home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Десять

Нимуэ соскочила с повозки и поспешила в толпу.

Времени оставалось в обрез. Если она не сможет найти Артура, Хоксбридж станет ей ловушкой – паладины охраняют город снаружи и изнутри.

На ночь лавки закрывались, но в «Крыле ворона» было людно. Нимуэ протиснулась меж двух фермеров, которые маячили у входа, и зашла внутрь. Взяла стул, встала на него и, все еще прижимая ко рту окровавленную тряпку, оглядела толпу. Сердце у нее упало: в углу, где Борс накануне обирал местных фермеров, сегодня сидели мальчишки с закопченными лицами – работники железного завода.

– Эй! Слезай оттуда! – кто-то потянул Нимуэ за плащ, а другой подтолкнул в спину. Нимуэ покорно слезла со стула, оказавшись среди людей, большинству из которых была по плечо. Больше идти было некуда. Ее мысли снова обратились к мечу: может, литейщики переплавят его на монеты? Или банк предложит за него солидную сумму?

Над площадью уже сияли звезды, лакеи зажигали фонари. Нимуэ прикинула, стоит ли идти к кузнецу, дабы он оценил стоимость меча. Прийти туда – значит раскрыть себя, навлечь вопросы, на которые она не готова отвечать. Уставшим взглядом она выискивала арки, где могла бы подремать, прежде чем стража вышвырнет ее вон из города. Внезапно раздался звон колокола, и на площадь вышел городской глашатай; сопровождали его два Красных Паладина. Горожане и лавочники собрались вокруг.

– Слушайте! Слушайте все! – завопил глашатай. – По приказу Ватикана, за самые гнусные преступления, включая детоубийство, людоедство и умерщвление слуг Господа по сговору с демоническими силами…

Нимуэ отпрянула и судорожно огляделась, ища укрытие.

– …тринадцать золотых динариев за живую или мертвую фейри-убийцу, известную как Ведьма Волчьей Крови! Любой, кто предложит ей помощь или убежище, вершит ересь, а потому будет подвергнут пыткам, а затем сожжен по закону Церкви!

Нимуэ натянула на лицо капюшон и поспешила прочь от глашатая, чуть не врезавшись в зад лошади. Конь уже было поднял копыто, намереваясь ударить ее, когда всадник оглянулся с раздраженным смешком. Это был Борс.

– Смотри, куда прешь, тупой ублюдок!

Он не видел лица Нимуэ под капюшоном, так что она поспешила обогнуть его лошадь и прошагала мимо других наемников к Египет – черной лошади Артура. Нимуэ коснулась руки наездника и, когда он посмотрел вниз, откинула капюшон.

– Нимуэ?

От облегчения и усталости слова застряли у нее в горле. Она зашаталась, и Артур спрыгнул с коня, торопясь подхватить девушку. Бросив взгляд на товарищей, он отвел ее на несколько ярдов в сторону, и они остановились в неровном свете факела.

– Я… – Нимуэ попыталась снова, но смогла только всхлипнуть.

– Что стряслось?

– Их больше нет! – выдавила она, ненавидя себя за то, что не может сдерживать рыдания.

– Кого нет? Что ты говоришь!

– Всех! – прорычала она, одновременно борясь с гневом и подступающей паникой. Нимуэ схватила Артура за руку, боясь, что только отпугивает его этой истерикой.

Огромная тень накрыла их внезапно. Борс развернул Нимуэ за плечи, и по его лицу она видела: он мучительно пытается вспомнить, что было, учитывая остриженные волосы, непросто.

Выбора не оставалось. Она быстро утерла слезы, меняя тактику.

– Я хочу нанять вас. Я заплачу, – и вот тут глаза Борса расширились:

– Ты… та самая ведьма!

– Я заплачу, – повторила Нимуэ, – если поможешь мне отыскать Мерлина. У меня к нему дело.

Артур смотрел то на Нимуэ, то на Борса, не понимая, о чем она говорит. Она и сама до конца не понимала. Борс же усмехнулся:

– Мерлин? Ты посмотри, Артур, она знакома с Мерлином! Ты чокнутая, верно, девочка? Держу пари, у тебя и ночного горшка нет, чтоб помочиться, не то что денег!

– У меня есть… кое-что. Очень ценное. Я должна доставить это Мерлину, и он, если поможешь, щедро заплатит тебе, – Нимуэ быстро глянула в сторону площади. Красные Паладины, должно быть, еще где-то поблизости.

Борс грубо ухватил Нимуэ за воротник плаща:

– Что ты должна, ведьма, так это заплатить по счетам… Что это?

Должно быть, он ощутил меч сквозь плащ, потому что мгновенно вырвал у нее оружие.

– Это всего лишь меч, – пробормотала она.

– Ну-ну. Давай поглядим.

Нимуэ решительно вырвала его из рук Борса:

– Я покажу тебе, – она освободила меч от ткани. В свете факелов сверкнули руны. Борс жадно утерся:

– Дай сюда! – но Нимуэ мгновенно спрятала меч под плащ.

– Нет уж, хватит тебе и этого.

– А где твоя подруга Пим? – спросил Артур.

– Мертва, я полагаю.

– Мертва? – Артур нервно взъерошил волосы. Однако времени на объяснения не было совершенно.

– Я должна отвезти меч Мерлину. Он вывалит за него больше золота, чем вы способны вообразить. Но выдвигаться надо сейчас же.

– А может, я просто заберу меч, и мы в расчете, а? – Борс ухватил Нимуэ за полу плаща, но она стряхнула его руки.

– Даже не думай!

– Борс… – начал было Артур, но начальник ткнул в него пальцем:

– Помни свое место, мальчишка! Как по мне, ты чересчур дружелюбен с этой девкой. А что до тебя, девочка, – Борс снова обернулся к Нимуэ, – то я предлагаю тебе отдать мне меч и ехать, куда ты там собиралась.

– Нет!

Нимуэ прижалась к стене пекарни, ощущая, как та расцарапывает шрамы на спине. Борс приближался:

– Или… я могу просто забрать его, а потом притащить тебя за ноги и бросить под ноги Красным Паладинам. Тебе решать.

– Слушай, я мог бы… – вмешался Артур, но тут Борс развернулся и ударил его по лицу тыльной стороной ладони.

– Ты мог бы сесть на коня, вот что! Тебя все это совершенно не касается!

Артур поплелся обратно к Египет, держась рукой за щеку. Лошадь втянула воздух и вздыбилась.

– А теперь давай его сюда, дорогая, – и мясистая рука Борса потянулась к Нимуэ.

Она перекинула плащ через левое плечо, а правой рукой развязала узел, удерживавший меч на перевязи. Клинок лежал на сгибе руки, ладонь ее скользнула по железной крестовой гарде. Глаза у Борса блестели.

– Хорошая девочка, – протянул он.

Метки Эйримид проявились на щеке Нимуэ. Гул в животе превратился в шипящую лаву, и кровь вскипела до самых кончиков пальцев. Нимуэ крепче сжала кожаную рукоять, быстро развернулась и отсекла Борсу запястье. От силы, с какой был исполнен удар, обрубок летел футов тридцать, пока не приземлился на площади.

Борс взревел, уставившись на то место, где прежде была рука.

– Попробуешь сделать это снова – и я отсеку тебе и вторую!

Нимуэ ощущала нечто дикое внутри, будто она была десяти футов ростом и могла каблуком раздавить и Борса, и его вопли. Меч же ощущался продолжением руки – легко и естественно.

Горячий ключ силы бил сквозь ее жилы, перетекая в меч, – и невольная улыбка озаряла ее уста.

Борс отпрянул, схватившись за окровавленную культю, и заорал:

– Убейте ведьму!

Эйфория чуть спала, хотя чувства Нимуэ оставались обострены. Она перебежала площадь, оттолкнула Артура и вскочила в седло Египет, протягивая ему руку:

– Ну же!

– Артур! – заорал Борс. – Я тебе кишки выпущу!

Артур вскочил в седло позади Нимуэ, она пришпорила Египет, и лошадь поскакала через площадь.

Горожане бросились в разные стороны, еще только завидев кровь. Повинуясь приказу Борса, слуги вбежали в переулок с восточной стороны, в то время как наемники, оседлав коней, устремились в погоню за Артуром и Нимуэ.

– Куда ты собралась? – заорал Артур.

– Понятия не имею!

– Так дай мне чертовы поводья!

Он перегнулся через Нимуэ, направляя Египет прочь от ворот.

– Что ты задумала?

– Западные ворота! Меньше охраны!


Проклятая

Один из паладинов попытался достать их с земли, но Артур пнул его сапогом в подбородок, и паладин полетел в канаву. Юноша пустил Египет галопом меж двух домов, свернул в переулок, стараясь оторваться от преследователей, и наконец выехал на тихую площадь, над которой возвышался недостроенный собор. Вдалеке зазвонил колокол.

– Проклятье. Они запирают ворота, – Артур сменил направление. Свет факелов выхватывал фигуры преследователей, отбрасывая тени на высокие стены домов. Наемники мчались следом, словно одна сплошная яростная масса. Западные ворота показались впереди, всего в пятидесяти ярдах, и слуги торопились опустить их. Артур подстегнул Египет.

– Ложись! – взревел он. – Пригни голову!

Нимуэ прижалась лицом к седлу, и они помчались прямо на опускающиеся ворота. Артур обхватил руками шею Египет, когда они нырнули. Зубцы царапнули по спине, разрывая плащи, но им удалось миновать городские стены.

С грохотом они выехали на дорогу, освещаемую одними только звездами.


Девять | Проклятая | Одиннадцать







Loading...