home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


20

Моя лошадь встала на дыбы, и я упала на землю, прямо на спину, в снег. Удар выбил весь воздух из моих легких.

Киггз сразу же соскочил с лошади, вытащил меч, встав стеной между мной и серной тьмой, мускулистыми сложенными крыльями на фоне неба. Он протянул назад левую руку, пытаясь нащупать мою, чтобы помочь мне подняться. Я заставила себя сесть, вложить руку в его, втянуть воздух в легкие и встретиться с ужасным чудовищем – своим дедом.

К моему потрясению, я узнала Имланна, несмотря на то, что темнота наступала быстро. Не по нелепому описанию Ормы, а благодаря матери, точнее, коробке воспоминаний, которая выпустила дым в моей голове. Я узнала контуры его покрытой иглами головы, изгиб змеиной шеи, напоминающий изгиб шеи Ормы…

Орма. Черт. Точно. Левой рукой я начала шарить по шее, пытаясь нащупать нить с серьгой Ормы, потому что Киггз все еще держал правую. Он выступил вперед, снова закрывая меня, и сказал:

– Вы нарушаете Мирный Договор Комонота – если только у вас нет документов, чтобы доказать обратное!

Я поморщилась. Было легко считать драконов свирепыми клерками, когда перед тобой не было огромного вспыльчивого представителя этого вида, дышащего серой в лицо. Я нашла серьгу, нажала на крошечный рычажок и убрала ее обратно под одежды.

Орма убьет меня. Но я надеялась, что сначала он мне поможет.

Дракон закричал:

– Ты пахнешь сааром!

Он имел в виду меня. Я поежилась. Киггз, не понимающий Мутья, воскликнул:

– Отойди! Немедленно вернись в форму саарантраса!

Имланн проигнорировал это требование, уставившись на меня черными глазами-бусинами, и проскрежетал:

– Кто ты? На чьей ты стороне? Ты шпионила за мной?

Я не ответила. Я не знала, что делать. Имланн считал меня саарантрасом. Киггз решит так же, если узнает, что я говорю на Мутья? Я смотрела на снег.

Киггз размахивал мечом. Ведь это так нам поможет.

– Ты притворяешься глухой, – закричал мой дедушка. – Что мне сделать, чтобы заставить тебя услышать? Может, убить этого раздражающего маленького принца?

Я вздрогнула, и саар засмеялся, если только человек мог посчитать это смехом. Было больше похоже на карканье, жуткий победный вопль.

– Я задел за больное! Ты же не привязалась к простому человеку? Возможно, я все-таки не убью тебя. У меня еще есть друг в совете Цензоров. Возможно, я позволю ему вывернуть тебя наизнанку.

Мне нужно было что-то делать. В голову приходило лишь одно. Я ступила вперед и сказала:

– Цензорам стоило бы поискать тебя.

Имланн отшатнулся, отводя свою змеиную голову в сторону и испуская поток едкого дыма из ноздрей. Киггз потянул меня за руку и крикнул:

– Что ты делаешь?

Я не могла успокоить его. Саарантрас не стал бы, а именно им я должна казаться, если мы хотим достаточно долго дурить Имланна, чтобы Орма успел сюда добраться.

Если Орма вообще летел сюда. Как далеко он находился? Как быстро мог лететь?

– Я связалась с посольством, – закричала я. – Эскар на пути сюда, вместе с комитетом.

– Почему бы тебе не принять естественный облик, чтобы мы могли как следует это обсудить?

Это был ужасающе разумный вопрос.

– Я подчиняюсь закону, даже если ты – нет.

– И что мне мешает убить прямо сейчас?

Я пожала плечами:

– Ты явно не знаешь об устройстве в моей голове.

Дракон склонил голову набок, его ноздри раздувались, словно он раздумывал над моими словами. Я надеялась, что он придет к выводу, что лучше мне пожить чуть дольше. Я добавила:

– Она в моем зубе. Подожги меня или сбей ударной волной, и он взорвется, уничтожив и тебя. Откусишь мне голову и проглотишь, мой зуб продолжит издавать сигнал внутри твоего живота. Посольство отследит тебя, генерал Имланн.

Он казался озадаченным, дракон никогда не слышал о таких устройствах – и не мог бы. Я все придумывала – но его не было в Танамуте шестнадцать лет. Я надменно подняла подбородок, хотя вся дрожала. И сказала:

– Игра закончилась. Сдавайся и расскажи все. Где ты прятался?

Это разрушило заклятие. Самодовольство снова охватило его. Я поняла, что это самодовольство, лишь благодаря материнской памяти, мои человеческие глаза видели только, что шипы в основании его шеи поменяли угол. Он сказал:

– Если ты этого не знаешь, то ты не знаешь ничего стоящего. Я оставляю тебя с твоей отвратительной влюбленностью. Планы претворяют в жизнь, всему свое время. Пусть так и будет. Мы снова встретимся, и скорее, чем ты думаешь.

Он со змеиной грацией повернулся, взмахнув своим шипастым хвостом, и взмыл в воздух. Он пролетел в небе по низкому кругу, возможно, в поисках драконов посольства, а потом быстро направился на юг, исчезая в облаках.

Мои колени тряслись, и голова раскалывалась от боли, но триумфальное чувство заполнило тело. Я едва могла поверить в то, что это сработало. Я повернулась к Киггзу. Должно быть, от облегчения у меня был безумный взгляд.

Он отшатнулся. По выражению его лица ничего нельзя было понять, когда он произнес:

– Что ты такое?

Святой Маша и святой Даан. Я спасла нас, но теперь мне нужно заплатить за это. Я подняла руки, словно сдавалась.

– Я та, кем всегда была.

– Ты дракон.

– Нет. Клянусь Небесным очагом, я не дракон.

– Ты говоришь на Мутья.

– Я понимаю его.

– Как такое возможно?

– Я очень-очень умная.

Он не стал оспаривать это заявление, а я бы оспорила.

– У тебя драконий механизм. Людям запрещается иметь устройства для коммуникации, изготовленные квигутлами.

– Нет! У меня ничего нет! Это был блеф.

Теперь он тяжело дышал, запоздавшая паника наконец нахлынула на него.

– Ты блефовала с ним? Порфирийской двойной тонной огня и серы, клыками, подобными мечам, когтями, подобными… мечам! И ты просто… блефовала?!

Он кричал. Я пыталась не принимать это близко к сердцу. Я сложила руки на груди.

– Да, так и было.

Он резко провел руками по волосам и согнулся пополам, словно его сейчас стошнит, взял немного снега и протер им лицо.

– Милый Небесный дом, Серафина! Ты подумала, что с нами могло бы произойти, если бы это не сработало?

– Лучшего плана не было. – Небеса, я говорила так же холодно, как дракон.

В какой-то момент Киггз уронил меч. Он поднял его со снега, вытер о свой плащ и вложил в ножны. Его глаза все еще были широко распахнуты от шока.

– Ты не можешь просто… то есть, храбрость – это одно. Но это было безумием.

– Он собирался убить тебя, – сказала я, мой подбородок дрожал. – Мне нужно было что-то сделать.

К черту приличия. Прости меня, святая Клэр.

Я ступила вперед и обняла его. Люсиан оказался моего роста, что удивило меня. Мое восхищение делало его выше в моих глазах. Он всхлипнул, протестуя, или, может, от удивления, но потом обхватил меня руками и зарылся лицом в мои волосы, наполовину плача, наполовину браня меня.

– Жизнь так коротка, – сказала я, не зная, почему говорила это, даже не понимая, так ли это для кого-то, подобного мне.

Мы все еще стояли там, прижимаясь друг к другу, а наши ноги замерзали в снегу, когда Орма приземлился на ближайшем холме, а за ним и Базинд. Киггз поднял голову и уставился на них широко распахнутыми глазами. Мое сердце ухнуло вниз.

Я сказала ему, что у меня нет никаких устройств. Я соврала прямо ему в лицо, и вот оно, доказательство: дракон, которого я позвала, и его туповатый компаньон.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...