home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Семнадцать

«Слепой жонглер» оказался мрачной прокуренной таверной, пропахшей кислым вином и с покоробленным полом. Пылающие в центральном камине поленья отбрасывали желтые отсветы на лица мужчин. Те бормотали что-то над кружками, выискивая взглядом одиноких путников, у которых можно было бы стянуть кошелек. Женщины таили в себе не меньшую опасность: они умели не только вытаскивать монеты, но и нашептывать на ухо одиноким незнакомцам порочные обещания.

Мерлин был одним из таких незнакомцев. Он выбрал место в углу, откуда хорошо видел всю таверну и где сам был столь же открыт для чужих взглядов, ибо сегодня он играл в равной степени роли охотника и добычи. Сброд за другими столами его не интересовал: Мерлин готовился выманить иную, более неуловимую дичь.

Харроус-Понд – глухая заводь на краю диких земель, необузданных и жестоких, где опасность исходила от людей и от самой природы. Здесь королевства Англии, Аквитании и Франции разделялись цепью скал, и немало королей разбились о них в попытках объединить эти регионы. Всадники загоняли лошадей до предела, лишь бы не ночевать здесь, потому что Харроус был поистине воровским раем. Сама архитектура городка, его плотно соседствующие наклонные дома, построенные против холма, чтобы не утопать в болотах, представляли собой крысиные ходы, полные извилистых переулков, узких лестниц, тупиков и темных мест.

Кроме того, здесь властвовал Руген, Прокаженный Король, Повелитель Проклятых Теней. Но аудиенция у такой смертоносной персоны требовала слишком тонких способностей к дипломатии, которыми не обладал даже Мерлин-волшебник.

Мальчик с наполовину оборванным ухом поставил на стол кувшин с вином, кружку и ломоть черного хлеба. Мерлин бросил ему серебряный, и мальчишка тотчас схватил его, точно детеныш акулы. Волшебник наполнил чашу, подумав, что вечер обещает быть долгим, сделал большой глоток, поставил кружку на место и замер.

Мерлин медленно обернулся и увидел женщину в черном. Она сидела на стуле рядом с ним, и лицо ее закрывала вуаль.

– Боги, к чему так подкрадываться?!

– Я Вдова, – таков был ее ответ. – За тобой могли следить?

Она с любопытством склонила голову.

– Глупый вопрос, – заметил Мерлин.

– Ты уверял нас, что Меч Силы уничтожен.

Он почувствовал, как покалывает кожу в местах ожогов.

– Я и сам верил в это. Но эти предзнаменования говорят об обратном.

– Повелители Теней расценивают твой поступок как последнее предательство. Ты потерял то немногое доверие, которое прежде было меж нами.

– Как бы там ни было, меч найден. А это значит, что скоро возобновится Война Меча. «Кто завладеет Мечом Силы, станет единственным – истинным – королем». Те, кто верят в пророчество, начнут собирать армии. Флот Ледяного Короля на севере, Красные Паладины на юге, Повелители Теней на востоке. Да и король Утер не сегодня завтра двинет в бой свое войско. Стоит ли нам тратить время на междоусобицы или все же займемся реальными угрозами?

– Что будете заказывать? – его речь прервал полуухий мальчишка, который снова возник в поле зрения Мерлина. – Столы только для тех, кто берет ужин.

– Каков сегодня кролик? – поинтересовался Мерлин. В основном он надеялся, что это будет хотя бы кролик.

– Объедение, – с сарказмом ответил мальчик.

– Я возьму. И принеси еще кружку для моей спутницы, – Мерлин указал на Вдову.

– Какой спутницы? – мальчишка изумленно уставился на Мерлина.

– Сегодня ты еще более рассеян, чем обычно, – заметила Вдова.

Он забыл, что для мальчика место рядом кажется пустым.

– Никакой, – наконец ответил Мерлин и повернулся к Вдове, дождавшись, когда ненужный свидетель уйдет:

– Я позвал сюда друга, а вовсе не посланника Повелителей Теней.

– И я говорю с тобой как друг. Если тебя изгонят, это не кончится добром. Ты знаешь слишком много, и у тебя достаточно врагов. На тебя объявят охоту, и я боюсь того, кто может восстать, если ты падешь.

– О, твоя забота согревает мое сердце.

– Эта история с мечом породила новые слухи. Говорят, что ты либо лжец, либо вовсе утратил магию. Итак, – Вдова поставила локти на стол, – что из этого правда?

«Я играю с огнем», – размышлял Мерлин. Он выбрал путь благоразумия.

– Раз уж мы перешли на личности, могу я узнать, как поживает твой драгоценный супруг?

Вдова напряглась в ожидании.

– Ты что-то слышал? Кто-нибудь видел его корабль?

«Довольно игр, Мерлин». Вдова вечно ждала, когда муж вернется из морского путешествия. Печаль была так велика, что держала ее в живых – много дольше, чем может жить человек. А еще из этой скорби Вдова черпала способность наводить мосты между мирами, что, в конечном итоге, обеспечило ей место Повелителя Мертвых Теней.

Лучше всего о ней написал тот бард, сочинитель «Песни Кэндлтри». Когда Кэндлтри умирает, его храбрый оруженосец склоняется над ним.

Что ты сказал, мой дорогой Кэндлтри?

«Она снимает вуаль, – шепнул он. —

Я вижу лицо Вдовы».

Мерлин не видел нужды в том, чтобы враждовать с одной из сестер Смерти.

– Нет, никаких слухов, но я молюсь о его благополучном возвращении. – Вдова поправила вуаль и разгладила кружевные рукава, а он продолжал: – Что говорят о мече твои видения? Где он появится?

Вдова помолчала, глядя в будущее.

– Меч найдет дорогу к тебе, Мерлин, – промолвила она. – Но повернется ли он острием или рукоятью – вот в чем вопрос.

– Тогда мне следует быть готовым к любому исходу.

– Что думаешь делать?

– Меч был выкован в огне фейри, а значит, к ним он и должен вернуться. Мне следует расплавить его до самой стали, из которой его создали.

– Намереваешься уничтожить меч? А что же пророчество?

– Лишь слова, что способны обнадежить в лучшие времена. Теперь я мудрее, чем тогда. Нет никакого истинного короля. Меч проклят и отравит всякого, кто им владеет.

– Как обычно, ты выбираешь самый трудный путь.

– Немногие в этой вселенной знают о мече так много, как я. Это единственный путь, поверь.

– Однако кузницы фейри сгорели тысячи лет назад.

– Знаю. В наши времена Пламя фейри – это редкое сокровище, и владеет им самый разборчивый из коллекционеров.

– О, дорогой, прошу, скажи, что ты не намерен красть у него.

– Так и есть.

– Без магии?

– Это все слухи. В любом случае я все еще при своем уме. И не забывай о моем очаровании.

– Боюсь, что ты переоцениваешь и то и другое.

– Ты мне поможешь, мой старый друг?

Вдова вздохнула:

– Полагаю, ты именно поэтому попросил меня принести ожерелье?

Она протянула Мерлину нечто, завернутое в черный шелк, и волшебник резво спрятал сверток под мантию.

– Мне ненавистно просить тебя расставаться с ним.

– Мне не нужны побрякушки, – Вдова снова вздохнула. – На этом все?

– Я бы взял твою лошадь, если не возражаешь.


Двери «Слепого жонглера» распахнулись, и Мерлин вылетел наружу. Он попытался было удержаться на ногах, но мускулистый трактирщик схватил его за пояс и швырнул в кучу навоза. Над ними стояла яркая луна.

– Мне бы следовало нассать на тебя, чертова псина! – прорычал трактирщик, пнув Мерлина сапогом в грудь, когда волшебник попытался подняться с колен. Затем он развернулся и ушел обратно в таверну.

– Я бы не мочился на твои полы, если б ты не разбавлял вино до такой степени, что нужно выпить по меньшей мере галлон, чтоб опьянеть как следует! – Мерлин швырнул ком навоза в захлопнувшуюся дверь. – И кстати, твоя якобы «жена» чересчур дружелюбна с некоторыми посетителями!

Он с трудом поднялся на ноги, продолжая что-то бормотать, и поплелся по главной дороге Харроус-Понд, позвякивая монетами в кошельке, принимаясь то петь, то спорить с невидимыми собеседниками. Мерлин не прошел и нескольких сотен шагов от дверей «Жонглера», когда от стены отделились тени и последовали за ним.

Он продолжал хлебать вино из фляги и только и поднял бровь, когда четыре неуклюжие фигуры – прокаженных, судя по облезающим рукам и черным тряпкам, – начали приближаться с разных сторон. Мерлин не двигался, наблюдая, как круг смыкается. Еще дюжина теней замаячила вдали: будто призраки, они поднимались из трещин в земле или вылезали из подвалов и канав. Как только прокаженные окончательно окружили Мерлина, он бросил флягу на землю.

– Итак, вы знаете, кто я, – прорычал он. – А теперь ведите меня к своему королю.

Услышав это, толпа теней набросилась на него, и Мерлин отдался в их цепкие когтистые руки. Спустя несколько мгновений он исчез в рое прокаженных. Словно единый организм, они увлекали его в тайные туннели под Харроус-Понд – через древнеримскую канализацию, прямиком в адскую тьму.


Шестнадцать | Проклятая | Восемнадцать







Loading...