home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Тридцать шесть

Со вдохом Нимуэ вырвалась из воспоминаний в настоящее, в ужасе от увиденного. Она повернулась к Мерлину.

– Как ты мог?..

– Все дело в мече, – попытался объяснить Мерлин.

– Не меч! Ты! Ты убивал женщин и детей! Ты весь в крови!

– А ты ничем не лучше! – парировал Мерлин.

– Я? Ты с ума сошел? – растерялась Нимуэ.

– Сколько Красных Паладинов ты убила этим мечом?

Нимуэ пришла в ярость.

– Они сожгли дотла мой дом! Убили мою лучшую подругу и мою мать! Как смеешь ты сравнивать меня… с тем… тем кровавым убийцей, каким был ты!

– Со мной было в точности так же. Я позволил мечу направить мою руку во имя справедливости – но это было как капля в море. Моя жажда лишь росла, и ты скоро ощутишь то же самое. Ты уже говорила об этом. То чувство, что меч дарит тебе… Власть. Я хочу уберечь тебя от этой участи, Нимуэ.

– Отдав меч королю смертных? – недоверчиво спросила она.

– Уничтожив его! – выкрикнул Мерлин, указывая на зеленое пламя. – В Пламени фейри, что горело в кузницах древних, он может быть расплавлен, а предав забвению меч, мы навсегда разрушим это царство крови!

Нимуэ колебалась.

– Уничтожить меч? – она посмотрела на оружие, все еще лежавшее в руке. – Но без меча чем же мне торговаться за спасение моего народа?

– Это никогда не было твоей ношей – спасать от вымирания целую расу, – вздохнул Мерлин. – Все, что ты должна была сделать, – принести меч мне, и, хотя шансы на успех казались мизерными, тебе это удалось. Теперь ты свободна от обязательств. Теперь ты можешь довериться мне, как доверялась матери. Поверить, что я поступаю верно.

Нимуэ неуверенно смотрела на Зуб Дьявола: лучи света не отражались от поверхности, а, казалось, утопали на гранях лезвия.


По ту сторону моста Моргана мерила поляну шагами, глядя на замок.

– Мы должны ворваться туда. Мы и без того ждали слишком долго.

– Подождем еще, – Кейз окинула горизонт внимательным взглядом, не слезая с Маха – своего гнедого скакуна, который щипал траву на поляне. Ее обостренные чувства уловили нечто; поначалу это походило на легкую дрожь земли, но вскоре превратилось в грохот, перекрывающий шум прибоя. Моргана тоже услышала приближающиеся звуки.

– Что это такое?

Кейз обернулась как раз в тот момент, когда армия всадников под знаменами Пендрагона одолела вершину ближайшего холма менее чем в миле от замка.

– Нимуэ! – крикнула Моргана, вскакивая на лошадь.

Кейз развернула Маху к подъемному мосту, подхватила под уздцы лошадь Нимуэ и приложила пальцы к клыкам. Пронзительный свист эхом отразился от стен, когда они проскакали мимо сторожки в широкий, мутный от тумана двор.

Фигуры Нимуэ и Мерлина возникли у входа в крепость. Моргана пыталась усмирить взбрыкивающую лошадь.

– Нимуэ, скорее! – Кейз указала посохом в сторону холмов. – Солдаты!

Нимуэ повернулась к Мерлину, ужас перекрыл ей горло.

– Кто знает, что мы здесь?

– Никто, – заверил ее Мерлин, хотя на его лице отразилось напряжение. Глаза Кейз блеснули, и он нахмурился, узнавая ее:

– Ты, – прошептал Мерлин. Однако события развивались слишком стремительно. Моргана протянула Нимуэ руку:

– Это солдаты Пендрагона! Я же говорила! Я предупреждала тебя!

Нимуэ отшатнулась от Мерлина, словно отвращение, подобно невидимой силе, оттолкнуло ее.

– Ты лгал, – проговорила она, недоверчиво тряся головой. – Ты солгал мне!

– Нимуэ, я здесь ни при чем! – убеждал Мерлин.

– Как ты мог? – закричала она. Развернувшись, Нимуэ подбежала к своей лошади и вскочила в седло. Мерлин ринулся за ней, пытаясь задержать.

– Нимуэ, меня обвели вокруг пальца, прошу тебя! – но она наставила на него меч, вынуждая застыть на месте.

– Ты дорого заплатишь за это!

Глаза Морганы сияли от гордости.

Кейз лишь одарила Мерлина странной понимающей улыбкой, прежде чем развернула Маху и дала шенкелей, направляя прочь. Моргана и Нимуэ последовали за ней. Ветер развевал белую гриву Махи, Кейз наклонила голову вперед, и они помчались по полям вдоль линии всадников, несущейся вниз с холма. Даже с расстояния в четверть мили были слышны крики: «Меч! Заберите у нее меч!» – и десятки солдат отделились от основной массы.

Кейз скакала в глубь леса, в самую глушь, пытаясь оторваться от солдат. Деревья теснились, и Нимуэ наклонилась, прячась за головой лошади, чтобы не напороться на случайную ветку. Маха же была поистине уникальным животным: почти не теряя скорости, она ухитрялась прокладывать путь для лошадей Морганы и Нимуэ, одновременно сбивая с ходу их преследователей. Они спустились вниз с крутого холма, добравшись до широкого ручья, и Маха проскакала по воде, чтобы еще сильнее спутать след.

Вскоре голоса солдат затихли вдали, и лесные чащи вывели их к бурным утесам над морем Белого Ястреба. Три всадницы спешились, предоставляя лошадям возможность отдыхать и пастись. Шкуры животных покрывали пот и грязь.

Нимуэ подошла к краю утеса, откуда ястребы ныряли за крабами, выброшенными прибоем. Она сняла меч со спины, и мысли о предательстве и лжи вернулись, завладевая разумом. Тот факт, что она даже на секунду открыла сердце Мерлину, невероятно злил ее. Она была глупа. Глупа и наивна. С чего она взяла, что понимает ситуацию лучше, чем Гавейн, или Ева, или Моргана? Почему вообразила, что может довериться этому пьяному чудовищу?

Воспоминания о матери и Мерлине, которые когда-то были вместе, вызывали в ней глубокое отвращение. В чем состоял жестокий замысел Мерлина? Он ведь планировал украсть меч, так к чему мучить ее этими воспоминаниями? И отчего, во имя всех богов, Ленор послала Нимуэ к Мерлину? Должно быть, она также пребывала во власти обмана. Ей, как и ее дочери, просто задурили голову.

Нимуэ чувствовала себя более потерянной, чем когда-либо. Невольная хранительница Меча Власти, Зуба Дьявола, Меча Первых Королей, священной реликвии народа фейри. Она смотрела, как стискивает в кулаке рукоять меча, и представляла, что металл обжигает плоть, медленно пожирает ее до тех пор, пока острое лезвие не пронзает до самых внутренностей – и она в конце концов превращается в смертоносного бормочущего призрака. Она ненавидела этот меч за то, что он забрал у нее все. Ленор осталась бы в живых, если б не чувствовала, что обязана оберегать его. Меч разлучил ее родителей и отравил душу ее отца. А саму Нимуэ он превратил в убийцу. Она все еще чувствовала вкус крови Красных Паладинов – капля попала ей на губы во время резни на поляне. Возможно, на этот счет Мерлин не ошибался, возможно, они действительно похожи: убийца-отец и убийца-дочь. Но она постарается принести лучшую жертву Керидвен, Богине Великого Котла.

Нимуэ взяла меч двумя руками и замахнулась, намереваясь выбросить его в море, но тут чьи-то сильные руки остановили ее. Она в гневе обернулась к Кейз:

– Отпусти! Это не твое дело!

– Это меч моего народа, а значит, дело мое, – спокойно ответила Кейз.

– Так забирай его! – Нимуэ швырнула оружие к ногам Кейз. – Мне он не принес ничего, кроме несчастий.

Кейз покачала головой и отошла. Проходя мимо Морганы, она пробормотала:

– У этой ведьмы не все в порядке с головой.

Моргана подобрала меч и подала его Нимуэ – рукоятью вперед.

– Возможно, несчастий было бы куда меньше, если бы ты не пыталась избавиться от него.

– А что мне с ним делать? – раздраженно поинтересовалась Нимуэ.

– А что ты хотела, чтобы с ним сделал Утер Пендрагон?

– Спас фейри! – заорала Нимуэ. – Объявил себя Первым Королем и остановил эту бойню!

– Так почему не сделать это самой?

Лицо Нимуэ исказила усмешка.

– Потому что я – не король.

– Разумеется, нет. Ты женщина.

Нимуэ заколебалась, насмешливая улыбка застыла на ее губах.

– Хочешь сказать, я должна объявить себя королевой?

Моргана рассмеялась:

– Я хочу сказать, что меч нашел именно тебя. Не меня. Не короля Утера и не Мерлина. Не Кейз и уж точно не Артура. Если хочешь, чтоб великий лидер принес этим мечом спасение народу фейри, то я скажу: сделай это сама.


Проклятая

– Но я вовсе не хочу владеть им, – прошептала Нимуэ.

– Я тебе не верю. Думаю, ты боишься ровно противоположного – что ты не только хочешь этот меч, но и можешь отвоевать с ним победу.

Эти слова Морганы заставили Нимуэ замолчать. Вдалеке кричали чайки, ветер бил им обеим в лицо. Моргана взяла Нимуэ за руку и с силой вложила в нее меч.

– А теперь нужно ехать, пока солдаты не нагнали нас.

Не говоря ни слова, Нимуэ вложила Меч Силы обратно в ножны и перекинула их через плечо.


Тридцать пять | Проклятая | Тридцать семь







Loading...