home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


23

Я не спала всю ночь. Шатаясь, я подошла к кровати.

Обычно я не могу спать днем, но сейчас просто не хотела бодрствовать. Бодрствование не было приятным времяпровождением. Мне было больно, и когда я не беспокоилась о дяде, я не могла перестать думать о Люсиане Киггзе.

Негодующий стук в дверь разбудил меня днем. Я заснула в одежде, поэтому скатилась с кровати и, шатаясь, направилась к двери, едва открыв глаза. Сияющее существо, жемчужное и переливчатое, важно пронеслось мимо меня: принцесса Глиссельда. Человеком, что нежно провел меня к стулу, была Милли.

– Что ты сделала с Люсианом? – закричала Глиссельда, нависая надо мной, уперев руки в бока.

Я никак не могла окончательно проснуться. Я уставилась на нее, не понимая. И что можно было сказать? Что я спасла его жизнь и заставила его ненавидеть меня, и все за один раз? Что я испытывала чувства, которые не должна была, и мне жаль?

– Совет закрыл заседание, – сказала она, расхаживая по комнате, к камину и обратно. – Люсиан рассказал всем нам о встрече с бродягой, о твоей храбрости, убедившей дракона не убивать вас. Вы как пара героев-следователей.

– Что совет решил? – прохрипела я, растирая глаз ребром ладони.

– Мы посылаем группу драконов – маленький ард, как мы его называем, – в деревню под предводительством Эскар. – Он поиграла длинной нитью жемчуга, завязывая ее большим узлом. – Они должны будут оставаться в обличии саарантраи, если только не возникнет чрезвычайных ситуаций. Они начнут с гнездовья грачей как места, где, согласно их информации, Имланн недавно побывал, и попытаются вывести его оттуда.

– Но, видишь ли, что смущает меня. – Она нахмурилась и помахала узлом ожерелья передо мной. – Ты так помогла и столько знала, можно было подумать, что Люсиан будет петь тебе хвалебные оды до Небесного купола. Но нет. Я знаю, что он арестовал тебя по незначительной причине. Он злится на тебя, очевидно же, но не говорит почему. Он заперся в звериной башне. Как мне быть посредником, если я не знаю, в чем дело? Нельзя, чтобы вы ссорились!

Должно быть, я немного покачнулась, потому что Глиссельда рявкнула:

– Милли! Приготовь чай этой бедной девушке!

Чай помог, хотя от него у меня заслезились глаза.

– Глаза слезятся, – сказала я, просто чтобы объясниться.

– Все нормально, – сказала Глиссельда. – Я бы тоже плакала, если бы Люсиан так на меня злился.

Я не знала, что ей ответить. Раньше со мной такого не случалось: я всегда знала, что можно сказать, а что нет, и хотя мне не нравилось лгать, ложь никогда не казалось такой ношей. Я постаралась вспомнить свои правила: чем проще, тем лучше.

– Он злится, потому что я солгала ему.

– Люсиан может быть к такому очень чувствителен, – мудро заметила Глиссельда. – Зачем ты соврала?

Я уставилась на нее, словно она спросила, зачем я дышу. Я не могла сказать ей, что ложь – это то, что делало меня тем, кто я есть. Или что мне хотелось успокоить Киггза, убедить его, что я человек. Я отчаянно желала, чтобы он не боялся меня, потому что знала – там, посреди порывов снега и пепла, я…

Я даже не могла подумать об этом слове, когда его невеста стояла прямо здесь, и это было еще одной ложью. Этому не было конца.

– Мы… мы были так испуганы, встретившись с Имланном, – промямлила я. – Я говорила, не думая, пытаясь успокоить его. Если честно, в тот момент я даже забыла, что у меня есть…

– Я вижу, что ты искренна. Просто скажи это ему, и все будет хорошо.

Конечно, я уже сказала ему об этом так или иначе, и все стало только хуже. Принцесса Глиссельда ступила к двери, а Милли тенью двинулась за ней.

– У вас состоится встреча, и вы помиритесь. Я все устрою.

Я поднялась и сделала реверанс. Она добавила:

– Тебе стоит знать: графа Джозефа вчера весь вечер не было во дворце. Люсиан упомянул о твоих подозрениях, и я заставила его опросить окружающих. Апсига утверждает, что навещал в городе свою любовницу, но не стал называть ее имени. – Казалось, она извиняется. – Я рассказала ему о вашей экспедиции на балу. Он хотел знать, почему Люсиан говорил с тобой. Возможно, это было неправильно.

– Но, – добавила она, снова просветлев. – Теперь мы за ним следим.

Девушки ушли, но Глиссельда остановилась в дверях, подняв палец, словно браня меня.

– Нельзя, чтобы ты и Люсиан враждовали! Вы нужны мне!

Я, спотыкаясь, направилась в другую комнату и снова упала на кровать, когда Глиссельда ушла, жалея, что я не разделяю ее оптимизма. Знала бы она, что я хранила в сердце невысказанным.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Я проснулась в полночь в панике, потому что что-то горело.

Я села прямо или, по крайней мере, постаралась: трясина моего перьевого матраса тянула меня назад, словно монстр пытался поглотить меня. Я была покрыта потом. Занавески у кровати слегка раскачивались, подсвеченные укрощенным огнем камина. Мне приснился сон? Я не могла вспомнить его и знала, что огонь… все еще горел. Я почти могла ощущать дым: я чувствовала его жар внутри моей головы. Что-то происходило с садом гротесков?

Псы святых. Я бы посчитала, что схожу с ума, если бы это не происходило в моей голове постоянно.

Я снова упала на кровать, закрыла глаза и зашла в свой сад. Вдалеке виднелся дым. Я бежала, пока не добралась до края болот Пандовди. К счастью, сам Пандовди был под водой, спал, и я смогла пробраться мимо него. Среди моих гротесков он был меньше всего похож на человека. Подобное слизню, барахтающееся существо. Он наполнял меня жалостью и страхом, но являлся таким же родным, как и Ларс.

В сердце болот на корточках сидел Фруктовая Летучая Мышь, и он горел.

Или не совсем: пламя исходило из коробки памяти, которую он держал, закрыв своим телом. Он снова всхлипнул, и это вывело меня из оцепенения. Я бросилась к нему, схватила шкатулку, обжигая пальцы, и кинула ее в черную воду. Она зашипела, выпустив облако мерзкого пара. Я встала на колени перед Фруктовой Летучей Мышью – он был просто ребенком! – и посмотрела на его голый живот, внутреннюю часть рук, лицо. На нем не было заметных волдырей, но его кожа была такой темной, что я не могла быть уверена, что замечу ожоги. Я воскликнула:

– Ты ранен?

– Нет, – ответил он, кончиками пальцев проверяя свое тело.

Камни святого Маша, он со мной разговаривал. Борясь со страхом, я сказала:

– Что ты делал? Пытался открыть мою коробку тайн?

Он ответил:

– Коробка загорелась.

– Потому что ты пытался заглянуть в нее!

– Никогда, мадамина. – Он скрестил большие пальцы, сложив руки в птичку, порфирийский жест мольбы. – Я знаю, что ваше, а что мое. Она загорелась прошлой ночью. Я закрыл ее собой, чтобы она не навредила тебе. Я правильно сделал?

Я резко повернулась к воде: жестяная коробка плавала на поверхности, но огонь не потух. Я начинала ощущать боль от пламени, теперь, когда Фруктовая Летучая Мышь не закрывал ее своим телом.

Я догадалась, что она загорелась, когда Имланн приземлился на заснеженное поле, как тогда, как ее затопило при виде Комонота. Мне ужасно повезло, что Фруктовая Летучая Мышь прыгнул на нее в тот момент. Если бы на меня нахлынуло видение, пока Имланн разбирался с нами, горела бы не только воображаемая коробка.

Я повернулась обратно к мальчику. Белки его глаз ярко выделялись на фоне темного лица.

– Как тебя зовут? Твое настоящее имя, – спросила я.

– Абдо, – сказал он. Имя зацепило какую-ту струну дежавю, но я не смогла вспомнить.

– И где ты, Абдо?

– Я в таверне, с моей семьей. Из-за того что я держал коробку, у меня разболелась голова. Я пролежал в кровати весь день. Мой дедушка очень волнуется, но теперь я смогу заснуть и облегчить его ношу.

Горящая коробка причиняла ему боль, но он держал ее больше дня.

– Как ты понял, что нужно помочь? – спросила я.

– В мире есть две священные причины, – сказал он, поднимая мизинец и безымянный палец. – Удача и необходимость. Мне повезло, что я был там, когда был нужен тебе.

Он оказался маленьким философом. Возможно, в его стране все были такими. Я открыла рот, чтобы расспросить его подробнее, но он взял в руки мое лицо и посмотрел на меня честными глазами.

– Я слышал тебя, искал тебя и нашел тебя. Я потянулся к тебе через пространство, чувства и законы природы. Не знаю, каким образом.

– Ты с другими таким образом разговариваешь? Другие говорят с тобой? – Мой страх растаял. Он был таким невинным.

Он пожал плечами.

– Я знаю лишь троих других итьясаари в Порфири. И ты тоже их знаешь: они здесь. Ты назвала их Тритоном, Мизерер и Человеком-пеликаном. Никто из них не говорит со мной мысленно, но также никто из них не звал меня. Только ты.

– Когда я позвала тебя?

– Я услышал твою флейту.

Прямо как Ларс.

– Мадамина, – сказал он. – Я должен поспать. Мой дедушка волнуется.

Он отпустил меня и поклонился. Я неуверенно поклонилась в ответ и затем взглянула на горящую коробку. Пандовди пускал пузыри под водой и раздраженно ударил хвостом, отправив коробку обратно ко мне. Теперь у меня ужасно болела голова. Я не могла откладывать разбирательство с коробкой. Воспоминание явно нахлынет на меня против моей воли, если я буду подавлять его, как и то, другое. Я взглянула на Абдо, но он свернулся калачиком и заснул под огромной скунсовой капустой. Я направила коробку к берегу с помощью крепкого стебля камыша.

Коробка взорвалась при моем прикосновении пиротехнической истерией. Я давилась дымом, гадая, как я могла ощущать на вкус гнев и чувствовать запах зелени на коже.

Я вырываюсь из горы и лечу на солнце. Мой хвост бьет и погребает выход под лавиной. Общая масса двенадцати генералов преодолеет этот ледяной обвал: я купила себе только день. Я не должна тратить его впустую. Я лечу на восток вместе с ветром, направляясь через низкие линзовидные облака к леднику.

Под ним есть пещера. Сумею ли до нее добраться? Я слишком близко пролетаю над известковой водой. Холод обжигает мой живот. Я отталкиваюсь от морены – вмерзших в лед обломков горных пород – и быстро поднимаюсь, чтобы избежать острых вершин ледника, таких острых, что они могут выпотрошить меня.

Я слышу рев и грохот позади, высоко в горах. Генералы и мой отец освободились, но я лечу достаточно быстро. Слишком быстро: я врезаюсь в край ледника, и куски сланца рассыпаются по поверхности утеса. Я волнуюсь, что они заметят раздавленный лишайник. Извиваясь, пробираюсь в пещеру. Голубой лед тает от прикосновения к моему телу, облегчая движение.

Я слышу, как они с криками пересекают небо. Я забираюсь глубже, чтобы не выпускать слишком много пара и тем самым не выдать себя.

Лед охлаждает мои мысли и конденсирует рациональность. Я услышала и увидела то, что не должна была: мой отец и одиннадцать генералов говорили вместе на его горе сокровищ. Нужно копить слова, сказанные на горе сокровищ, согласно древней пословице. Они могли бы убить за подслушивание.

Хуже: они говорили о предательстве. Я не могу копить такие слова.

В пещере у меня начинается клаустрофобия. Как квигутлы сидят, вжавшись в трещины, и не сходят с ума? Или, возможно, они и так безумны. Я отвлекаюсь, вспоминая о своем маленьком брате, который учится в Нинисе. И если он останется там, о самом быстром пути обратно в Горедд, и о Клоде, которого люблю. Я не чувствую любви, когда принимаю естественную форму, но я помню ее и хочу вернуть. Огромное пустое пространство, где раньше было чувство, заставляет меня извиваться от дискомфорта.

Ох, Орма. Ты не поймешь, что произошло со мной.

Наступает ночь: светящийся голубой лед темнеет и становится черным. Пещера слишком узкая, чтобы развернуться – а я не такая стройная и змееподобная, как некоторые – поэтому я вылезаю задом, шаг за шагом, назад по скользкому проходу. Кончик моего хвоста показывается в ночи.

Я чувствую его запах слишком поздно. Отец кусает меня за хвост, чтобы вытащить меня, потом кусает снова, за шею, в наказание.

– Генерал, верните меня в ард, – говорю я, выдерживая еще три укуса.

– Что ты слышала? – рычит он.

Нет смысла притворяться, что я ничего не слышала. Он не воспитывал меня непробиваемой дурой, и мой запах в проходе давно рассказал ему, что я слушаю.

– Что генерал Акара проник к рыцарям Горедда и его действия привели к их изгнанию. – Это меньшее, мой собственный отец является частью предательской группы заговорщиков, строящих козни против нашего Ардмагара. Мне противно произносить это вслух.

Он выплевывает огонь на ледник, из-за чего вход пещеры обрушивается.

– Я мог бы похоронить тебя там заживо. Я этого не сделал. Знаешь, почему?

Трудно все время стоять в подчинительной позе, но мой отец не ждет другого поведения от своих детей и весит в несколько раз больше меня. Но настанет день, когда сила интеллекта будет цениться больше, чем мощь. Это мечта Комонота, и я верю в нее, но сейчас я склоняю голову. Драконы медленно меняются.

– Я позволю тебе жить, потому что знаю, что ты не расскажешь об услышанном Ардмагару, – говорит он. – Ты никому не расскажешь.

– И каково основание для такой уверенности? – Я еще сильнее склоняюсь, убеждая, что не представляю никакой угрозы.

– Твоя фамильная верность и честь должны быть достаточным основанием, – кричит он. – Но ты признаешь, что у тебя нет ни того ни другого.

– А что насчет моей верности Ардмагару? – или его идеям, в крайнем случае.

Отец выплевывает огонь на мои пальцы. Я отпрыгиваю назад, но ощущаю запах горелых когтей.

– Тогда послушай, Линн: мои союзники среди Цензоров говорят, что у тебя неприятности.

Я не получала никакого официального предупреждения, но ждала его. Мои ноздри раздуваются, и я поднимаю шипы на голове в защитной позе.

– Они сказали почему?

– Они собирают доказательства, но неважно, что ты сделала – или кого увидела, или скольких – твое слово против моего. Я назову тебя опасным отклонением.

В действительности я и есть опасное отклонение, но до этого момента я являлась опасным отклонением, которое разрывалось от желания вернуться в Горедд. Больше не разрываюсь.

Мой отец забирается по леднику, чтобы было легче взлететь. Лед ослабел от летнего таяния: куски размером с мою голову сыплются из-под его когтей, летят вниз и разбиваются на осколки. Разрушение повлияло на сам ледник. Я вижу глубокую трещину во льду.

– Забирайся, птенец, – кричит он. – Я отведу тебя к матери. Ты больше не отправишься на юг. Я позабочусь о том, чтобы Кер отменил твои визы.

– Генерал, вы мудры, – говорю я высоким голосом, имитируя щебетание только что вылупившегося детеныша. Я не карабкаюсь, я завершаю вычисления. Я должна задержать его. – Верните меня в ард. Если я не отправлюсь снова на юг, разве не время завести мне партнера?

Отец добрался до вершины ледяного утеса. Он изгибает шею. Мускулы перекатываются под его кожей. За ним поднялась луна, отчего его сияние великолепно. Он пугает. Я сжимаюсь, практически искренне. Мне нужно разобраться еще с несколькими векторами и трением. Станет ли трение другом или врагом? Я незаметно расправляю крыло, пытаясь точнее определить температуру.

– Ты дочь Имланна! – кричит он. – Ты могла бы заполучить любого из генералов, которых видела сегодня. Можешь получить их всех, в каком захочешь порядке.

Трудно заставлять его говорить, когда открываешь рот от удивления. Я отшатываюсь, чрезмерно пораженная, что неестественно для дракона, но мой отец принимает это как должное.

– Я все организую, – говорит он. – Ты не самая сильная самка, но летаешь хорошо, и у тебя здоровые зубы. Для них будет честью соединить свой род с моим. Только пообещай, что разобьешь слабые яйца до вылупления: мне стоило так поступить с яйцом Ормы.

Ох, Орма. Только по тебе я буду скучать.

Я выпускаю быстрый точечный шар пламени, целясь в слабую опору под ледяной стеной. Ее взрыв разрушает баланс. Расщелина за моим отцом ширится, лед кричит, когда от ледника откалывается кусок. Я отпрыгиваю назад, с пути летящего льда, и ползу вниз по леднику, перепрыгивая через булыжники, пока мне не удается взмыть в воздух. Ловлю потоки ветра от падающего ледника и по спирали поднимаюсь вверх. Мне нужно лететь так быстро, как только могу, куда-нибудь прочь, но у меня не получается заставить себя. Я должна увидеть сотворенное мной: это моя боль, я заслужила ее, и я буду носить ее с собой до конца дней.

Это то, что заслуживает каждый из нас.

Согласно моим вычислениям, лед под его теплым телом был слишком мягким и скользким для того, чтобы зацепиться когтями. Он не смог оттолкнуться вовремя. Он забрался обратно в расщелину. Кусок острого льда с вершины, который я не учла в вычислениях, упал на него, придавив крыло. Возможно, проткнул его. Я летаю кругами, пытаясь понять, убила ли я своего отца. Я ощущаю запах его крови, как запах серы и роз, но он рычит и бьется, и я понимаю, что он жив. Я включаю все устройства квигутлов и кидаю их на его тело. Они мерцают в лунном свете. Я решаю, что кто-то может принять их за сокровища с высоты. Его найдут.

Я снова лечу по кругу, прощаясь с Танамутом – горами, небом, водой, драконами. Я разбила свою семью, предала своего отца, нарушила свои обещания, все уничтожила. Теперь я предательница.

Ох, Орма. Держись от него подальше.


Занавески у кровати танцевали призрачную сарабанду в теплых воздушных потоках. Какое-то время я смотрела на них в упор, ничего не видя, ощущая себя выжатой и бескостной.

Каждое последующее воспоминание заполняло пробелы моего непонимания. То первое, такое давнее, насильно взрастило чешую из моей кожи, открыв мне глаза, и разрушило мой мир, возможно, навсегда. Следующее заставило меня ненавидеть бездумный эгоизм матери. Теперь я могла признаться себе в этом. Я завидовала ей после третьего, но теперь… что-то изменилось. Не она – она умерла и не менялась – я. Я изменилась. Я крепко прижала больное левое запястье к груди, осознавая природу этого изменения.

В этот раз я ощутила ее борьбу и почувствовала эхо собственной. Она предпочла папу своей семье, стране, собственному народу, миру, в котором росла. Она любила Орму настолько сильно, насколько мог дракон. Именно это во многом вызвало мое сочувствие. Что касается звенящей пустоты внутри нее – это было мне очень знакомо.

– Я думала, что одна испытываю это, мама, – прошептала я занавескам у кровати. – Я думала, что только я, возможно, немного сумасшедшая.

Кровать из перьев перестала пытаться поглотить меня. Казалось, она стала скорее облаком, несущим меня к какому-то яркому откровению: она показала мне существование группы заговорщиков против Ардмагара. Каким бы трудным ни был его характер, как бы Киггз ни презирал меня или Ардмагар ни осуждал, я не могла позволить этим словам копиться во мне.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...