home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


11

– Но, конечно, я могу сказать что угодно, потому что вы в данный момент, кажется, не здесь, – сказал принц Люсиан, который, судя по всему, разговаривал со мной уже какое-то время.

– Простите. – Я оторвала взгляд от Ларса и сделала реверанс перед принцем.

– Можем обойтись без формальностей, – сказал он, когда я встала. Его брови поднялись, словно это его позабавило. Он положил руку на красный камзол, прямо на сердце, и честно сказал: – Прямо сейчас я просто капитан стражи. Книксена достаточно, и можете звать меня капитаном Киггзом – или просто Киггзом, если хотите. Все так делают.

– Принцесса Глиссельда зовет вас Люсианом, – беззаботно сказала я, пытаясь скрыть свое волнение.

Он усмехнулся.

– Сельда – исключение из всех правил, как вы, возможно, уже заметили. Моя собственная бабушка зовет меня Киггзом. Вы будете противиться королеве?

– Никогда бы не посмела, – сказала я, пытаясь подыгрывать его несерьезному тону. – Не в таком случае, когда речь идет о чем-то настолько важном.

– Думаю, нет. – Он торжественно махнул в сторону ступеней моста. – Если вы не против, давайте пройдемся. Мне нужно вернуться в замок Оризон.

Я последовала за ним, не догадываясь, о чем он хотел со мной поговорить, но вспомнила о том, что Орма дал мне задание. Я положила руку на кошелек на своей талии, но маленькая фигурка ящерки заставила меня нервничать, словно она могла высунуть голову без разрешения.

Как бы принц отреагировал, если бы увидел ее? Возможно, я могла бы просто рассказать ему, как все было.

Член гильдии городской стражи стоял на балюстраде, как до этого Ларс, зажигая фонари перед закатом. Смеющиеся торговцы разбирали свои лавки. Принц – Киггз – двигался в редеющей толпе на рынке, совершенно расслабленно, словно был простым горожанином. Я начала подниматься по слегка наклонной Королевской дороге, но он показал налонялись друг к другу, решив посплетничать. Женщина на одной стороне могла бы одолжить кусок масла у соседки на другой, не покидая своего дома. Тесные дома сжали небо до быстро темнеющей ленты.

Когда шум рынка затих и остался слышным только звук шагов, Люсиан Киггз сказал:

– Я хотел поблагодарить вас за помощь с саарантраи тем вечером.

Мне понадобилось мгновение, чтобы вспомнить, о чем он говорит. Встреча с дамой Окра затмила другие события того дня.

Он продолжил:

– Никто больше не смел говорить с Сельдой так прямо – даже я. Я страдал от того же паралича, что и она, словно проблема сама собой решится, если мы все откажемся признавать ее. Сельда говорила, что вы много знаете о драконах. Кажется, она была права.

– Очень мило с вашей стороны, – спокойно ответила я, скрывая узел тревоги в груди. Я не хотела ассоциироваться у него с драконами. Он был слишком проницателен.

– Конечно, возникают вопросы, – сказал он, словно читая мои мысли. – Сельда сказала, что ваше знание берет начало в тех днях, когда отец читал вместе с вами договор. Может, частично это и так, но точно не все. Легкость, с которой вы общаетесь с саарантраи, – ваша способность говорить с ними, не обливаясь холодным потом, не достается человеку просто потому, что тот изучил договор. Я читал этот документ, и он скорее заставляет относиться к драконам осторожно, потому что полон дыр, как дуканахский сыр.

Узел моего волнения стал туже. Я напомнила себе, что сыр провинции Дукана знаменит своими дырками. Принц просто проводил аналогию, а не намекал на Амалин Дуканахан, мою выдуманную мать-человека.

Киггз посмотрел на темнеющее фиолетовое небо, сцепив руки за спиной, словно один из старых педантичных преподавателей, и сказал:

– Я думаю, что это связано с вашим учителем-драконом. Ормой, не так ли?

Я слегка расслабилась:

– Верно. Я знаю его вечность, он практически член семьи.

– Это многое объясняет. Вам легко с ним.

– Он многое рассказал мне о драконах, – сказала я. – Я все время задаю ему вопросы, потому что любознательна от природы. – Было приятно рассказать принцу нечто правдивое.

Улица была такой крутой, что в дороге высекли ступеньки. Он запрыгал по ним впереди меня, как горный козел. В этом районе висели фонари Спекулуса, разбитые зеркала за свечами отбрасывали поразительные пятна света на улицы и стены. Рядом с ними висели колокольчики Спекулуса, в которые позвонил Киггз. Мы пробормотали традиционные слова под эту яркую какофонию:

– Развей тьму, развей тишину!

Теперь казалось логичным вспомнить о просьбе Ормы, раз мы заговорили о нем. Я открыла рот, но не успела ничего сказать.

– Кто ваш святой по псалтырю? – спросил принц без преамбул.

Я думала над тем, что должна была сказать об Орме, так что мгновение не могла ему ответить.

Он посмотрел на меня, и его темные глаза светились в пятнах от света фонарей.

– Вы назвали себя любознательной. Мы, любознательные, обычно дети трех святых. – Он запустил руку в камзол и достал серебряный медальон на цепочке. Он сиял на свету. – Я принадлежу святой Клэр, патронессе прозорливости. Однако не похоже, что вас привлекает тайна, или вы так общительны, что принадлежите святому Виллибальду. Думаю, это святая Капити – рациональная жизнь.

Я удивленно моргнула, глядя на него. Правда, мой псалтырь открылся на святой Йиртрудис, еретичке, но святая Капити была моей второй святой. Близко.

– Как вы…

– В моей природе замечать разные вещи, – сказал он, – мы с Сельдой заметили ваш ум.

Внезапно я почувствовала, что мне жарко от подъема и холодно от его напоминания о наблюдательности. Мне нужно быть осторожнее. Несмотря на его дружелюбие, мы с принцем не могли быть друзьями. Мне нужно было столько всего скрывать, а для него искать было таким же естественным занятием, как дыхание.

Моя правая рука пробиралась под повязку левого рукава и касалась чешуйчатого запястья. Именно такую неосознанную привычку он мог заметить. Я заставила себя остановиться.

Киггз спросил о моем отце, я ответила что-то незначительное. Он попытался узнать мое мнение о педагогических методах леди Коронги, я выразила вежливую озабоченность. Он высказал собственное мнение по этому поводу прямым и нелестным способом. Я держала рот на замке.

Дорога стала ровной, и вскоре мы прошли через барбакан замка Оризон. Стража отсалютовала, Киггз склонил в ответ голову. Я постепенно расслабилась. Мы почти пришли домой, и это интервью завершилось. Гравий скрипел под нашими ногами, пока мы шли по Каменному двору в молчании. Киггз остановился у ступенек и повернулся ко мне с улыбкой:

– Должно быть, ваша мать была очень музыкальной.

Коробка с материнскими воспоминаниями болезненно дернулась в моей голове, словно хотела ответить ему. Я постаралась уйти, не отвечая, просто сделав реверанс. Получилось плохо: я так крепко обхватила себя руками, что едва могла согнуться.

– Ее звали Амалин Дуканахан, не так ли? – спросил он, внимательно наблюдая за выражением моего лица. – Мне хотелось увидеть ее, когда я был маленьким, заинтригованным таинственным первым браком вашего отца, тем, о котором никто не знал, пока вы не появились, как кукушка из часов. Я был там. Я слышал, как вы пели.

Все во мне превратилось в лед, кроме моего колотящегося сердца и коробочки воспоминаний, которая лягалась, как жеребенок, в моей голове.

– Это была моя первая тайна: кем была та поющая девочка и почему советник Домбег так смутился, когда она появилась? – сказал он, его взгляд, казалось, смотрел далеко в прошлое. Его тихий смех вырвался в воздух облачком пара, и он покачал головой, удивляясь своей детской одержимости. – Я не мог отступиться, пока не узнаю правды. Я надеялся, что, возможно, вы незаконный ребенок, как и я, но нет, все было в порядке. Мои поздравления!

Конечно, все было в идеальном порядке. Паранойя моего отца не пропустила ни одной детали – брачный контракт, свидетельства о рождении и смерти, письма, счета…

– Вы ездили в провинцию Дукана? – вдруг спросил Киггз.

– Зачем? – Я потеряла нить разговора. Я чувствовала себя, как арбалет, готовый выстрелить: каждое новое сказанное им слово натягивало тетиву еще туже.

– Чтобы увидеть ее надгробие. Ваш отец заказал красивый памятник. Сам я не поехал, – быстро добавил он. – Мне было девять лет. Семья одного из людей дяди Руфуса жила в Тровербридже, поэтому я спросил его. Он сделал зарисовку. Возможно, она все еще у меня, если хотите посмотреть.

Я не могла дать никакого ответа. Я была в таком ужасе, узнав, что он расследовал историю моей семьи, что боялась того, что могу сказать. Как близко он подобрался? Я была напряжена до предела. Теперь я была опасна. Я помахала последним имеющимся у меня белым флагом:

– Я не хочу говорить о моей матери. Извините меня.

Он нахмурился в тревоге. Он видел, что я расстроена, но не знал почему. Он угадал неправильно:

– Тяжело, что она оставила вас такой юной. Моя мама тоже оставила меня. Но она жила не зря. Какое чудесное наследие она оставила вам!

Наследие. На моей руке, вокруг моей талии и разбросанное в моей голове? Улюлюкающая шкатулка воспоминаний, которая, как я боялась, могла распахнуться в любой момент?

– Она подарила вам способность касаться душ людей, – с добротой сказал он, – каково быть такой одаренной?

– Каково быть незаконнорожденным? – вырвалось у меня.

Я в ужасе прижала ладонь ко рту. Я чувствовала, что это случится, но не знала, что арбалет заряжен этой стрелой, специально подобранной, чтобы ударить по больному. Какая часть меня изучала его, накапливая знание, чтобы применить его как оружие?

С его лица исчезли все эмоции. Внезапно принц показался незнакомцем, его взгляд стал чужим и холодным. Он вытянулся, принимая защитную позу. Я отшатнулась на шаг, словно он толкнул меня.

– Каково это? Вот так, – сказал он, сердито показав на расстояние между нами. – Почти всегда.

Затем он ушел, словно его унес ветер. Я стояла во дворе одна, понимая, что не поговорила с ним об Орме. Мое раздражение из-за того, что забыла об этом, бледнело по сравнению со всеми другими эмоциями, желающими прорваться наружу, поэтому я цеплялась за него так крепко, словно это кусок бревна в бурном море. Каким-то образом мои уставшие ноги донесли меня до дворца.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...