home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Сорок пять

Сестра Айрис взглянула на крепостные валы, окружавшие замок и патрулируемые лучниками из клана Фавнов, и, не говоря ни слова, направилась обратно в Шлак. Наплыв беженцев-фейри создавал на улицах заторы, многие жители, испуганные внешним видом фейри, закрывали торговые лавки и торопились укрыться в домах. Вместо уединения они обнаруживали, что под стропилами их домов уже поселились робкие и тревожные Луннокрылые, которые имели привычку сворачиваться в шелковые коконы.

В то же время более щедрые жители – например хозяйка гостиницы «Семь водопадов», Рамона, также приходящаяся женой пекарю, – изо всех сил старались накормить голодных захватчиков. По улицам едва могли ездить повозки, ибо все дороги были в рытвинах после нашествия Плогов. Напряжение росло, когда люди и фейри пытались работать сообща, исполняя приказы королевы. Айрис прошла мимо каменной церкви: окна были разбиты, а на стене красовалась выведенная телячьей кровью надпись – «Ведьма Волчьей Крови».

Она направилась к двум Фавнам, которые отдыхали между двумя сменами, потягивая вино из украденного меха.

– Талабата ной, уата лон? – поинтересовался один из них, указывая на Айрис и подталкивая локтем товарища, который рассмеялся в ответ.

– Я не понимаю, – решительно заявила Айрис.

– Прости моего друга. Он очень груб, – сказал рассмеявшийся Фавн. Он говорил по-английски с мелодичным акцентом.

Айрис проигнорировала извинения и оценивающе взглянула на их луки.

– Как далеко летит стрела?

– Выпущенная из лука Фавна? Да это же самые крепкие луки в мире, – Фавн изобразил свист и очертил в воздухе дугу, подразумевая, что стрела может лететь очень далеко. Сестра Айрис обернулась, оценивая расстояние до замковых стен.

– Долетит отсюда до замка?

– Даже в два раза дальше, – похвастался Фавн.

– А мне покажешь, как стрелять? – Айрис взглянула на него из-под мешковины единственным здоровым глазом.

Фавн нахмурился:

– А ты хорошо видишь, малышка?

– Очень хорошо.

– И зачем же ты хочешь научиться стрелять из лука?

– Охочусь на собаку, – Айрис пожала плечами. Фавны посмотрели друг на друга – что за странный ребенок! – и одновременно рассмеялись. Тот, что был с ней мил, склонился к Айрис:

– Хорошо, малышка. Я помогу тебе убить эту собаку.


Нимуэ никак не могла уснуть. Она смотрела вниз, на множество костров, которые фейри жгли на главной площади Шлака, – в большинстве своем беженцы ночевали под открытым небом. Это не причиняло неудобств: лучше уж свежий ночной воздух, чем тесные пещеры или не менее тесные человеческие жилища. В отблесках огней город, казалось, излучал мягкое оранжевое свечение. Сквозь завесу из дыма проступал лунный полумесяц.

Нимуэ услышала какой-то шепот и, опустив взгляд, заметила, что держит в руке меч. Любопытно. Она совершенно не осознавала, что делает, только ощущала огромную усталость. Она прикоснулась к лезвию, прослеживая пальцами стальные изгибы, отражавшие лунный свет. Шепот становился все громче, превращаясь в крики. «Ну конечно, это воспоминания самого меча», – подумала Нимуэ. Так он разговаривал с ней, рассказывал о жертвах, о том, как они кричали. Некоторые звучали знакомо: Нимуэ вспомнила Красных Паладинов, но, как ни странно, это не напугало ее. Напротив, вновь услышав их крики, она ощутила, как забилось сердце, разогревая кровь, как оживают усталые мышцы – словно поток энергии переливался в ее тело от меча. Вчерашние сомнения показались мелочными и глупыми.

С чего ей сомневаться в себе? Она – Ведьма Волчьей Крови, Королева фейри, хозяйка Меча Силы, и пусть только кто-нибудь попробует отнять его! Она будет и дальше вдохновлять фейри и людей, они сплотятся под ее призывы к свободе, они будут сражаться за нее, проливать кровь – и вместе они искоренят красную паладинскую чуму и изгонят этих крыс обратно в Ватикан. «И пусть сама Церковь содрогнется, – подумала Нимуэ. – Пусть мысли обо мне внушают им страх. А из их крестов я сделаю костры, и…»

– Нимуэ?

Она резко повернулась, лезвие меча сверкнуло перед лицом Артура, который стоял в дверях, держа фонарь.

– Сдаюсь, – он поднял руки, напоминая о том, как они встретились на лесной дороге. Казалось, с тех пор прошло лет сто.

Нимуэ опустила меч и отвернулась к окну.

– Я могу зайти попозже, – осторожно сказал он, не решаясь войти.

– Все в порядке, – тихо ответила Нимуэ. Артур шагнул в комнату.

– Я увидел, что у тебя горит свет.

– Не могла уснуть, – пояснила она, ощущая странное раздражение. Будто она была недовольна тем, что ее прервали, будто хотела провести побольше времени в молчаливом разговоре с мечом.

– Ждешь неприятностей? – Артур посмотрел на клинок в ее руке.

– Согреваюсь, – не задумываясь, ответила она. Артур нахмурился, но следом на его лицо наползла ухмылка.

– Есть и другие способы согреться.

Нимуэ не ответила на флирт. Она продолжала смотреть на меч, отражающий свет факелов.

– Как ты думаешь, Красные Паладины становятся призраками… когда умирают? Думаешь, их духи продолжают жить в этом мире?

– Наверное, – Артур пожал плечами. – Если люди вообще становятся призраками. Почему ты спрашиваешь?

– Я слышу их на лезвии меча. Слышу, как они кричат.

Артур мгновение поколебался.

– Ты устала. Много всего случилось…

– Что с ним стало, как ты думаешь? – перебила его Нимуэ. Под «ним» она подразумевала Гавейна. Артур только покачал головой:

– Не стоит вспоминать об этом.

– Приходится, – сердито ответила она.

– У нас не много воинов, а те, что остались, восстанавливаются от ран, – Артур сделал паузу, словно боясь спровоцировать в ней вспышку гнева. – А еще… насколько я понимаю, встреча с Мерлином прошла не по плану?

– Мои люди были правы. Он лжец.

Артур кивнул, соглашаясь.

– Значит, надо рассмотреть возможности для отступления к морю. Например, собрать все монеты, которые найдем в этом городе, и попытаться нанять корабль, – он тоже подошел к окну, остановившись рядом с ней.

– Отступления… Ну разумеется, – произнесла Нимуэ. В ее глазах плясал огонь костров. – Я думала, ты изменился, – усмехнулась она.

– И что означают эти слова?

– Ничего. Ничего они не означают. Беги, уезжай – что тебя здесь держит?

– Тебе нужны мои советы или нет?

– Понятия не имею. Как я могу верить твоим советам? Откуда мне знать, будешь ли ты рядом спустя пять минут? Как тебе доверять, если все, чего ты хочешь, – бежать от проблем?

– Я хочу выжить сегодня, чтобы иметь возможность бороться завтра, – поправил Артур.

– А в нас ты не веришь?

– В каких это «нас»?

– Я хотела сказать, в меня. Ты веришь в меня? – она повернулась и посмотрела ему в глаза. Артур мягко положил руки ей на плечи.

– Верю во что? Что именно ты собираешься делать, если не бежать? Со штурмом ворвешься в ворота замка Пендрагонов? Развернешь полномасштабную войну против Церкви? Пусть все они называют тебя Королевой фейри, но это не меняет того факта, что ты лишь девчонка с мечом.

– Я не просто какая-то девчонка! – ее глаза вспыхнули.

– И я об этом знаю, поверь. Но ты достаточно сделала для них, Нимуэ, разве ты не видишь? Ты подарила им шанс на выживание, выбила Красных Паладинов из Гор Минотавра. Это огромный успех, да, но не думай, что они не вернутся. Их будет немного больше, и, пока этого не случилось, нужно подумать, как спасти твоих людей.

– Что ж, значит, я найду армию. Может быть, северяне…

– Полагаешь, Ледяной Король скорее последует за крестьянской девчонкой с Мечом Силы, чем попытается отнять у нее этот меч?

Нимуэ собиралась ответить очередной гневной репликой, но внезапно ее накрыла волна всеобъемлющего спокойствия.

– Сокрытое направит нас в нужную сторону. Не твоя вина, что тебе этого не понять.

– Это почему же, интересно? Потому что я – «человечья кровь»?

Молчание Нимуэ было достаточно красноречивым. Уязвленный, Артур развернулся, намереваясь уйти.

– При всем уважении, моя королева, вы ведете себя как дура.

– Я тебя не задерживаю, – отрезала Нимуэ.

У самых дверей Артур отвесил поклон, затем развернулся и зашагал прочь по коридору.


Сорок четыре | Проклятая | Сорок шесть







Loading...