home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Сорок шесть

Леди Кэчер сидела в роскошном саду поместья Шастеллейн, прислушиваясь к смеху родных, доносящемуся из дома. В лучах заходящего солнца слуги накрывали стол под открытым небом. Праздничное меню подразумевало жареных фазанов, каплунов под лимонным соусом, рагу из лебедя и пироги с угрем. Леди Кэчер подлила себе еще вина, пока муж и внуки кружились в шутливом танце под звуки скрипки, на которой играла служанка.

– Держи его крепче, Мари, он верткий! – предупредила леди Кэчер, и лорд Кэчер снова ускользнул от объятий детей. Она удовлетворенно откинулась на спинку стула и улыбнулась. Где-то вдали залаяли собаки: через сад, раскинувшийся подле каменных стен, увитых лозами ярко-пурпурных роз, шла служанка.

– В чем дело, Мэвис? – спросила леди Кэчер. Та выглядела взволнованной.

– У ворот гость, миледи. Просит вас лично.

– Ты знаешь, кто он? – леди Кэчер выглядела озадаченной.

– Нет, миледи, но он говорит, что вы его узнаете.

Леди Кэчер побледнела и отставила бокал с пряным вином. Она постаралась немного успокоить нервы, а затем встала, разглаживая юбки, и двинулась к воротам. Мэвис собиралась было последовать за ней, но леди Кэчер остановила служанку.

– Не нужно. Я пойду одна.

– Вы уверены?

На губах леди Кэчер промелькнула тонкая улыбка.

– Да. Убедись, что дети начали есть. И что лорд Кэчер не перетрудился во время этой беготни.

– Да, миледи, – с неохотой подчинилась Мэвис.

Леди Кэчер снова двинулась в сторону ворот Шастеллейн. Добравшись до входа, она увидела Мерлина, который позволял своему коню щипать траву, просовывая голову между железными прутьями. И человек, и животное были грязными от дорожной пыли и пота. Долгие мгновения Мерлин и леди Кэчер смотрели друг на друга. Наконец он спросил:

– Здоровы ли твои родные?

– Все до единого, – кивнула леди Кэчер. – У меня семеро внуков.

– И что бы ни понадобилось тебе или им, все исполняется?

– Все, чего могла пожелать крестьянская девчонка, – напряженно ответила леди Кэчер.

Мерлин потрепал коня по гриве.

– Пришло время тебе сдержать свое обещание.

Она глубоко вздохнула, достала из-под юбки связку ключей и открыла калитку.

– Прошу, – она пропустила Мерлина и повела его к скамейке, вкопанной в землю в тени нескольких сливовых деревьев. Они долго молчали, сидя бок о бок.

– Я всегда знала, что этот день настанет. Но почему-то все еще кажется, что это произошло слишком быстро.

Эмоции охватили ее, слезы катились по щекам. Она утерла их платком и постаралась взять себя в руки.

– Могу я пригласить тебя на ужин? Тогда у меня появился бы шанс провести с ними последний вечер.

Однако Мерлин покачал головой:

– Меня преследуют по пятам, и нам нужно ехать сейчас же. Я подожду, пока ты попрощаешься со всеми.

Леди Кэчер всматривалась в его лицо, но не находила ни малейшего намека на то, что Мерлина можно переубедить. Тогда она решительно кивнула, поднялась на ноги и, подойдя к краю сада, увидела, что ее муж и внуки катаются по траве. Ее собственные дети – родители внуков – смеялись, сидя под старым каштаном, и потягивали вино.

Она улыбнулась, стараясь запомнить каждую деталь. Затем проскользнула в дом и вернулась спустя несколько минут. На плече висела сумка из мягкой кожи.

– Не будет никаких прощаний, – сказала она Мерлину. – Пусть они играют.


Возвышающаяся вдали крепость Дан-Лах, казалось, вырастала прямо из скалистого Побережья Нищих. Ее башни были наклонены, а стены окружал естественный барьер зазубренного песчаника. Все это защищало Дан-Лах не только от захватчиков, но и от беспощадного прилива. По береговой линии теснились военные корабли. Мерлин поискал взглядом знаменитую шхуну Красного Копья с огненным оружием, вплавленным в нос корабля, подобно рогу, – но не смог найти. Северные лучники остановили патрулирование, глядя, как Мерлин и леди Кэчер подъезжают к воротам. После приглушенных переговоров и нескольких мрачных взглядов, брошенных в сторону Мерлина, у ворот закричали, веля поднять решетку.

Избегая предложений освежиться после долгой дороги, Мерлин немедленно попросил аудиенции у Камбера. Вместе с леди Кэчер они прошли по нескольким винтовым лестницам в Большой зал. В тепле пяти каминов здесь вырисовывалась совершенно иная атмосфера, нежели в лагере; собственно, было не только тепло, но и шумно – Мерлин слышал смех. При дворе Утера не смеялись никогда, однако, войдя в зал, Мерлин и леди Кэчер увидели лорда Камбера, чей гулкий смех сотрясал стены. Словно ребенок, он хохотал, глядя, как волчонок играет с охотничьим соколом: тот расправил крылья и, щелкая клювом, прыгал по каменному полу, запугивая волчонка.

У Ледяного Короля было туловище, подобное бочке, и черный плащ из пещерного медведя, перекинутый через плечо. Вторая рука, как и полагается у викингов, оставалась свободной, чтобы иметь возможность в любую минуту схватиться за меч. Плащ крепился платиновой брошью, инкрустированной янтарем, золотом и синим стеклом. Лицо короля загрубело от морского ветра, каштановые волосы были собраны в хвост, а борода – коротко подстрижена.

Четверых детей Камбера – двух юношей и двух девушек – больше забавляли не выходки волчонка, а то, как на это реагировал отец. Многолетний опыт присутствия при разных дворах позволял Мерлину быстро делать выводы. Что касается детей Ледяного Короля, то их, по мнению Мерлина, в отличие от отца-воина, воспитывали в атмосфере политических интриг – а значит, они будут куда меньше склонны доверять новым людям.

Со стороны за творившимся в зале балаганом наблюдала Хилья – Ледяная Королева. Несмотря на свое царственное происхождение, она не внушала трепета в своем бледно-голубом простом платье с заплетенными в косу волосами, которые когда-то были цвета соломы, а теперь поседели. Она пила из рога вино и пряла шелк для платья, ухитряясь при этом не упускать ни одной мелочи в зале.

То, что Камбер позволил своей старшей дочери Эйдис – черноволосой, бледнокожей, с голубыми глазами, накрашенными зеленым вокруг, – обратиться к вновь прибывшим, подтверждало теорию Мерлина.

– Мерлин-волшебник! Чародей без магии, посланный королем без прав на трон, – она улыбнулась сестре и братьям, довольная собственными словами. Дагмар, старший сын Камбера, более всего напоминающий отца осанкой и выражением глаз, одобрительно хмыкнул. Кальдер – младший сын – закатил глаза, а светловолосая Сольвейг, чья одежда была богато украшена драгоценными камнями, впилась в Мерлина пронзительным взглядом.

Тот предпочел проигнорировать эту ремарку.

– Можем ли мы попросить чаю или немного пряного вина для леди Кэчер? Она промерзла до костей, и мы ехали всю ночь.

Хилья кивнула одному из слуг, и тот провел леди Кэчер к скамье у стены, пока лакеи несли рог с вином.

– Благодарю вас, леди Камбер, – сказала леди Кэчер.

– Велеть приготовить вам постели или все же расскажете о сути вашего визита? – поинтересовалась Эйдис, высоко задрав подбородок.

– Юная леди, я здесь не ради постелей, но ради королей.

Эйдис заметно напряглась.

– Перед тобой – единственный (истинный!) король, фокусник.

– Возможно, если вы из тех, чьи ночи длятся по шесть лун и кто привык расхаживать по снегу.

Детей Камбера слова Мерлина задели за живое. Они бросали взгляды на Ледяного Короля, который отвлекся на маленького волка. Мерлин же почесал бороду и обратился к Эйдис:

– Сейчас у вас поистине царственная осанка, и я не сомневаюсь, что однажды вы станете прекрасной королевой. Но, к сожалению, у вас манеры осла.

– Да как ты смеешь!.. – ахнула Эйдис. Хилья отбросила веретено, а Дагмар вскочил, обнажая меч.

– Я вырежу тебе язык, собака!

Кальдер только откинулся на стуле, наблюдая за разворачивающейся на его глазах драмой.

Камбер лишь хихикнул, и этот звук эхом отразился от потолка.

– У вас, друидов, нет детей – наверное, поэтому вы так чертовски долго живете. Своим детям я потакаю, и эту слабость вам не понять.

– Вы были бы удивлены, – ответил Мерлин. – В более мирные времена я был бы рад поступать, как ваша дочь, рисуя мишень на собственной спине, однако вот-вот задует ветер войны. Есть ли у вас план, лорд Камбер? Вы начали весьма храбро, захватив эти порты, но теперь, похоже, намерены остаться на грязном побережье, будто курица, которая не хочет бросать снесенные яйца.

Эти слова заставили Эйдис вскипеть.

– Отец, право слово! Ты собираешься позволять ему так насмехаться над тобой?

– Неужели Утер держит тебя ради того, чтоб выслушивать подобную чушь, Мерлин? – Камбер сощурился. – Лично я не желаю. И не помню, чтоб спрашивал твоего мнения о моей военной стратегии.

– Что ж, давайте предположим, что у вас действительно имеется стратегия. Разумно ли было посылать Красное Копье против паладинов, занявших Гранитные Берега? Учтите, что у Пендрагона уже сейчас в сотни раз больше людей, чем у вас. Возможно, было бы мудрее выказать почтение отцу Кардену и не вступать с ним в распри?

– А вот это отличный вопрос, Мерлин! Кто отдает приказы Красному Копью, отец? – Кальдер ухмылялся. Камбер обернулся к младшему сыну:

– Заткни эту дыру, которую именуешь ртом, мальчик, или за тебя это сделает мой топор!

Обращаясь к Мерлину, он добавил:

– Не твое дело, чем занимается Красное Копье. Что до меня, то я человек простой: я не желаю играть в игры или состязаться в остроумии с существами, подобными тебе. Говори прямо, зачем приехал, и молись, чтобы причина меня устроила.

– Хотел получше узнать, каков человек, которого я планирую посадить на английский трон, – легко ответил Мерлин. – Так достаточно прямо?

Камбер помедлил с ответом, спуская на пол волчонка.

– Смелые слова, – наконец сказал он. – Так ты, стало быть, отвернулся от своего Короля-лжеца.

– Я сам по себе, – возразил Мерлин.

– Предателя за версту видать.

– Хорошо бы по жизни мы могли так легко разделить все на белое и черное, хорошее и дурное, – задумчиво произнес Мерлин. – Полагаю, вы мешкаете с дальнейшим выступлением, потому что вторгаетесь в страну, чуждую вам, где никто не подозревает об истинности ваших притязаний на трон, которую может доказать лишь один оставшийся в живых свидетель, воочию видевший, что у королевы-регента родился мертвый ребенок.

Камбер поднялся на ноги, совершенно ошеломленный.

– Вы говорите о… повитухе?

– Так и есть, – кивнул Мерлин. – А теперь давайте-ка обсудим, что вы намерены предложить мне взамен.


Сорок пять | Проклятая | Сорок семь







Loading...