home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Пятьдесят шесть

Решетка с грохотом поднималась, пока не уперлась в верхнюю часть ворот. Тогда Нимуэ пришпорила коня и покинула город через северные ворота, выезжая на Королевский Тракт. Прохладный ветерок шуршал высокой травой, заставлял верхушки деревьев покачиваться и шелестеть последними оранжевыми листьями. Лес гудел жизнью: Нимуэ уловила негромкий писк дроздов и повторяющиеся крики воронов. Сжимающий сердце страх, тревога, грызущая ее в последние дни и даже недели, – все улетучилось, и на нее снизошло спокойствие. Она ощущала, что Сокрытое невероятно близко и говорит ей: «Не бойся». Вспоминая тот день в Железном Лесу и олененка, она закончила это предложение: «Смерть – это еще не конец».

И все же не такую жизнь Нимуэ себе представляла. Все случилось так быстро, так жестоко – и все же, ее судьба была полна событиями. Конечно, она хотела бы еще хоть раз увидеть Артура. Хотела раскрывать загадки его души, засыпать в его объятиях, путешествовать с ним по морям и вместе открывать мир. И однажды – стать семьей.

Нимуэ судорожно вдохнула, но не смогла удержать слезы. В конце концов, она благодарна уже за то, что знала его, а все прочее известно лишь Сокрытому.

«Рождаемся на рассвете, чтобы уйти в сумерках».

Тишину нарушил грохот приближающихся всадников. Она рывком вернулась в настоящее, по спине пробежал холодок: дюжина мужчин в полном латном облачении под знаменем с тремя коронами выехала из леса. Когда Нимуэ приблизилась, они перешли на рысь и образовали нечто вроде стального заграждения. Один из солдат поднял забрало: под ним обнаружились рябое лицо, ухоженные черные усы и холодные глаза.

– Ты – Ведьма Волчьей Крови? – спросил он.

– Да.

– Перед тобой сир Ройс из личной гвардии Его Величества. Меч у тебя при себе?

Нимуэ заставила себя смотреть прямо в глаза сиру Ройсу.

– Нет.

Солдаты начали переглядываться, а сир Ройс нахмурился.

– Это что, шутка? Король сдержал слово, неужели же ты решила обмануть его?

– Меч находится поблизости, но у меня… есть свои условия.

Она ненавидела то, как дрогнул ее голос.

– А ты смелая девка, не так ли? – Лицо Ройса исказилось от гнева. – Где. Меч.

– Устрой мне встречу с королем Утером. Только ему лично я расскажу, где меч.

Сир Ройс сжал поводья в руке, закованной в латную перчатку, и Нимуэ решила, что он представляет на их месте ее шею.

– Это плохо кончится для тебя, девочка, – предупредил он. – Не отставай, – и развернул коня. Солдаты окружили ее и направились в лагерь Пендрагонов.

Нимуэ издали увидела океан черно-золотых палаток, растянувшийся на всю равнину и по низкому склону холма. Никогда еще она не чувствовала себя столь маленькой и невзрачной. Они ехали мимо злобных солдат с грязными лицами, которые подозрительно смотрели на нее или делали непристойные жесты. Когда она увидела королевский шатер, шестерых Красных Паладинов и шестерых стражников из числа воинов Троицы, стоявших снаружи, будто ледяная рука сжала сердце. Оно бешено колотилось, а сир Ройс тем временем спешился и удержал за повод коня Нимуэ, давая ей возможность вылезти из седла. Ноги ослабели, однако она выпрямилась и, смотря прямо в глаза Красным Паладинам, прошла через открывшийся проход.

Интересно, дадут ли ей немного воды? Землю покрывали пышные ковры, по всему шатру стояли богато накрытые столы: вазы с фруктами, пирожные и хлеба, кувшины с вином и золотые подсвечники. Король Утер сидел на троне, и золотая корона венчала его узкий лоб. Он оказался куда моложе, чем она ожидала. Слева от него стоял тот, кого Нимуэ знала как сира Берика, а рядом – невысокий темноглазый человек в изысканном черном одеянии церковника. Напротив трона находился отец Карден – высокий, с теплым круглым лицом, которое совсем не отражало того зла, что крылось в его душе. Он смотрел на Нимуэ с легкой жалостью.

Сир Ройс обошел Нимуэ и опустился перед королем на колени:

– Ваше Величество, ведьма просила личной встречи, потому что меч у нее не при себе. Она заявляет, что только вам одному раскроет его местоположение.

– Она издевается над вашей добротой, Ваше Величество, – немедленно сказал Карден. – Не стоит тратить ни секунды на разговоры с ней – мои братья способны вытянуть из нее правду о том, где сейчас меч. По правде говоря, это будет большая честь для нас, – Карден повернулся к Нимуэ и одарил ее улыбкой.

– Я согласен, король Утер, – заметил маленький человек в богатых одеждах. – Отдайте нам ведьму, и к закату Меч Силы будет у вас.


Проклятая

Наконец раскрыл рот король.

– Девочка, мы боимся, что отнеслись к тебе чересчур по-доброму. Знаешь ли ты, что с тобой будет, если мы отдадим тебя Красному братству?

– О да, мне это отлично известно, – сказала Нимуэ. Она посмотрела на отца Кардена. – Этот человек убил мою мать, мою семью. Людей, которые вырастили меня, и мою лучшую подругу. Он сжег всех – всю деревню – дотла. Я хорошо знаю, что он из себя представляет.

Отец Карден сжал челюсти, и, увидев это, Нимуэ ощутила, как жар наполняет ее.

– В наших руках ты смиришься перед Всемогущим, дитя мое, – ответил отец Карден.

– Так думали твои люди, там, на поляне, – услышала Нимуэ собственный голос.

Разозленный, Карден шагнул в ее сторону, но сир Ройс инстинктивно преградил ему путь. Нимуэ снова повернулась к королю, чувствуя, как растет ярость внутри.

– Ты обещала нам меч, – король Утер продолжал сверлить ее пристальным взглядом. – И где же он?

– Ваше Величество, я привезу вам меч, как только паладины освободят Зеленого Рыцаря и передадут мне. Живым, – добавила она, взглянув на отца Кардена. Тот усмехнулся.

– Зеленый Рыцарь принадлежит нам, и мы продолжим свою работу, пока его душа не очистится.

– Тогда меча вам не видать, – пообещала Утеру Нимуэ. – И никогда не стать истинным королем.

Глаза сира Берика потемнели от гнева.

– Как смеешь ты так разговаривать с Его Величеством?

– Прошу вас, Ваше Величество, невыносимо смотреть, как эта ведьма пытается унизить вас! – добавил человек в черной рясе.

– Я верю, что вы справедливы, – продолжила Нимуэ, обращаясь к Утеру, – что в вас живет милосердие – иначе вы никогда не предоставили бы корабли для спасения моего народа. Я здесь, готова поплатиться за любые преступления, но в обмен на свою жизнь и Меч Силы я прошу вас: освободите Зеленого Рыцаря.

– Сплошная ложь, – прокомментировал Карден.

– Я готова умереть – как насчет тебя?

– Это угроза, девочка?

– Пытайте меня сколько угодно. Хоть кожу до костей сдирайте – я ни за что не расскажу, где меч. И тогда никто не отыщет его. Никогда.

Нимуэ обращалась только к королю. Тот вздохнул.

– Боги, как мы были бы рады избавиться ото всех вас, – он задумчиво потер переносицу. – Сир Ройс, выведите ведьму прочь: нам необходимо посовещаться.

Стальные руки обхватили Нимуэ за плечи и потащили из шатра. Позади разрастался спор на повышенных тонах.


Артур стоял на берегу, томясь бесконечным ожиданием, пока гребцы на лодках, перевозивших фейри на корабли, сражались с зимним приливом. Снова и снова волны приносили лодки к берегам, и фейри переправлялись на борт небольшими группами. Осложняло ситуацию и то, что большинство из них не привыкло быть в открытом море: они паниковали, стоило лодкам отплыть, но, к счастью, страх перед Росом и его боевым молотом оказывался сильнее и удерживал фейри на местах. Спустя двенадцать часов только половина людей погрузилась на корабль, прочие дрожали от ветра на берегу и жались к камням, образующим скалистый выступ.

Артур спешно загонял на корабль двух детей-Фавнов, которые до этого ловко уклонялись от попыток переправить их. Он подхватил одного со спины, выдержав серию ударов детскими рогами, и передал в руки Фавна постарше. Пока Артур сражался, стараясь удержать лодку на плаву, на берегу поднялся крик, перекрывающий шум волн. Он взглянул на корабли: люди привалились к бортам, отходили к носу, устремленному в море. Он услышал крики:

– Разбойники!

Сердце у Артура ушло в пятки, когда он увидел силуэты кораблей викингов: они проступали в тумане, словно призраки, и вынырнули, подобно белым акулам. Разбойники воинственно размахивали топорами, выкрикивая имя Эйдис, и брали корабли фейри – уже и без того перегруженные – на абордаж. В борта вонзились крюки и стрелы, началась паника. Тела, утыканные арбалетными болтами, падали в воду, что давало викингам-лучникам возможность добивать раненых.

Артур и десятки фейри барахтались на мелководье, стараясь спасти всех, кто уцелел. Многие из тех, кого выбрасывало на берег, захлебнулись или погибли от стрел. На борту кораблей Пендрагона царил абсолютный хаос: охваченные паникой, моряки едва ли могли сопротивляться атаке викингов, которые к тому же чувствовали себя в сражении на воде – как дома.

Артур наглотался морской воды, вытаскивая на берег тяжелые тела. Поблизости от него в песок вонзилась стрела, и, подняв взгляд к утесам, он увидел другую группу налетчиков, осыпавших берег дождем стрел.

«Да мы же как сельди в бочке!» – подумал Артур, когда еще две стрелы пролетели совсем рядом с ним. Фейри слепо разбегались во все стороны; некоторые из них погибали от стрел. Артур отчаянно высматривал укрытие и заметил выступ скалы: это место было ближе к утесу, на котором расположились лучники, однако именно поэтому им будет сложнее попасть туда.

– К скалам! К скалам! – закричал Артур, указывая на обнесенный песчаником участок в сотне ярдов. Он увидел, как торопится укрыться в убежище Рос, у которого стрела торчала в плече. Фейри попытались открыть ответный огонь, и несколько разбойников скатились вниз по скалам, пронзенные стрелами.

Артур подхватил на руки ребенка из клана Змей, попытался взвалить на спину нескольких пожилых Мастеров Бури. Он чудом уходил от стрел, а обернувшись, с ужасом понял, что разбойники уже взяли один из кораблей: над палубой клубился дым, мертвые матросы Пендрагонов были выброшены в море, и берега почернели от количества трупов. Головы фейри торчали над волнами посреди моря, в четырех сотнях ярдов от берега и от кораблей, и лишь человек сорок-пятьдесят из них могли бы помочь с обороной. Голова у Артура закружилась при мысли о предстоящей бойне. Он укрылся за песчаником, куда, благодаря Росу, смогли добраться десятки фейри. К счастью, этот выступ оказался глубже, чем предполагал Артур: он фактически образовывал небольшую пещеру в пятьдесят футов. Здесь большая часть фейри будет в относительной безопасности – по крайней мере, пока викинги не высадятся на берег.


Пятьдесят пять | Проклятая | Пятьдесят семь







Loading...