home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


14

Следующий день был последним перед приездом Комонота, и Виридиус планировал репетировать с нами до полусмерти. Я встала очень рано. Мне нужно было прежде всего связаться с Ормой, чтобы сообщить Киггзу его слова. Я сыграла наш аккорд на спинете и ждала, обжигая язык о чай и гадая, где я смогу найти Киггза в это время дня. Я знала, что его кабинет находится рядом с основным караульным помещением, но он проводил много времени в городе.

Когда котенок на спинете наконец заговорил, он так испугал меня, что я чуть не выронила чашку.

– Не могу говорить, – прожужжал голос Ормы. – Работаю нянькой Базинда.

Я совсем забыла о новокожем.

– Когда мы сможем поговорить?

– За ужином? «Молот и кефаль»? В шесть?

– Ладно, но давай в семь. Виридиус собирается пороть нас сегодня, пока не потечет кровь.

– Увидимся тогда. Не ешь это!

Я глянула на чашку, а потом на котенка.

– Не ешь что?

– Не ты, а Базинд. – Котенок заскрипел, и голос исчез.

Я вздохнула, отодвинулась от инструмента и услышала звон больших часов на центральном дворе. Для моих утренних процедур и завтрака времени было предостаточно. Сегодня я приступила к делам раньше обычного, и это было хорошо. Виридиусу будет не в чем меня упрекнуть.

Я прибыла в огромный зал замка Оризон рано в бодром расположении духа. Вокруг сцены носились слесари, что не было хорошим знаком, и я не заметила ни тени, ни жидких волос больного подагрой старика. Музыканты стояли повсюду, словно муравьи, но Виридиуса не было. Наконец его флегматичный слуга Мариус подкрался ко мне с сообщением:

– Хозяин не здесь.

– Что ты имеешь в виду под «не здесь»? Это генеральная репетиция.

Мариус нервно прочистил горло:

– Цитирую его: «Скажи Серафине, что я оставляю все в ее более чем способных руках. Не забудь отрепетировать вступления и завершение!»

Я проглотила первое слово, которое пришло мне в голову, а потом и второе.

– Так где он?

Мужчина опустил свою седую голову: мой тон явно не был приятным.

– В соборе. У его протеже какие-то проблемы…

– Ларса? – спросила я. Кто-то определенно с хорошим слухом остановился позади меня. Я понизила голос: – Какие именно проблемы?

Слуга Виридиуса пожал плечами:

– Хозяин не сказал.

– Все как обычно, несомненно, – ухмыльнулся граф Джозеф за моей спиной. – Устроил скандал, привел своих грязных радт-граузер в собор, напился и разбил собственный механизм.

Я поняла слова «красные женщины».

– Здесь, в Горедде, они носят черно-желтые полосатые одежды, – сказала я, пытаясь перекрыть свое волнение шуткой. – Думаю, вы знаете об этом лучше других.

Граф пробежал языком по своим идеальным зубам и потянул за кружевные манжеты.

– Я бы не стал переживать, но вы мне нравитесь, граусляйн. Держитесь подальше от Ларса. Он даанит и лжец, а еще магнит для неприятностей. Он едва ли человек.

– Виридиус доверяет ему, – сказала я.

– Маэстро Виридиус проявляет опасный интерес к нему, – сказал граф. – Никто из вас не понимает, что он такое. Я каждый день молюсь, чтобы святой Огдо уничтожил его.

Я так сильно хотела сказать, что точно знаю, кем является Ларс, и не ставлю это ему в вину, но у меня получилось лишь ответить:

– Мне безразличны ваши слова. Он мой друг. Я больше не стану слушать эту клевету.

Он без предупреждения обнял меня за талию. Я попыталась оттолкнуть его, но он держал крепко, словно лобстер.

– Вы самая милая и невинная из всех, граусляйн, – пробормотал он. – Но в этом мире есть люди, которые совершают ужасные и неестественные вещи, которые вы даже представить себе не можете. Он ваш худший кошмар. Учтите мое предупреждение и держитесь от него подальше. Иначе мне за вас страшно.

Он наклонился и поцеловал мое ухо, словно запечатывая согласие, но внезапно отдернулся.

– Что за странным парфюмом вы пользуетесь?

– Отпустите меня, – сказала я сквозь сжатые зубы.

Джозеф высокомерно фыркнул и отпустил меня, уходя и даже не оглядываясь.

Я подавила волну паники. Он почувствовал мой запах. Он узнал запах саара?

Я собрала оставшееся после такого неприятного обращения достоинство и приблизилась к собравшемуся стаду исполнителей, готовая спустить на них настоящего Виридиуса. Все-таки ничего другого они и не ожидали.

Сцена была красивой, но оказалась ненадежной над люком в центре. Мы узнали это, к своему сожалению, когда пять басистов исчезли одновременно. Я кричала на плотников и немилосердно репетировала с хором на другой стороне зала, пока они исправляли свою ошибку. Потом сломался механизм занавеса, костюм танцора порвался во время джиги – было бы смешно при других обстоятельствах, – а соло скрипки Джозефа звучало плоско.

Я не радовалась последнему. В действительности я подозревала, что это была уловка, цель которой – заставить меня посмотреть на него. Я направила свой мрачный взгляд в другую сторону.

Для генеральной репетиции все было не так уж плохо, но хуже, чем я могла вынести в нынешнем настроении. Я сердито, словно медведь, смотрела на всех, заслуживали они того или нет. Исполнители-странники казались взволнованными, но моих дворцовых музыкантов я забавляла. Я играла Виридиуса неубедительно даже в скверном расположении духа. Но когда я вспоминала песню, за которую меня так часто хвалили, мне становилось сложно продолжать хмуриться.

Наконец наступил вечер, и мои музыканты решили, что пришло время прекратить работать. Это, конечно же, означало, что они устроили массовый концерт в большом зале, водя хороводы и танцуя джигу веселья ради. Музыка – работа только тогда, когда кто-то другой заставляет тебя играть. Я хотела бы присоединиться, но Орма ждал. Я собралась и направилась вниз по холму в город.

Тепло «Молота и кефали» было приятным, хотя я никогда не чувствовала себя уютно рядом с незнакомцами, в дыму, среди болтовни и шума. Огонь и фонари освещали помещение слишком тускло. Некоторое время ушло, чтобы понять, что Орма еще не пришел. Я заняла место рядом с очагом, заказала себе немного ячменной воды, к презрительному веселью барменши, и стала ждать.

Не в характере Ормы опаздывать. Я потягивала свой напиток, не глядя по сторонам, пока потасовку у двери уже не получалось игнорировать из-за шума.

– Вы не можете приводить сюда таких, как он, – огрызнулся хозяин таверны, вышедший из-за барной стойки, волоча с собой мускулистого повара в качестве поддержки. Я обернулась, чтобы посмотреть: Орма стоял в прихожей, снимая свой плащ. Базинд прятался за ним, и его колокольчик жалобно позвякивал. Посетители рядом с дверью показывали знак святого Огдо или прижимали ароматные мешочки к носам, словно защищаясь от болезни.

Хозяин таверны сложил руки на грязном фартуке.

– Это уважаемое заведение. Мы обслуживали таких людей, как баронет Мидоубер и графиня дю Парадэй.

– Недавно? – спросил Орма, и его глаза слегка расширились. Хозяин таверны посчитал это знаком неуважения и надул грудь. Повар проводил пальцами по лезвию ножа.

Я уже вскочила со стула, хлопнув монеткой о стол.

– Давайте обратно наружу!

Ночной воздух стал облегчением, пусть даже сгорбленный силуэт Базинда – нет.

– Зачем ты привел его с собой? – сурово спросила я, когда мы ступили на пустую улицу. – Тебе стоило знать, что они не станут обслуживать его.

Орма открыл рот, но Базинд заговорил первым:

– Куда идет мой учитель, туда иду и я.

Орма пожал плечами:

– Мы можем поесть в других местах.

– Местах, может быть, но только в одной части города.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Квигхоул технически закрывался после заката. Только две улицы вели к месту, которое раньше было территорией святого Джобертуса. На обеих улицах стояли высокие железные кованые ворота, которые королевская стража, весьма церемониально, запирала каждый вечер. Конечно, у зданий, выходящих на площадь, были черные входы, так что нужно было просто пройти через магазин, таверну и дом, полный квигов, чтобы зайти или выйти – и внизу всегда находились тоннели. Недовольные саарантраи считали Квигхоул тюрьмой: если так, то это была дырявая тюрьма.

Здесь когда-то располагалась церковь старого Святого Джобертуса. Когда приход стал требовать больше места, чем мог себе позволить, на другой стороне реки, где было просторнее, построили новую церковь. После принятия Мирного Договора Комонота некоторые драконы захотели образовать небольшой коллегиум, чтобы помочь воплотить идею предложенного Комонотом обмена межвидовым знанием. Старый Святой Джобертус был самым большим ненужным зданием, которое они смогли найти. В то время как ученики-драконы, освобожденные от колокольчиков, такие как Орма, сновали вокруг, изучая наши таинственные привычки, другие ученые, с колокольчиками, и выпускники приходили в Святого Берта (так он стал называться), чтобы передавать свои знания кучке закостенелых людей.

У них было мало учеников и еще меньше тех, кто признавался, что является студентом. Святой Берт выпускал лучших врачей, но мало кто из людей хотел, чтобы доктор практиковал на нем страшную медицину саарантраи. Делам не помог недавний скандал, касающийся вскрытия человеческих трупов. Бунты по всему городу почти превратились в кровавую баню, люди требовали мести саарантраи и их ученикам, которые посмели рыться в человеческих останках. Состоялся суд, и мой отец, как обычно, находился в центре событий. Вскрытие было запрещено, и нескольких драконов отправили обратно, в Танамут, но врачи продолжили тайно учиться.

Я лишь однажды была в Квигхоуле, когда Орма взял меня с собой, чтобы забрать мазь от моей чесотки. Это было не то место, где должны видеть уважаемых молодых девушек, и мой отец настаивал на том, чтобы я избегала этого района. Хотя я нарушила или отбросила много запретов, этому я с готовностью подчинялась.

Орма вел нас вверх по переулку, добрался до верхних ворот, чтобы открыть их, провел нас в чей-то грязный огород. Мертвые тыквенные лозы скрипели под ногами. Свинья фыркнула в загоне, другой палисадник был полон гниющих овощей. Я боялась, что хозяин дома придет за нами с вилами в любой момент, но Орма подошел прямо к двери и постучал три раза. Никто не ответил. Он постучал еще три раза, а затем соскреб опадающую краску ногтями.

Открылось небольшое оконце:

– Кто это? – спросил скрипучий голос.

– Это хорек, – ответил Орма. – Я пришел отказаться от норки.

Старая женщина с широкой беззубой улыбкой открыла нам дверь. Я последовала за Ормой вниз по ступеням в затхлую полутьму. Мы оказались во влажном вонючем подвале, освещенном большим камином, маленькими лампами и висящим приспособлением в форме русалки с рогами, чья грудь была обнажена перед всем миром. Русалка размахивала двумя свечами, словно мечами. Ее глаза вываливались, глядя на меня, словно она удивилась, увидев сестру-монстра.

Я привыкла к тусклому свету. Мы находились в неком подобии подземной таверны. Здесь были шаткие столы и разнообразные посетители – люди, саарантраи, квигутлы. За одним столом здесь сидели люди и саарантраи, и ученики погрузились в обсуждения с учителями. Вот саар демонстрировал принципы поверхностного напряжения – прямо как Зейд учила меня до своего особого урока по гравитации – держа стакан с водой вверх тормашками, а между увлеченными учениками и водой находился только тонкий лист пергамента. В другом углу я увидела импровизацию вскрытия небольшого млекопитающего, или ужина, или того и другого.

Никто не приходил в Квигхоул, если в том не было крайней необходимости. Я чаще общалась с саарантраи, чем большинство людей, и при этом была здесь всего раз. Я никогда не видела оба мои народа… вот так, вместе. Я почувствовала, что на меня накатили эмоции.

Люди-ученики не часто общались с квигутлами, но все же казалось замечательным то, как мало они переживали из-за присутствия этих существ. Никто не отсылал еду, которой коснулись квиги – здесь обслуживали квигов! – и никто не орал, обнаружив одного из них под столом. Квигутлы цеплялись за балки и стены, некоторые собрались вокруг столов с саарантраи. Глобальная вонь явно исходила от их дыхания, но нос быстро привык. К тому времени, как мы нашли столик, я почти не чувствовала запаха.

Орма направился заказать нам ужин, оставив меня с Базиндом. Наш стол был покрыт уравнениями, написанными мелом. Я притворилась, что изучаю их, в то время как бросала косые взгляды на новокожего. Он вяло смотрел на ближайший столик с квигами.

Я не могла говорить с Ормой при Базинде, но и не видела решения этой проблемы.

Я проследила за взглядом Базинда на другой столик и ахнула. Там квиги высунули языки, искры летали повсюду. Трудно было видеть сквозь сумрак, но, казалось, они меняли форму бутылки, расплавляя стекло концентрированным жаром своих языков, вытягивали его, как конфеты из сахара. Длинные пальцы их спинных рук – подобные веточкам ловкие конечности, которые находились на месте крыльев, – словно не боялись жара. Они вытягивали стекло, делая его тонким, как нить, снова нагревали и создавали из него кружевные структуры.

Орма вернулся и поставил наши напитки на стол. Он проследил за моим взглядом и взглянул на растягивающих стекло квигутлов. Они сделали пустое, размером с корзину, яйцо из зеленых нитей стекла.

– Почему стеклодувы не нанимают их? – спросила я.

– Почему золотых дел мастера не нанимают их? – спросил Орма, передавая Базинду чашку ячменной воды. – Они делают это по своему желанию и не следуют указаниям, это во-первых.

– Почему вы, саарантраи, не понимаете искусство? – спросила я, восхищаясь их сияющим созданием. – Квиги занимаются искусством.

– Это не искусство, – просто ответил Орма.

– Откуда тебе знать?

Его брови поднялись.

– Они не ценят этого, как люди. В искусстве нет смысла, – один из квигов забрался на стол и пытался сесть на стеклянное яйцо. Оно разбилось на тысячи осколков. – Видишь? – спросил Орма.

Я подумала о ящерице с человеческим лицом в моем кошельке. Я не была уверена в его правоте. Каким-то образом эта фигурка трогала меня.

Хозяин таверны подбежал к квигам с криками, размахивая метлой. Квиги разбежались, некоторые под стол, некоторые по стенам.

– Уберите все это! – кричал мужчина. – И не приходите сюда, если собираетесь прыгать вокруг, как обезьяны!

Все квиги, шепелявя оскорбления в его адрес, поползли вниз и очистили стол, используя липкие пальцы рук из живота, чтобы подобрать разбившееся стекло. Они собрали его в рот, разжевали и выплюнули расплавленные шипящие шары в стакан с пивом.

На нашем столе тоже находился стакан с пивом, определенно Орма взял его себе. Базинд добрался до него и, принюхиваясь, склонился над кружкой. Он поднялся с каплей на носу.

– Это крепкий напиток. Я должен о тебе доложить.

– Вспомни пункт девять из документов об освобождении, – холодно произнес Орма.

– Ученый, работающий инкогнито, может нарушать Стандартные Протоколы 22 и 27 или другие подобные Протоколы, если считает это необходимым для успешного сохранения прикрытия?

– Именно.

Базинд продолжил:

– Пункт 9а: тот же ученый должен заполнить форму 89 XQ по одной на каждое отклонение, или его могут призвать пройти психологическую проверку и/или оправдать необходимость его действия перед советом Цензоров.

– Хватит, Базинд, – сказал Орма. Но так пожелали святые патроны комедии, что именно в этот момент квигутл принес наш ужин: ягненка для меня, луковый и реповый суп для Базинда, а для моего дяди толстую вареную сосиску.

– Скажи мне, ты должен заполнить отдельную форму для каждого объекта, или ты можешь назвать потребление сосиски и пива одним приемом пищи? – спросил Базинд с удивительной остротой.

– Отдельные формы, если я опаздываю с проверкой, – сказал Орма. Он сделал глоток. – Можешь помочь мне заполнить их позже.

– Эскар говорит, что у правил есть причины, – проскрежетал Базинд. – Я должен носить одежду, чтобы не пугать людей. Я не должен размазывать масло по зудящей коже, потому что это оскорбляет хозяйку, у которой я живу. Также мы не должны есть плоть животных, потому что от этого можем начать заглядываться на плоть сидящих около нас. – Жуткие выпученные глаза Базинда обратились ко мне.

– Да, в этом есть смысл, – сказал Орма. – Но я никогда не сталкивался с этим – особенно в случае с сосисками, где мяса почти нет.

Базинд огляделся в тусклом подвале, разглядывая других саарантраи, и пробормотал:

– Я должен доложить обо всей этой комнате.

Орма проигнорировал это. Он вытащил небольшую горсть монет из потайных мест своего камзола, опустил руку на колени и позвенел монетами. Внезапно повсюду на полу вокруг нас появились квиги, проползая под столом, закручиваясь вокруг наших лодыжек, словно змеи. Даже для меня это было чересчур.

Орма бросил монетки на пол, словно решил покормить цыплят. Квиги бросились за монетами, замерли на мгновение, а затем окружили Базинда.

– Нет, у меня нет, – смущенно сказал Базинд. – Оставьте меня в покое.

Я уставилась на Базинда, не понимая, что происходит, пока Орма не схватил меня за руку и не потащил прочь от стола, щепча:

– Я знаю сигналы рук квигов. Я сказал им, что дома у Базинда гора сокровищ. Если у тебя есть новости, выкладывай сейчас.

– Я показала Киггзу монету и рассказала о твоем беспокойстве.

– И?

– Дракона-бродягу заметили в деревне. Два рыцаря пришли доложить об этом. Я допросила их. Они говорят, что у дракона была отличительная дыра в левом крыле в форме крысы. У твоего отца была такая?..

– Однажды он повредил крыло о лед, но его вылечили. Однако за шестнадцать лет можно получить дополнительные увечья.

– Другими словами, это может быть Имланн, а может, и нет. – Я раздраженно вздохнула. – Что ты можешь рассказать мне о его естественном образе? Как Киггз может узнать его?

Орма описал саарантраса своего отца так расплывчато, что я не ждала потока подробностей, который теперь полился на меня: блеск кожи Имланна (другой при лунном свете), насколько острыми он обычно держал когти, точные форма и цвет его глаз (которые преображались, если он опускал третье веко), изгиб его рогов и складки крыльев (описанные с математической точностью), ароматность его серного дыхания, тенденция делать ложный выпад налево и бить вправо, ширину его сухожилий на пятках.

Орма помнил, как выглядел отец в естественной форме так ясно, словно речь шла о сокровище. Мне казалось, что он описывает гору золотых монет, которую я должна отличить от других гор по одному только описанию. Не было смысла спрашивать дальше. Считали ли драконы человеческие описания сбивающими с толку? Нужно ли было время и опыт, чтобы начать различать нас?

– Я вижу, что ты не запомнишь всего этого, – сказал Орма. – У тебя сейчас взгляд, которым ты смотрела на учителей истории. Ты могла бы поискать Имланна…

– Ты сказал мне не делать этого!

– Позволь закончить. Ты могла бы поискать его в своей голове, среди материнских воспоминаний. Линн точно бы оставила тебе воспоминание о нашем отце.

Я открыла рот и снова закрыла его. Я не хотела рыться в той коробке, нет.

Рыцари упомянули сэра Джеймса, специалиста по определению драконов. С ним мне нужно было поговорить, то есть Киггзу нужно было поговорить. В это же время я надеялась, что принц не стал откладывать разговор с Эскар в надежде, что я смогу получить нужную информацию.

Базинд с помощью хозяина таверны и метлы разогнал почти всех квигов. Наше время подходило к концу.

– Повернись спиной в Базинду, – прошептал Орма. – Я не хочу, чтобы он видел, как я отдаю тебе это.

Было немного поздно притворяться законопослушным сааром.

– Отдаешь мне что?

Не сводя взгляда с новокожего, Орма притворился, что чешет голову. Он опустил руку и положил холодный металл в мою ладонь. Это была одна из его серег. Я ахнула и попыталась вернуть ее. Орма сказал:

– Цензоры не прослушивают их. Квиг поработал над ними для меня.

– Разве Цензоры не поймут, что больше не могут следить за тобой? – Уверен, уже поняли. Они позаботятся о том, чтобы у меня появилась новая пара. Раньше такое случалось. Включи ее, если попадешь в неприятности, и я приду, как только смогу.

– Я пообещала, что не буду искать Имланна.

– Неприятности могут сами найти тебя, – ответил он. – У меня свой интерес в этой проблеме.

Я убрала серьгу в лиф, и мы вернулись к столу. Туника Базинда была покрыта грязными отпечатками рук, ужин пропал, но трудно было сказать, он ли его съел. Новокожий казался ошеломленным, его лицо словно оплавилось.

– Мы должны вернуться в Святую Иду, – сказал Орма, протягивая мне руку, чтобы показать Базинду, как это делается. Я пожала ее, пытаясь спрятать улыбку. Мы никогда не пожимали руки.

Базинд попробовал следующим, но он долго не отпускал. Когда я наконец отцепилась от него, он одарил меня взглядом, который я не хотела пытаться понять.

– Коснись меня снова! – хрипло сказал он, и мой желудок перевернулся.

– Домой – сказал Орма. – Тебе нужно практиковать медитацию и деление.

Базинд завыл, так рьяно растирая руку, словно мог вернуть ощущение моего прикосновения, но последовал за моим дядей по ступеням таверны, как послушный ягненок.

Я спросила у хозяина таверны, заплатил ли Орма за ужин. Никогда нельзя быть уверенной, что он не забудет про нечто подобное. Я в последний раз оглядела это странное пахучее сосуществование разных видов, безумный сон мирного договора, превратившийся в шумную реальность, а затем отправилась к остальным.

– Мисс? – спросил дрожащий голос за моей спиной. Я повернулась и увидела юного студента со свежим лицом и пылью от мела в волосах. В одной руке он держал очень короткую соломинку. Позади него стол молодых людей притворялся, что не смотрит.

– Вы спешите. – Он не заикался, но его беспокойные руки и нервный взгляд говорили о тревоге. – Не присоединитесь к нам? Мы здесь все люди – ну, кроме Джима, – и мы неплохая компания. Не обязательно будет говорить о математике. Просто… мы не видели девушек-людей в Квигхоуле с того момента, как вскрытие было запрещено!

Почти весь стол за ним разразился смехом. Саарантраи казались пораженными реакцией других, говоря:

– Но он же прав, разве нет?

Я не смогла удержаться и посмеялась вместе с ними. В действительности я поняла, что такое приглашение кажется мне соблазнительнее, чем приглашение Гунтарда в «Солнечную обезьяну». Парни, покрытые пылью от мела, спорящие и строчащие тригонометрию за столом, казались мне знакомыми, словно коллегиум святого Берта привлекал людей, больше всего похожих на саарантраи. Я дружелюбно похлопала по его плечу и сказала:

– Честно, я хотела бы остаться. На будущее: не недооценивай соблазнительную силу математики. Если я приду снова, то буду писать на столах вместе с вами.

Его друзья приветствовали его возвращение за стол, вопя и поднимая тосты за его храбрость. Я улыбнулась самой себе. Сначала те пожилые рыцари, а теперь вот это. Я явно была любимицей всего Горедда. Я засмеялась от этой мысли, а смех придал мне храбрости окунуться в ночь, уходя прочь от тепла этого собрания.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...