home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Пятьдесят пять

Два лакея в ливреях с гербом Пендрагонов сопроводили Мерлина прямо в шатер короля Утера и подтолкнули его в направлении трона. Сир Берик недоверчиво качнул головой и встал из-за стола, заваленного пергаментными свитками, чтобы занять место рядом с королем.

– Он сам приехал в лагерь и сдался, Ваше Величество, – объяснил старший лакей. Мерлин разглаживал рукава мантии. Король наблюдал за ним, спокойный, словно удав.

– Здравствуй, Утер, – кивнул наконец Мерлин. Король холодно улыбнулся:

– Решил опустить формальности?

– Каковы твои намерения в отношении девушки-фейри? – сразу перешел к делу Мерлин.

– Так ты здесь от имени ведьмы? А мы-то думали, ты служишь Ледяному Королю. Честное слово, Мерлин, тебе следует быть осторожнее, не то заработаешь репутацию волшебника по найму, – Утер пытался взять себя в руки. – Явиться сюда – самое гнусное оскорбление, которое ты мог бросить нам в лицо. Полагаешь, мы настолько бессильны, что ты можешь явиться пред наши очи после всех твоих преступлений – и выжить?

– Я бросил пытаться выживать, Утер. Это просто случается, – заметил Мерлин.

– О, мы обязательно проверим эту теорию.

– Я рассчитывал найти тебя в лучшем расположении духа, учитывая, что вот-вот свершится твоя величайшая королевская победа. Ты остановил геноцид фейри, подчинил себе Церковь, заключил твердый, но справедливый мир с лидером восстания – и, несмотря на все мои усилия, Меч Власти скоро окажется в твоих руках.

У Утера даже глаз задергался.

– Мы клянемся, Мерлин, что, если посмеешь пытаться присвоить себе и эти заслуги, мы четвертуем тебя прямо здесь, на этом самом ковре.

– Я и не думал. Победа твоя, и только твоя. В конце концов, способности Берика в дипломатии столь ничтожны, что ты, можно сказать, заключил этот мир одной левой, связав вторую руку за спиной.

– Неслыханно! – возмущенно воскликнул Берик.

Утер невольно улыбнулся. Ему всегда нравилось, как Мерлин то и дело пытался уколоть сира Берика каким-нибудь острым словом. Однако он быстро замаскировал смех, превратив его в гневный рык.

– В отличие от тебя, Берик предан нам! Ты же, утверждая, что действуешь во благо короны, поскакал в лагерь Ледяного Короля и вложил оружие против нас прямо в руки нашего врага!

– А где твоя мать? – с вызовом спросил Мерлин, которого эта убийственная ярость только раззадорила.

– Мертва, – выплюнул Утер.

Мерлин умел считать быстро.

– Мои соболезнования, – произнес он.

– Не стоит: скоро ты присоединишься к ней, и всю последующую вечность вы сможете плести интриги в аду.

– Повитуха была свидетелем преступления твоей матери – но не твоего. И ты можешь сколько угодно сопротивляться, но огонь истины всегда будет выжигать любую тень лжи. Как бы то ни было, ты наконец-то сам себе хозяин, и, если хочешь, чтоб тебя признали истинным королем, вот он, твой шанс заработать это имя. Отрубишь мне голову завтра, если будет угодно, а сегодня давай закончим эту историю с мечом. Я спрошу еще раз: каковы твои намерения в отношении девушки-фейри?

– Мы заявили о них публично, – ответил Утер.

– И ты доверяешь отцу Кардену?

– Не больше, чем тебе, – парировал король.

– Значит, ты отдал соответствующие распоряжения на тот случай, если он предаст тебя? Теперь он может заполучить Ведьму Волчьей Крови, и уверяю тебя, он не зашел так далеко для того, чтобы стоять за твоим плечом. Если только он не задумал что-то недоброе, – предупредил Мерлин.

– Как смеешь ты допрашивать нас, после того как многократно предавал престол? Твоя наглость не знает предела! Стража! Арестовать его до тех пор, пока не прибудет Волчья Ведьма! А затем, когда заберем меч, мы убьем его.

Стражники грубо схватили Мерлина за локти и вытащили из королевского шатра.


Нимуэ сидела в своей комнате, пялилась на пирог с угрем на тарелке перед собой и слушала, как урчит в желудке от голода. Она не могла заставить себя съесть ни крошки. Тревожные часы, проведенные в ожидании вестей от каравана, совершенно вымотали ее. Жена Эктора, леди Марион, взяла на себя обязанность проследить за тем, чтобы Нимуэ хоть что-то съела.

Она склонилась, забирая тарелку с пирогом.

– У нас на подходе великолепная цесарка в миндальной глазури.

– Нет, прошу вас! – запротестовала Нимуэ.

Однако леди Марион присела рядом и взяла ее за руки, давая понять, что здесь решает не она.

– Под моим надзором ты не увянешь. Ты чересчур бледна, моя дорогая.

– Я благодарна за ваше гостеприимство, леди Марион. Особенно учитывая, что… – Нимуэ замолчала.

– Учитывая, что ты забрала трон лорда Эктора? – закончила Марион.

– В общем, да, – мягко улыбнулась Нимуэ. Леди Марион выглядела задумчивой.

– Почему бы женщине не сесть на трон?

Потянувшись за чашей вина, Нимуэ заметила, что ее рука дрожит. Леди Марион смотрела с глубоким сочувствием.

– То, что ты делаешь для своих людей… это очень смело.

Нимуэ собиралась было ответить, и тут где-то далеко послышался клекот. Она порывисто вскочила:

– Это был ворон? – и сорвалась с места. Леди Марион поспешила следом. Нимуэ лихорадочно искала источник звука.

– Эй! – завернув за угол, она увидела, что по лестнице поднимается Штойбен. В руке у него была записка.

– Прилетела птица, миледи, – сообщил он, передавая послание.

Нимуэ развернула крошечный свиток пергамента и прочла: «Корабли уже здесь. Загружаемся. Король сдержал слово. Все фейри отправляются туда, где встречаются море и небеса. Благодаря тебе, любовь моя. Джузеппе Фаццини Фаццини».

Она уронила записку и закрыла рукой рот, борясь со слезами.

– Они в безопасности!

– Я рад слышать это, мадам, – промолвил Штойбен, опуская руку ей на плечо.


Пятьдесят четыре | Проклятая | Пятьдесят шесть







Loading...