королеву, кем бы она ни была, и тем самым снять проклятие.

«Она всегда лжет», – вспомнились мне слова Хэла.

Королева пыталась заманить меня в ловушку, и это ей почти удалось. Не знаю, как она удерживала власть над волком – и, в чем я теперь была абсолютно уверена, над Хэлом тоже, – но я должна уничтожить это оружие. Если смогу.

Я выпрямила спину, стараясь не обращать внимания на боль в плече, руках, в лице. Я все еще чувствовала, как сжимает мое запястье крепкая рука Хэла. Все еще ощущала вкус его поцелуя на губах.

– Дом, – приказала я. – Подай мою шпагу.

Она немедленно появилась в воздухе, и я поймала ее за ножны – та самая шпага, что подобрал для меня Хэл перед нашим первым уроком фехтования. Я крепко ухватила оружие за рукоять, сбросила на пол ножны. Висевшие над головой хрустальные подвески злобно зашипели и стали раскачиваться на серебряных нитях, словно от порыва невидимого ветра, залетевшего в комнату.

Я повернулась к открывшемуся в часах зеркалу, уверенно взмахнула шпагой и обрушила вниз ее стальное жало. Отдача от удара пронзила мои пальцы. Но с зеркалом ничего не произошло. Я ударила еще сильнее, и на этот раз даже упала на пол. Вскочила и вновь набросилась на зеркало, принялась молотить его как попало. Подвески над головой начали визжать, словно дети от боли, но я не останавливалась и била до тех пор пока по поверхности стекла не побежала паутинкой трещина. Я готова была кричать от восторга – я сделала это!

И тут в меня врезалось тяжелое белое пятно, повалило на пол, обожгло дикой болью плечо. Я увидела белые зубы, кровавые пятна, янтарные глаза и закричала:

– Волк! Что же ты делаешь, волк?

Он остановился передо мной – тело напряжено, уши прижаты к голове, пасть широко раскрыта. А на зубах – кровь.

– Волк, ты что? Это же я, Эхо!

Я отползла назад, ударилась спиной о стену. Волк присел и приготовился к прыжку. От ужаса у меня побелело в глазах.

– Дом! – крикнула я. – Шпагу!

Она оказалась у меня в руке за мгновение до того, как волк прыгнул. Шпага задела его бок, и белая шерсть сразу окрасилась кровью.

Я кое-как поднялась на ноги и начала пробираться в ту сторону, где, по моим представлениям, должна была находиться дверь. Рукоять шпаги стала скользкой в руке – мне не хотелось думать, от чего именно. Я лишь крепче сжала ее.

Волк пришел в себя и, рыча, двинулся следом за мной. По его груди стекала кровь.

– Остановись. Пожалуйста. Я не хочу причинять тебе боль.

Он снова присел, готовясь к прыжку.

– Волк, прошу тебя! – закричала я, но он бросился на меня. Я снова остановила его, оттолкнув в сторону боковой стороной шпаги.

Затем я пробежала остававшиеся три шага до двери, не обращая внимания на подвески, ранившие меня своими острыми, как бритва, краями.

Волк снова прыгнул, и я в третий раз оттолкнула его в сторону. Теперь дверь была прямо передо мной, но волк снова зарычал и вновь бросился. На этот раз я успела лишь выставить шпагу вперед, и лезвие вонзилось ему в грудь. Потекла кровь. Рана волка показалась мне очень глубокой.

Я была уже возле двери, выскочила из нее в коридор, захлопнула за собой и крикнула дому, чтобы он запер ее на замок.

Когда все закончилось, меня начала бить дрожь. Я разрыдалась и никак не могла остановиться. Очень боялась, что могла убить волка.


Эхо Севера

Не могу сказать, сколько времени я просидела в слезах перед обсидиановой дверью. В конце концов немного успокоилась, подняла голову и убрала упавшие на глаза волосы. Поднимаясь на ноги, я все еще дрожала. Моя рука была в крови. Кровь темнела и на лезвии лежащей на полу шпаги.

В комнате с подвесками было тихо. Оттуда не доносилось ни звука. Я осторожно приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Волка в комнате уже не было – только лужа крови осталась на полу.

Очень много крови. Слишком много.

– Дом, приведи меня к волку, – шепнула я и, подхватив с пола шпагу, пошла по коридору. Только сейчас я почувствовала боль от собственных ран на плечах, в боку, на лице, на руках…

Впрочем, все это не имело сейчас для меня никакого значения.

Я думала только о том, как много крови я увидела в комнате с подвесками.

Я прибавила шаг.

Дом повел меня вниз по лестнице, откуда я вышла в сад, продуваемый ледяным ветром. На снегу виднелись кровавые отпечатки волчьих лап.

Полная тревоги, я пошла по этим следам мимо мертвых роз и поднимающихся по террасам белых каменистых дорожек. Мимо бассейна с замерзшими кувшинками и спрятанного в ветках ивы гамака. Прошла в каменный грот за водопадом, в котором неподвижно лежал волк, а вокруг него расплывалась багровая лужа.

Я упала рядом с ним на колени и, не раздумывая, принялась выкрикивать команды, требуя у дома, чтобы он развел в гроте огонь, доставил сюда бинты и кипяченую воду. Затем я осторожно провела пальцами по белой, запачканной кровью, шерсти. Почувствовала под своей рукой слабое биение сердца – волк был еще жив.

Все, что я попросила, оказалось передо мной в ту же секунду, даже огонь запылал в очаге на задней стене грота. Я смочила в воде чистую тряпочку и тщательно промыла волчьи раны. У него было много мелких порезов на спине, на боках, на его длинных белых лапах, но самая главная, самая страшная рана на груди оказалась не такой опасной, как я думала. Шпага вошла в грудь волка не слишком глубоко и не задела ни одного жизненно важного органа. В противном случае волк был бы уже мертв. Но кровотечение было сильным. Я припомнила все, что я читала о таких ранах в медицинских пособиях, и руки сами собой потянулись к висевшему на бедре мешочку. Игла оказалась на месте. А вот катушка с нитками была пуста.

– Подай мне нитки, – сказала я дому.

В тот же миг мне на колени легла катушка с прочными белыми нитками. Трясущимися руками я вставила нитку в иглу. Как только поднесла ее к волчьей ране, мой страх прошел. Я уверенно сделала стежок, стягивая края раны точно так же, как сшивали мы когда-то вместе с волком порванные красные шнуры, чтобы удержать в доме библиотеку. Над моей головой вспыхнула яркая лампа – я ее не просила, но дом, похоже, сам понимал, что и когда мне нужно.

Я зашивала рану молча, чутко прислушиваясь к каждому удару волчьего сердца, беспокоясь о каждой новой капле крови, просочившейся из раны мне на руки и на юбку.

Закончив, я смыла оставшуюся поверх раны кровь и смазала шов мазью из листьев тысячелистника. Ее тоже доставил мне дом. После этого я перевязала волка, несколько раз приподнимая и вновь опуская его тяжелую голову, когда нужно было пропустить бинт вокруг груди и через плечо. Повязка получилась толстой и прочной.

Я в последний раз опустила приподнятую голову волка, и тут меня вновь начала бить дрожь.

Затем я занялась собой – обработала и перевязала плечо и руки. Перебралась в кресло возле очага. Приказала дому укрыть волка чем-нибудь теплым – это оказалось голубое пуховое одеяло – и вскоре, незаметно для себя, уснула.

Когда я вновь открыла глаза, солнечный свет по ту сторону водопада стал оранжево-красным.

А волк исчез.


Эхо Севера

Я отправилась в библиотеку. Заглянула в пять разных зеркальных книг, в поисках Хэла. Его нигде не было, чему я ничуть не удивилась. Ведь если Хэл был волком, то с такой раной он просто не мог прийти – эта мысль, не прекращая, сверлила меня.

Наконец, я отправилась в свою спальню и забралась в постель. Раньше, чем обычно, загасила лампу. Свернувшись клубком я долго плакала и размышляла: хотела помочь, а в результате сделала все еще хуже, чем было. Я едва не попалась в ловушку Лесной королевы.

А еще чуть не убила волка.

Позже я почувствовала, как волк забрался в постель со своей стороны. К тому времени я уже выплакалась, и была очень рада этому. Не хотелось, чтобы он застал меня в слезах. Ему сегодня и без этого досталось.

Мы долго молча лежали в темноте, но я знала, что волк не спит – слишком частым и неглубоким было его дыхание.

– Эхо, – сказал он, наконец, напряженным от боли голосом. – Спасибо за то, что спасла меня.

– Я не хотела ранить тебя.

– Но я напал первым.

Я вспомнила, как он бросился на меня – глаза дикие, с зубов кровь капает. Эта картинка будет преследовать меня до самой смерти.

– А если бы я разбила зеркало, что тогда?

Волк зашуршал простынями, потом ответил:

– Это убило бы меня.

Я мысленно обругала себя.

– Эхо, ты помнишь тот день, когда ты освободила меня из капкана?

У меня сжалось сердце. Помню ли я тот день? Бросившееся на меня белое пятно. Слепящая боль. Спустя много дней я впервые вижу в зеркале свое изуродованное лицо.

– Конечно, помню.

– Я почти сотню лет борюсь со своей природной дикостью. Часто мне это удается. Но иногда зверь во мне все же берет верх, как бы я этому ни сопротивлялся. Так было и в тот день, когда я попал в капкан. Так было и сегодня. Если бы ты только знала, как я себя за это ненавижу!

– Волк…

– Ненавижу себя, когда причиняю тебе боль, – он говорил тихим голосом. Так говорил, словно готов был разрыдаться. – Я причиняю тебе боль с нашей самой первой встречи. Я не хочу этого, но ничего не могу с собой поделать. Но теперь все, довольно. Тебе лучше уйти. Возвращайся в дом своего отца. Завтра я провожу тебя, и ты безопасно пройдешь через лес.

– Но я обещала пробыть с тобой ровно год. Я тебе слово дала.

– Остался всего один день, он уже никакой роли не играет.

– Нет, я полностью выполню свое обещание. Не собираюсь тебя бросать.

Я слушала его дыхание и удары своего сердца. Три удара. Четыре.

– Ну, если ты уверена.

– Я уверена.

Больше он ничего не сказал.

Сон медленно обволакивал меня. Но пока я погружалась в него, показалось, что услышала тихий голос волка, чуть слышно шепнувший мне в самое ухо:

– Прости меня, Эхо. Прости за все, что я сделал. И за все, что еще сделаю.

А затем, уже на самой грани сна, человеческие пальцы переплелись с моими, и моя ладонь почувствовала сильные толчки не моего, другого сердца.

Утром я вновь проснулась в кровати одна, но при этом была абсолютно убеждена, что тот голос и та рука мне не привиделись, что это не было сном.

Пришло время доказать это самой себе.


Глава 23 | Эхо Севера | Глава 25







Loading...