home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Пятьдесят три

Артур толкнул скрипучую дверцу сарая на окраине города близ южной стены и обернулся к Нимуэ.

– Ты уверена насчет этого?

Вместо ответа она проскользнула мимо него. Воздух в сарае был густым и тяжелым, в стойлах нервно ржали лошади. Нимуэ вытянула вперед руку с факелом, и тут из темноты на нее с рычанием выскочил Бивень, обнажая сточенные клыки.

Артур выхватил меч, но Нимуэ осталась недвижима.

– Где Рос?

Лицо фейри исказилось, когда из глубины сарая донесся низкий лай. Он ткнул в Артура бивнями напоследок, но позволил им пройти. Когда в свете факела показались Бивни, сидящие на корточках и съежившиеся на соломе, Нимуэ вспомнила, что они могут великолепно видеть в темноте и обходиться без света. Они отыскали Роса: тот сгорбился на тюке сена и жевал кусок гипса. Бледный и молчаливый, Б’улуф лежал рядом, зажав под мышками окровавленные обрубки.

– Мы не хотим видеть вас здесь, – Могван привстал, обращаясь к ним.

– А что бы ты сделал, будь ты на моем месте? – поинтересовалась Нимуэ у Роса. – Если бы это у тебя был Меч Силы и кто-то из Небесного Народа посмел бы вести себя столь вызывающе?

Рос выплюнул несколько слов в сторону Нимуэ. Могван выглядел впечатленным.

– Этого мы никогда не узнаем, – перевел он.

– Я не хочу, чтобы вы меня любили или поклонялись мне. Мне даже не нужно, чтобы вы меня уважали. Мы нуждаемся в вашей силе, чтобы защитить фейри, когда меня не станет, – произнесла Нимуэ, а Артур добавил:

– Она добровольно отказывается от меча и собственной свободы, отдавая себя в руки короля Утера, – он помолчал, давая Бивням время осознать это. – Жертвует собой, чтобы все мы могли жить. Чтобы род Бивней не прервался на этом поколении.

На лице Могвана мелькнуло удивление. Он начал было переводить, но Рос прервал его:

– Мой отец говорит, что ты не из тех, кто сдается, – наконец сказал Могван.

– Я вовсе не сдаюсь. Фейри уже достаточно натерпелись, и я не хочу вовлекать их в очередную резню. Если моя жизнь купит им свободу, значит, я не потрачу ее зря.

Послышался шорох, и Рос внезапно вырос в свете факелов прямо перед ними, широкогрудый и свирепый. Его глубоко посаженные черные глаза внимательно изучали Нимуэ, а затем он прорычал:

– Гоф ух нох ви’рох?

Могван спрятал улыбку. Нимуэ нахмурилась:

– Что он сказал?

– Он спрашивает: у тебя в роду, случайно, не было Бивней?

Рос ухмыльнулся, демонстрируя золотые клыки.

– Брах но ла йех.

– Ты еще более жесткая женщина, чем его первая жена, моя мать.

Затем Рос что-то рыкнул в сторону Артура и хлопнул его по груди, заставив поперхнуться.

– Отец говорит, что, когда ты устанешь от парня с цыплячьими ногами, он готов взять тебя третьей женой.

– Не будем торопить события, – с улыбкой сказала Нимуэ. Она взяла Роса за руку. – Но мне и правда нужны воины. Я хочу, чтобы вы с Артуром провели фейри к кораблям Пендрагонов. Сделаешь это для меня?

Рос обхватил ее маленькую ладонь своими ручищами, и она ощущала тепло и грубость его кожи. Когти чуть оцарапали ей руку.

– Гр’уфф. Брук но’дам, – и затем он старательно выговорил слова, которые она могла понять. – Рождаемся на рассвете…

– …чтобы уйти в сумерках, – закончила она, благодарно касаясь его руки.


Повозки, овцы, ослы, верховые лошади, визжащие дети-фейри, телеги, дюжина волов, кричащие Фавны, гудящие Луннокрылые, плачущие младенцы, сотни беженцев – как фейри, так и человечья кровь, – все толпились на площади Шлака возле западных ворот. Полдюжины разных слухов о предательских заговорах появились за один только день, и Артуру с Росом потребовались вся решимость и железная дисциплина, чтобы предотвратить катастрофу. Люди в толпе не были глупы. Они знали, что отправляются через территории Красных Паладинов совершенно беззащитными. Нервы у всех были натянуты, словно тетива лука.

Так же беспокойно было у ворот, где Моргана и Нимуэ провожали в дорогу Мерлина. Никогда прежде Нимуэ не видела волшебника столь неуверенным и напряженным.

– Дождись ворона, – в двадцатый раз говорил он. – Убедись, что это почерк Артура.

– Обязательно, – заверила его Нимуэ.

– Пусть оставит тебе такое же точно письмо для сравнения. Утер может изобретать весьма искусные подделки.

– Все уже сделано.

– Хорошо, – Мерлин потянул себя за кончик бороды. – Если я заподозрю обман, то сделаю все, чтобы предупредить тебя, но…

– Я уверена, что ты справишься, – улыбнулась Нимуэ.

Мерлин хотел сказать что-то еще, но не подобрал нужных слов. Вместо этого он просто кивнул и забрался на только что оседланную лошадь, затем бросил на Нимуэ еще один многозначительный взгляд, натянул поводья и, развернув коня, галопом поскакал в лагерь короля.

Нимуэ повернулась к Моргане, которая, похоже, тоже собиралась прощаться.

– Нет, погоди, – попросила Нимуэ. Она взяла подругу за руку и увела в сторону от толпы по узкому проходу возле крепостного вала.

– В чем дело? – непонимающе спросила Моргана. Нимуэ продолжала тащить ее за собой и не отвечала, пока они не наткнулись на Фавна, развалившегося на повозке в темном углу между двумя покосившимися зданиями. Он ковырял в зубах соломинкой.

– Что, черт возьми, происходит? – Моргана наконец смогла освободиться от чужой хватки.

– Моргана, это Проспер, – сообщила Нимуэ, указывая на Фавна и кивая ему. Он соскочил с повозки и отодвинул ее в сторону. Под телегой лежал пустой мешок, который Нимуэ оттащила в сторону, открывая дыру в земле. Туннель. Завороженная, Моргана склонилась, и тут из дыры высунулся темнокожий плог, чирикая что-то на своем странном языке.

– Боже! – от неожиданности отшатнулась Моргана. Проспер ухмылялся.

– А это Эффи, – продолжала Нимуэ. – Если, конечно, я правильно произношу его имя.

– Ты убегаешь! – просияла Моргана, но Нимуэ покачала головой.

– Нет, моя дорогая, – она сняла с плеча ножны с Мечом Силы. – Это ты убегаешь.


Пятьдесят два | Проклятая | Пятьдесят четыре







Loading...