home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Шестнадцать

Убедившись, что дорога близ Шлаковых Ворот свободна от поздних путников, Моргана повела Артура и Нимуэ на юг через лесистые холмы.

– Никакого огня. И не болтать, – предупредила она и продолжила уверенно шагать, хотя капюшон явно должен был мешать обзору в темноте. Встречающиеся по пути участки, освещенные луной, походили на ступеньки. Все, что они слышали, – как шуршат под сапогами сосновые иголки, укрывающие лес сплошным ковром. Нимуэ вообще не разбирала дороги и несколько раз теряла Моргану из виду, когда та ныряла под упавшие деревья или пересекала ручейки, не сбиваясь с шага. Они шли не меньше часа, Нимуэ исцарапала щеки о колючки, легкие горели от недостатка воздуха, а ноги ныли.

Неожиданно Моргана остановилась, подняв руку в предупредительном жесте. Артур и Нимуэ тоже замерли. Они ничего не могли разглядеть, кроме очертаний высоких сосен и необычных скальных образований – по крайней мере, это означало, что они взбираются по одному из «рогов» Гор Минотавра. Было холодно, и Нимуэ посильнее укуталась в свой крестьянский плащ. Внезапно что-то зашуршало над их головами, Артур опустил руку на меч, но Моргана покачала головой. Оно с невероятной ловкостью перепрыгивало с ветки на ветку в десяти футах над землей, а затем исчезло в темноте. Слишком быстрое для медведя, слишком большое для птицы или кошки.

– Что это? – шепнула Нимуэ.

Ответом ей было карканье вдалеке. Звучало очень похоже на лягушек на поляне близ ее хижины у кургана. После очередной серии хрипящих звуков (криков?) Моргана махнула им рукой. Они снова двинулись, и Нимуэ ощущала, что десятки глаз следят за ними. Она не могла сказать, чувствует ли это Артур. Возле поваленной сосны колыхались тени, но Моргана не обращала на это ни малейшего внимания, увлекая Артура и Нимуэ к стене из камней, скрывающейся за лиственной завесой. Ковер из сосновых иголок устилал землю выше по склону и к западу.

Нимуэ приготовилась к очередному восхождению, но завеса плюща резко раздвинулась, и показались фигуры двух девушек, укутанных в накидки из листьев, почти невидимых невооруженному глазу. За завесой виднелся невысокий вход в пещеру. Ничего не объясняя, Моргана пригнулась и вошла, и Нимуэ последовала за ней, не отрывая взгляда от девушек, которые выглядели уставшими и напуганными.

Еще несколько шагов в глубь пещеры – и уже почти ничего нельзя было рассмотреть, поэтому неудивительно, что Нимуэ ударилась головой о низкую каменную притолоку. Инстинктивно она отшатнулась к Артуру, схватила его за руку. Он на мгновение сжал ее пальцы, прежде чем она отстранилась.

Нимуэ ориентировалась по шуршанию юбок Морганы, двигаясь через узкий проход. Шепот и бормотание отражались от стен, старые голоса мешались с юными. Пещера словно дышала, и Нимуэ могла учуять наполняющие ее запахи: свиной навоз и моча, горные травы, козьи шкуры, перец и гвоздика, тис и ольха, влажные листья, сушеные лилии и ирисы, кислый эль, сало, плесень, соленая говядина, лавровый лист, шалфей и тимьян. И еще пот, от которого разило страхом.

– Здесь безопасно, – раздался в темноте шепот Морганы.

С фонаря сняли темную ткань, и в мерцающем рыжем свете проявились лица. Фигуры всех форм и размеров, люди, лежавшие на полу или сгрудившиеся у неровных стен, сотня человек – а может, и того больше. Пещера оказалась низкой, но широкой, и вдали, там, куда свет не доставал, виднелись другие «комнаты». У Нимуэ перехватило дыхание. Ее окружали фейри, ее народ. И все они бежали от костров Кардена.

– Боже, это прекрасно, – голос Нимуэ дрожал. Она ощущала себя так, словно вернулась домой, это было больно, но невероятно вдохновляло. Словно попасть в семью, которую ты прежде не знал. Здесь были члены столь редких кланов, что Нимуэ никогда не встречала их представителей прежде. Скалолазы – застенчивые горные жители: мужчины в прочных шлемах из бараньих рогов и женщины с замысловатыми шрамами из переплетенных кругов на руках. Змеи – существовали преимущественно в темноте и жили в плавучих хижинах на лесных реках. Их дети носили накидки из крысиных шкур, а взрослые – маски, сделанные из крыльев летучих мышей. Лица они разрисовывали птичьим пометом. Тела Мастеров Бури сверху донизу покрывали татуировки. Они славились тем, что могли призывать дождь, а Лунные Крылья могли общаться с ночными птицами и враждовали с кланом змей. Их детеныши рождались под покровом леса, в гнездах, и до десяти лет не ступали на землю. Один из детей гладил по голове огромную серую сову, которая свирепо и подозрительно смотрела на Нимуэ. Бивни поклонялись кабанам и все как один славились вспыльчивостью. Фавны носили рога, ездили верхом на гигантских оленях и прекрасно стреляли из луков. И еще она увидела Плогов, обитателей туннелей, которые приспособились жить в вечной тьме и постоянно работать, используя мощные когтистые руки с двумя пальцами. По большей части Плоги были слепы. Дети фейри рассказывали о них страшилки, но Ленор учила Нимуэ, что Плоги – просто застенчивые существа, которые питаются личинками и корнями, а вовсе не живой плотью.

Здесь были и другие кланы, которые Нимуэ не могла опознать, и это ошеломляло. Стены пещеры давили, воздух был горячим и густым от множества тел, пахло страхом и усталостью, и шок оказался так велик, что Нимуэ невольно покачнулась. Моргана поддержала ее, не давая упасть.

Они прошли по туннелям и оказались в небольшой нише, где хватало места только на соломенную циновку и фонарь. Судорожно сжав в кулаке меч, Нимуэ позволила довести себя до подстилки и рухнула. Глаза мгновенно закрылись, и она почувствовала, как ее уносит в глубокую манящую темноту.

Ей снился огонь.


Нимуэ резко распахнула глаза. Первое, что она увидела, – Артур, который сидел у стены напротив и изучал карты, украденные у Красных Паладинов. Он взглянул на нее.

– Ты проспала почти два дня, – сказал он. Нимуэ судорожно шарила по земле вокруг.

– Меч, – ее поиски казались лихорадочными, – где мой меч?

– Успокойся, все нормально. Вон он, – Артур указал на укромную нишу в скале рядом с соломенной циновкой, где лежал Меч Силы, по-прежнему завернутый в плащ. Нимуэ немного успокоилась, хотя в голове все еще мелькали смутные образы из сновидений, а из темноты на нее пялились любопытные и чуточку напуганные глаза.

– Рад, что ты проснулась. Я им не очень-то нравлюсь. «Человечья кровь», и все такое.

– Им не следует называть тебя так. Моя мама никогда не позволяла мне.

Артур кивнул в знак согласия.

– Я чересчур человек для этого места, полагаю. Ни крыльев, ни рогов. Трудно винить их после всего, через что они прошли… О, и приготовься.

– К чему? – нахмурилась Нимуэ.

– Увидишь.

Она поднялась, отряхивая грязь и солому, налипшие на рваные штаны. Вместе они двинулись по длинному узкому туннелю, который вывел в широкую комнату, похожую на чашу. Частично она была открытой, и через это отверстие в пещеру вторгался лес: упавшие деревья, переплетенные корни и замшелые валуны создавали наклонный мост во внешний мир.

Нимуэ восхищало то, как фейри смогли создать здесь подобие нормальной жизни. Сеть пещер делилась на территории по племенам: Бивни, например, занимали тесное пространство, где создавали свое уникальное костяное оружие, Мастера Бури спали высоко под потолком, а Змеи расположились в импровизированных палатках из кожи. Все старались не сталкиваться друг с другом.

Тут и там Нимуэ видела следы посетившего их несчастья. Ей приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы случайно не наступить на больных или раненых: они лежали на полу, и во взглядах, обращенных к Нимуэ, плескались боль и слабость. В пещерах кипела бурная деятельность: фейри таскали воду и корзины с кореньями и овощами, сушили одежду, ухаживали за ранеными и переносили больных в более изолированные зоны, опасаясь распространения заразы. Даже беглого взгляда хватало, чтоб понять, что провизии не хватает, к тому же в пещерах было неспокойно. Она стала свидетелем перепалки между членами кланов Бивней и Змей. Ссору быстро погасили, однако было понятно, что при отсутствии пищи племенные и кровные инстинкты возьмут верх. Это лишь вопрос времени. Даже Нимуэ могла видеть это.

В отличие от взрослых, дети фейри играли все вместе и смеялись – и не было звука приятнее.

По мере того как Нимуэ и Артур продвигались к центру пещерной сети, ропот вокруг возрастал. Нимуэ ощущала множество глаз, следящих за каждым ее движением, и это ужасно нервировало. Она не общалась прежде с фейри из этих кланов, не была знакома с их обычаями, не имела даже представления, как нужно приветствовать их – и нужно ли вообще.

– Почему они пялятся на меня? – шепотом спросила Нимуэ у Артура.

– Потому что Ведьма Волчьей Крови теперь с ними.

Маленькая девочка из Фавнов с крошечными рогами подбежала к Нимуэ и коснулась ее ноги, а затем отскочила и вернулась к семье. Еще несколько детей из разных кланов окружили Нимуэ, толкаясь, пытаясь взять ее за руку или дотронуться, тянулись к ней, хватали за рукава. За ними подходили и взрослые – сперва не больше дюжины, а потом десятки, сотни, и она оказалась в круге из благоговеющих выживших. Грудь Нимуэ сдавило от страха. Часть ее мечтала сбежать и оказаться в тишине, особенно когда фейри оттеснили ее от Артура, чтобы надеть на шею какие-то ожерелья или вложить в руки объедки, амулеты – все, что они могли предложить.

– Спасибо, спасибо вам, вы очень добры, – повторяла Нимуэ. Она повернулась к Артуру, но он затерялся где-то позади толпы, окружающей ее.


Пятнадцать | Проклятая | Семнадцать







Loading...