home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 34

Эхо Севера

– Итак, ты нашла дорогу в мой лес, Эхо Алкаева, – раздается за спиной звонкий и холодный, как лед, голос Королевы волков.

Она проносится мимо меня и Мокошь, чтобы сесть на свой трон. Я провожаю ее взглядом. Королева садится на самый большой трон, сплетенный из ветвей деревьев и зеленых стеблей, на которых растут яркие красные цветки. Выглядит Королева точно такой же, как в моих снах, – серебряные волосы, когтистые руки, угловатое лицо и острые волчьи уши. В целом она выглядит более похожей на человека, чем ее дочь, однако Мокошь красивее матери.

Я смотрю ей прямо в глаза и говорю, не скрывая ярости:

– Я пришла освободить Хэла.


Она смотрит на меня с холодным безразличием. От красных цветов на ее троне волнами наплывает тяжелый, душный, приторно-сладкий аромат.

– Ты хочешь освободить его? Но он живет при моем дворе по своей воле и на условиях заключенного между нами соглашения.

– Поэтому вы его привязали?

Я не отрываю – не осмеливаюсь оторвать – глаз от Королевы волков, однако чувствую, что Хэл наблюдает за мной. Это придает мне сил.

– Он будет не просто хотеть – будет мечтать остаться со мной, как только придет его время. А оно придет скоро, очень скоро. Между прочим, я удивлена, что ты сумела оказаться здесь до того, как его время истекло.

– Я пришла сюда вместе с Северным ветром.

– Ложь! – вспыхивает Королева и нервно барабанит когтистыми пальцами по подлокотнику трона. – Если бы это было правдой, ты оказалась бы здесь еще быстрее. Впрочем, боюсь, твое путешествие в любом случае было напрасным. Я не могу освободить его. И даже если бы могла, все равно не освободила. Ты кто? Ты – человек, хрупкий слабенький человечек. И тебе нечего предложить мне взамен.

Хмыкнув, Мокошь бросает на меня быстрый, пронзительный взгляд и забирается на свой третий трон. Я замечаю напряжение во всех ее движениях, и мне впервые становится интересно – что же за сделку она заключила со своей матерью, чтобы отдать жизнь в обмен на это.

Мне ужасно хочется взглянуть на Хэла, но я продолжаю смотреть на Королеву.

– Каковы были условия вашей сделки? По какому праву вы держите его здесь связанным по рукам и ногам?

– Что ты можешь знать об условиях и правах! – отмахивается от меня Королева.

Она встает и направляется к Хэлу. Он дрожит при ее приближении, а у меня становится горько во рту от подкатившей к горлу желчи.

– Между прочим, мне есть, за что поблагодарить тебя. – Королева прикасается своим когтистым пальцем к круглому шраму на щеке Хэла. Он отшатывается от нее, но сделать это ему мешает тугая серебряная лента-ошейник на горле. – Я думала, что ты заберешь его у меня. Но он здесь, и теперь уже навсегда. Вскоре он женится на моей дочери и станет бессмертным. Как я.

Королева улыбается. Мне стоит большого труда не вздрогнуть и не поморщиться при виде острых волчьих зубов.

– Что она обещала тебе? – спрашиваю я, обернувшись к Мокошь. – Какую сделку ты с ней заключила?

Но Мокошь не отвечает, и тогда я вновь обращаюсь к Королеве, изо всех сил стараясь сделать так, чтобы мой голос не дрожал.

– Я не позволю вам забрать его. Не позволю сделать его проклятым навеки.

– Не позволишь? Ты? Мне? – Она отводит руку от лица Хэла. – И что ты вообще знаешь об этом мальчике?

– Его зовут Хэл, и ты наложила на него заклятие, чтобы днем он был волком, пока его человеческое «я» путешествует по зеркальным книгам. А свой истинный вид он мог принимать только по ночам.

– Эхо, – хрипло произносит Хэл. Я моментально поворачиваюсь к нему, словно притянутая магнитом.

Королева бьет Хэла по лицу, и его голова резко запрокидывается назад. На шее Хэла появляется кровавая полоса – оказывается, у этой серебряной ленты-ошейника очень острые края.

Королева выпрямляется. На ее лице больше нет ни тени улыбки, а внутри меня все сжимается от ненависти.

– Его зовут Хэлвард Перун Сварог Винтар, он младший сын герцога Винтара, который жил столетия четыре назад или около того. Хэлвард был прекрасным сыном. И очень любопытным, – она кладет когтистую руку на плечо Хэла, а он закрывает глаза и еще сильнее бледнеет. – Он встретил меня в лесу и с тех пор приходил каждую ночь. Полюбил меня всей душой. Пожелал привести к себе домой, чтобы показать отцу и объявить будущей невестой.

Я смотрю на Хэла и мысленно умоляю его открыть глаза. Я готова вынести все что угодно, даже ужасную историю Королевы волков, лишь бы он просто посмотрел на меня.

– И тогда я показалась ему в своем истинном обличье, – продолжает Королева. – Наполовину волк, наполовину человек. Показала, что обладаю силой, какой еще никто и никогда не обладал в этом мире. Он не испугался, – она снова улыбается и сжимает своими когтистыми пальцами шею Хэла. Он сидит совершенно неподвижно, но я вижу, как играют желваки на скулах. – Хэлвард захотел стать похожим на меня, но сказал, что его отец не сможет понять таких изменений. И тогда мы с ним заключили сделку сроком на сто лет – день он будет проводить со мной, а на ночь возвращаться в дом к отцу.

– И ты обманула его, – тихо говорит Мокошь со своего трона. – Ты всегда всех обманываешь. Он не такую сделку хотел с тобой заключить.

– Я вообще не знал, что мы заключаем сделку, – шепчет Хэл, которого Королева продолжает держать за горло. – И те сто лет, о которых шла речь, оказались вовсе не сотней лет. За одну ночь, в которую ты наложила на меня в лесу заклятие, на земле пронеслось три столетия. Заклятие еще не успело вступить в силу, а моего отца давно уже не было на свете…

– Дурак! – выкрикивает Королева и отпускает Хэла, оставив у него на шее пять кровоточащих ранок от когтей. Затем она поворачивается и возвращается к своему трону.

Я следом за ней не иду. Стою на месте, ожидая продолжения рассказа.

– Как только сделка была заключена, он оказался недоволен ее условиями, – Королева спокойно стоит, положив на подлокотник трона одну руку, о которую благоговейно начинают тереться своими головками красные цветки. – И тогда я предложила ему отличный выход. Он находит девушку, которая должна прожить с ним ровно год, ни разу не увидев среди ночи его человеческого лица. Если это требование будет выполнено, я освобождаю его. Если нет, то до конца столетнего срока Хэлвард будет целиком и полностью принадлежать мне.

Хэл дергается в своих путах. На щеке алеет пятно на том месте, куда ударила Королева волков.

– Так что, как видишь, Эхо Алкаева, выход был, и он зависел только от тебя. Но ты не выполнила свою часть условий новой сделки.

– Я не согласна.

– С чем ты не согласна? – Королева срывает цветок, нюхает его, а затем разрывает своими когтями. На землю падают красные чешуйки. – С тем что предала Хэлварда? Или с тем, что твое путешествие было напрасным?

– Нет.

– С чем же тогда? – приподнимает серебряную бровь Королева.

– Я не согласна с тем, что нет другого способа освободить Хэла.

Королева протягивает руку, чтобы сорвать еще один цветок, но не срывает. Вместо этого она подходит ко мне и становится так близко, что я ощущаю запах крови в ее дыхании.

– А знаешь, я ведь могу помочь тебе с этим, – чуть слышно произносит она, и касается когтями шрамов на левой стороне моего лица. Касается осторожно, чтобы не поранить мою кожу. Но при этом я чувствую ледяной холод от кончиков ее когтей. – Я могу заставить твои шрамы исчезнуть. Могу сделать тебя красивой.

– Мои шрамы меня больше не волнуют, – отвечаю я, глядя ей прямо в глаза. – И мне не нужно избавляться от них, чтобы чувствовать себя красивой.

– Не волнуют? И это я слышу от девушки, которая с семи лет каждую ночь молилась Богу, чтобы он снова сделал ее красивой? От девушки, купившей банку крема, которая стоила дороже, чем доставка партии книг из города, а потом закопала ее на заднем дворе, когда мазь не подействовала? Не волнуют ее больше шрамы, действительно!

Ярость бушует во мне. Натыкаюсь взглядом на Мокошь, и вдруг понимаю, какую сделку она заключила со своей матерью.

– Ты хочешь полностью быть человеком? – спрашиваю я ее. – И она тебе это обещала.

– Ты не знаешь, что такое быть монстром, Эхо, – стыдливо склонив голову, отвечает Мокошь. – Быть чудовищем, не принадлежащим ни к миру людей, ни к миру диких зверей, и проклинать себя за это.


– Ах, Мокошь, как жаль, что ты раньше ничего мне об этом не говорила. Я хорошо знаю все это.

– Откуда? – шепчет Мокошь. – Ты же такая красивая.

Мое сердце разрывается от боли.

– Но то, о чем ты просишь, просто не в ее власти, – говорю я. – Как она могла сделать тебя человеком, если даже с собой ей это сделать не под силу.

– Ей вовсе не обязательно быть человеком. Она и так повелевает всей магией мира.

Странный ветерок пролетает над поляной. Он шевелит мне волосы и пахнет льдом.

– Не всей, – говорю я.

– Вы уже закончили? – спрашивает Королева, слушавшая наш с Мокошь разговор с презрением и долей недоумения.

Я поворачиваюсь к ней и громко, звучно объявляю.

– Я здесь, чтобы освободить Хэла. И не уйду отсюда без него. Я призываю себе на помощь древнюю магию!

– Древнюю магию? – тревожно переспрашивает Королева и отступает от меня так, словно я ее ударила.

– Я же говорила тебе, мама, – подает голос Мокошь, – у нее есть сила, чтобы победить тебя.

Королева ничего не отвечает на слова дочери. Я тем временем решаюсь взглянуть на Хэла. Его глаза закрыты, губы шевелятся, словно он безмолвно молится.

В моей памяти всплывают слова, сказанные волком в Храме ветров:

«Когда-то я обладал одной бесценной вещью. Я должен был беречь ее как зеницу ока, но вместо этого упустил, и буду теперь сожалеть об этом до самого конца».

И Восточным ветром в зеркальной книге:

«Когда найдешь эту древнейшую магию, не отпускай ее от себя. Никогда, даже на мгновение».

А еще Айседора в чуме Ивана:

«Если ты любишь кого-то, то не отступишься, не откажешься от него никогда и ни за что. Любовь больше, чем просто чувство. Она – часть твоей души. Если в тебе есть любовь, ее никто не сможет отобрать, никакая Королева волков».

– Древняя магия сильнее тебя, – говорю я Королеве. – Она способна разрушить твое заклятие. А теперь скажи мне, сколько времени осталось до конца столетнего срока?

Она не отвечает, смотрит холодно и отчужденно. Но я чувствую, какой гнев кипит у нее в крови.

– Сколько? – повышаю я голос.

– Три дня, – встает со своего трона Мокошь. – Его сто лет закончатся через три дня.

– Осторожнее, доченька, – рычит на нее Королева. – Тебе следует остановиться!

Мокошь замолкает и не произносит больше ни слова.

– Я хочу заключить с тобой сделку, – говорю я.

Королева волков немедленно поворачивается ко мне и приподнимает серебряные брови, моментально забыв про дочь.

– Суть сделки? – заинтересованно спрашивает она.

– Отдай мне Хэла до окончания столетнего срока, и я все время буду держать его. Не отпущу ни на мгновение, как бы ты ни старалась, что бы ни делала. И если я устою, выдержу все и не дрогну, то когда пройдет три дня и столетний срок сделки истечет, Хэл больше не будет принадлежать тебе.

– А будет, как я полагаю, принадлежать тебе, – усмехается Королева волков.

Я смотрю на Мокошь. Она, сгорбившись, опускается на трон. Меня тошнит от того, что Королева думает, будто я рвусь обладать кем-то.

– Хэл будет принадлежать только самому себе, – говорю я. – Древняя, изначальная магия освободит его.

– А если ты потерпишь неудачу, девочка? – спрашивает Королева, внимательно разглядывая меня.

– Свои условия я поставила, – заявляю я, гордо подняв голову. – Теперь ты выдвигай свои.

Она щурит глаз. На губах у Королевы появляется опасная кривая улыбочка.

– Ну, что ж, – говорит Королева. – Если потерпишь неудачу, вы будете вечно принадлежать мне. Оба.

– Нет, Эхо!

Это Хэл. Я смотрю на него и вижу, как слезы катятся у него по щекам. Он извивается в острых как ножи путах. Кровь стекает у Хэла по шее и капает с рук.

– Не торгуйся с ней! – хрипит он. – Она тебя обманет. Она всегда обманывает! Ты должна бежать. Уходи и не оглядывайся назад. Я не хочу, чтобы ты тоже оказалась в западне. Я не вынесу этого. Уходи, Эхо, прошу тебя, уходи.

– Слышишь, как он тебя умоляет? – усмехается Королева. – Но время дорого. Говори, что ты выбираешь.

– Прости, Хэл, но я не уйду отсюда без тебя.

Он дрожит, понуро опускает голову и снова повторяет:

– Уходи, Эхо, прошу тебя.

А я снова поворачиваюсь к Королеве волков и твердо объявляю:

– Я призываю себе на помощь древнюю магию. И я принимаю твои условия.


Глава 33 | Эхо Севера | Глава 35







Loading...