home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


16

Я вернулась в свою комнату для отдыха, убедившись, что проснусь вовремя, чтобы переодеться в официальный гупелянд. Он был каштанового цвета с черной вышивкой. Я добавила в знак уважения к принцу Руфусу белый пояс и постаралась сделать красивую прическу, потому что комментарии Глиссельды меня смутили. Я переделывала ее много раз, но все равно осталась недовольна результатом. В конце концов я в раздражении распустила волосы и надела красивые сережки, как извинение перед теми, кому было не все равно. Помимо серьги, которую мне дал Орма, у меня было немного украшений. Я подумывала украсить ей волосы – она стала бы интересным дополнением, и никто из людей не узнал бы ее – а саарантрас мог бы понять, что ее изготовил квигутл. Поэтому я оставила ее в комнате.

Мы готовили этот приветственный концерт больше месяца, но сам размах действия все еще поражал меня. Возможно, все казалось более впечатляющим в свете сотен свечей, или ликующая аудитория придала выступлению определенный блеск, не знаю, но благодаря какой-то магии в воздухе все прошло хорошо. Никто не опоздал и не попал в неприятности, никто не упал со сцены. Если кто-то и сфальшивил, то, несмотря на это, все прозвучало правильно, ведь музыканты играли с поразительной уверенностью.

Убедительность – секрет выступления. Правильная нота, сыгранная неуверенно, звучит плохо, но если играешь смело, никто не станет задавать вопросов. Кто-то верит, что в искусстве есть правда – а я верю, что начинает волновать то, как исполнение похоже на ложь. Возможно, ложь сама по себе – вид искусства. Я думала об этом больше, чем нужно.

Ардмагар сидел в первых рядах по центру, перед выступающими на сцене. В его ясном взгляде искрился интерес. Я наблюдала за ним из-за занавеса во время соло Гунтарда на гобое[26], пытаясь сопоставить его взгляд сейчас с тем, что видела во время лекции в Главном Гнезде. Для кого-то настолько уверенного в токсичности человеческих эмоций он явно наслаждался происходящим.

Глиссельда сидела рядом с Комонотом как украшение, ее мать расположилась с другой стороны от генерала. Я видела королеву, даму Окра и Виридиуса, но не находила Киггза, пока не посмотрела в глубь зала. Он стоял в дальней части помещения и контролировал стражу, одним глазом следя за выступлением, а другим – за порядком. Судя по выражению его лица, это была изнурительная работа.

Себя я не включила в программу. Я занималась тем, что напоминала приготовиться к выходу следующим исполнителям и слушала их выступления из-за кулис.

Во время квартета свирели я заметила, что следующий выступающий до сих пор не подошел. Я заглянула в расписание: следующий – Ларс. Он должен был играть на биниу, маленьком, более простом варианте волынки. Мое сердце упало. Сегодня я не видела Ларса, даже мельком. Я прошлась по залу, заглядывая через занавески комнат, которые оборудовали под гримерные.

Честно говоря, планировалось, что комнаты будут использоваться для разогрева, а не переодевания. Но при видя меня один из игроков на лютне закричал так, словно нашел квига в кровати.

Из комнаты дальше по коридору раздавались напряженные голоса. Я осторожно приблизилась, не желая снова кого-то поставить в неловкое положение, и узнала в одном из голосов Ларса. Я протянула руку к занавеске, но засомневалась. Голос Ларса был сердитым, и разговор шел на самсамийском. Я подошла поближе, усиленно прислушиваясь и позволяя моему уху привыкнуть. Мой самсамийский уже заржавел, и я не знала его достаточно хорошо.

Второй голос принадлежал, как ни удивительно, графу Апсиге. Я поняла «ты преследуешь меня!», но и только.

Ларс яростно отрицал это:

– Никогда! – А потом, – я здесь… – что-то неясное, – из-за механизма и той флейты. – Ах да. Он же слышал меня издалека на похоронах.

Джозеф много ругался, фраза «безумная флейта» показалась мне особенно забавной. Ботинки Джозефа стучали, пока он вышагивал по комнате. Его голос стал умоляющим.

– Никто не должен узнать, что ты!

– А ты?.. – спросил Ларс. – Что ты сделаешь, если они узнают, что ты такое?

Джозеф пролаял что-то непонятное, затем послышался глухой удар и треск. Я резко отвела занавес в сторону. Граф стоял ко мне спиной. Ларс растянулся на полу среди чехлов с инструментами. Джозеф повернулся на звук открывшейся занавески и вдавил меня в стену. Мы стояли, на мгновение застыв: он прижимал меня к стене, тяжело дыша, а я пыталась восстановить дыхание, которое сбилось при этом маневре.

Внезапно он отпустил меня и начал тянуть за кружевные манжеты, принося извинения:

– Я же сказал вам не общаться с ним! Что нужно сказать, чтобы вы поняли, что он опасен?

– Это вы опасны.

Его лицо помрачнело.

– Учительница музыки, я просто…

– Били моего дудочника? Швырнули меня об стену? – Я покачала головой. – Вы исключены из программы. Берите свой альт и уходите.

Он пробежался дрожащей рукой по светлым волосам:

– Вы не серьезно.

– Если хотите, я приведу Люсиана Киггза, и вы объясните все ему.

Граф Джозеф прошел мимо меня, ткнув меня в живот локтем и яростно задернув занавеску. Он оставил свой альт. Я не собиралась окликать его, чтобы он забрал инструмент.

Я повернулась к Ларсу, который поднимался на ноги. Он избегал моего взгляда, явно такой же испуганный, как и Джозеф, полагая, что я услышала нечто лишнее. Я была готова все ему рассказать, когда услышала Гунтарда в коридоре.

– Госпожа Серафина! Ваш концерт разваливается!

Я откинула занавес.

– Что?

– Ну, еще нет, – защищаясь, ответил Гунтард, теребя пуговицы на камзоле, – но свирели почти закончили, и никого дальше, а вас нигде нет.

Ларс схватил свой инструмент и пронесся мимо меня, по ступеням, за кулисы.

Гунтард ухмыльнулся.

– Надеюсь, это улучшило вам настроение! – сказал он, глядя на меня и хлопая глазами. – Я думал, что вы здесь чем-то занимались за закрытыми занавесками. Настраивали лютни друг друга, как говорится. Практиковали полифонию. Играли на крумхорне[27].

– Так ты флиртуешь с Виридиусом? – спросила я. – Убирайся отсюда!

Он побежал по коридору, смеясь. Повернулся, чтобы сказать что-то напоследок, но в этот самый момент прогремел взрыв. Его сила отбросила меня на шаг назад.

Это был Ларс. Он не играл на биниу.

На мгновение у меня промелькнула мысль, что он каким-то образом принес мегагармониум с собой, но нет, он играл на самсамийских военных дудках, самых больших и мощных из семьи волынок. Самсамийские горцы придумали этот инструмент для устрашения других горных народов. Казалось, словно гора потрясала кулаком, грозя врагам на другом конце долины – так он звучал. Эти дудки были созданы для использования вне помещения. Звук наполнил каждую трещинку зала. Я подняла взгляд, сжавшись, ожидая, что штукатурка начнет сыпаться с потолка.

Казалось, что кто-то забивал гвозди в уши.

Раздраженная, я кинулась за кулисы. Не думая – даже не закрывая глаза и не заходя в сад, – я потянулась к воображаемой руке Громогласа. «Ты должен был играть на биниу! Это слишком громко!»

Внезапно Ларс остановился. С силой ударила тишина, шоковая волна облегчения, но он еще не закончил. Он просто остановился, чтобы прокричать:

– Мне нравится, когда громко!

Бушующие дудки снова вернулись к какофонии, но послышались обрывки смеха и аплодисментов, словно это заявление привнесло в выступление юмористическую ноту или, по крайней мере, смысл. «Здоровяку нравится погромче! Да!» Но я не могла оставаться на месте, и не потому, что гвозди снова втыкались в мои барабанные перепонки. Я побежала по проходу обратно в раздевалку, откуда пришла.

К счастью, там никого не было. Я опустилась на пол, прижимая руку ко рту.

Ларс ответил мне. Я связалась с ним с помощью мысли – ни сада, ни медитации, ни аватара. Жутковато было встретиться со своими гротесками в настоящей жизни, но это оказалось еще хуже.

Или волнительнее. Этого я не могла определить.

На расстоянии он звучал хорошо. Мне нравилось все больше с каждым новым шагом, разделяющим нас, – то есть пропорционально уменьшению громкости звука. Я прислонилась головой к стене и слушала, пока он не закончил, отстукивая пальцами ритм «Неловкого любовника» и «Нерешительной девушки». Аплодисменты были неуверенными, словно аудитория не хотела хлопками портить приятную тишину.

Началось новое соло. Осталось всего три выступления перед большим финалом, дворцовый хор будет петь страстную аранжировку Виридиуса «Зеркальный гимн». Я должна была дирижировать. Я заставила себя подняться на ноги. Эти никчемные хористы нуждались в предупреждении как можно раньше. Я откинула занавеску и наткнулась на твердую стену.

Этой стеной был Ларс.

– Услышать музыку в голове – это одно, – сказал он дрожащим голосом. Он ступил вперед, оттесняя меня обратно в маленькую комнату. – Но это… это был твой голос!

– Знаю, – сказала я. – Я не хотела.

– Почему это произошло?

Его короткие волосы встали дыбом, как щетина кабана, а ноздри раздувались. Он сложил руки на груди, словно не собирался двигаться, пока я не объясню все доступно. Я сказала:

– Я должна… кое-что показать тебе. – Я надеялась, что комната была достаточно освещенной для того, чтобы он заметил сияние моей чешуи.

И все-таки я была напугана. Мое откровение даме Окра прошло не так, как я ожидала. Я понятия не имела, как отреагирует Ларс. А у этой комнаты даже не было настоящей двери. Гунтард мог засунуть голову через занавеску. Кто угодно мог.

Ларс смотрел сурово, словно приготовился к защите. Да, так и было: он считал, что я собираюсь сделать ему предложение. Выражение его лица было отсутствующим, словно он повторял речь в своей голове, чтобы нежно разочаровать меня, когда я сниму одежду. «Прости, Серафина, мне не нравятся граусляйн, которые лезут в мою голову».

Или: «Мне вообще не нравятся девушки. Мне нравится Виридиус».

Эта шутка не была смешной, но она придала мне смелости развязать и закатать рукав.

На три секунды он замер, а затем с нежностью потянулся к моей руке, почти с благоговением, аккуратно удерживая ее в своих больших ладонях, проследил пальцем вниз изогнутую ленту чешуи.

– Ах, – он вздохнул, – теперь у всего появился смысл.

Хотела бы я разделить это чувство, хотела так сильно, что слезы покатились по моим щекам. Его лицо снова потемнело. Я подумала, что он разозлился, но, когда он крепко обнял меня, поняла, что это было желание защитить. Мы стояли так долгое время. Спасибо Небесам, никто не вошел. Мы дали бы пищу дворцовым сплетникам на месяцы вперед.

Прохожий не услышал бы слова, которые крупный, одетый в черное мужчина шептал мне на ухо: «Сестерляйн!»

Маленькая сестра.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...