home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


24

Но кому могла я рассказать?

Киггз злился на меня. Глиссельда станет гадать, откуда я узнала и почему не рассказала раньше. Думаю, я могла бы солгать и сказать, что Орма только что сообщил мне, но от одной лишь мысли об Орме мне становилось нехорошо.

Мне нужно рассказать ему. Я поняла, что он хотел бы знать об этом.

Я встала с первым лучом солнца и села за спинет, обхватив себя руками, пытаясь укрыться от утренней прохлады. Я сыграла аккорд Ормы, не зная, ответит ли он, или уже отправился в неизвестные края.

Котенок ожил.

– Я здесь.

– Это восемьдесят три процента того, что я хотела узнать.

– В чем состоят остальные семнадцать?

– Когда ты уходишь? Мне нужно поговорить с тобой.

За этим последовала пауза, прерываемая постукиванием, словно он собирал свои книги. Если он собирался взять с собой все, то ему повезет, если он отправится в путь хотя бы через неделю.

– Помнишь того новокожего, которого мне навязали? Он все еще здесь.

Псы святых.

– Разве тебя не посчитали неподходящим учителем для него?

– Либо никому нет дела до того, что из-за меня он отклонится от нормы. А это возможно, учитывая какой он бесполезный. Либо они считают, что он поможет мне собраться, что неправда.

Котенок проворчал, а затем мой дядя четко произнес:

– Нет, ты не помогаешь.

Я сочувственно улыбнулась, глядя на глаз котенка.

– В ответ на твой вопрос, – наконец произнес он, – я отправлюсь домой к хирургам через три дня, во время вашего Нового года, после того как все упакую. Я сделаю именно то, чего требует закон. Меня поймали, осудили, и других вариантов нет.

– Мне нужно поговорить с тобой наедине. Я хочу попрощаться, пока ты все еще помнишь меня.

Наступила долгая пауза, и на мгновение я подумала, что он ушел. Я беспокойно постучала по глазу котенка, но наконец он произнес слабым голосом:

– Прошу прощения, смехотворная гортань этого тела сжалась, но, кажется, снова функционирует. Ты придешь завтра в город с остальным двором, чтобы посмотреть Золотые пьесы?

– Не могу. Завтра генеральная репетиция концерта на годовщину Мирного Договора.

– Тогда не знаю, как найти возможность поговорить с тобой. Думаю, здесь я должен громко выругаться.

– Сделай это, – подначивала его я, но в этот раз он действительно ушел.

Я раздумывала над его странными акцентами на слова, пока ухаживала за своей чешуей, одевалась и пила чай. Возможно, я стала свидетелем рождения драконьего сарказма. Жаль, что я не знала, как работает устройство спинета, потому что могла бы записать высказывание для будущих поколений драконов в учебных целях: Дети, это была храбрая попытка, но не очень удачная.

Я попыталась посмеяться, но смех прозвучал пусто. Он уходил. Я не знала, когда, куда и как надолго. Если Орма сбегал от Цензоров, то не мог рисковать оставаться рядом со мной. Он уйдет навсегда. У меня может и не быть возможности попрощаться.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Что-то изменилось за день, который я провела в постели. Коридоры лишились смеха, все занимались своими делами хмуро и беспокойно. Видимо, дракон, свободно летающий возле деревни, никому не пришелся по душе. Пока я направлялась на завтрак, то заметила, что люди забегали в соседние комнаты, старались не встречаться со мной взглядом или желать доброго утра, если сталкивались со мной в коридоре.

Никто же не винил меня? Я нашла Имланна, но не я послала за ним маленький ард. Это решение королевы и совета. Я говорила себе: мне все это только кажется, пока не зашла в северную башню в обеденный зал, и вся комната затихла.

Между Гунтардом и худощавым игроком на сакбуте появилось бы свободное место на скамейке, если они сдвинулись бы на пару сантиметров.

– Простите, – сказала я, но они притворились, что не слышат. – Мне бы хотелось здесь сесть, – продолжила я, но перед ними были, видимо, очень интересные миски с зерновой кашей, и они не смогли оторвать от них взгляда. Я подняла юбки и переступила через скамейку совсем не как леди. Тогда они поспешили убраться подальше. Игрок на свирели посчитал, что его завтрак не такой захватывающий, и оставил его остывать на столе.

Я не смогла поймать даже взгляда слуги. Никто за столом не смотрел на меня. Я не могла этого вынести: эти ребята были если не друзьями, то коллегами и авторами моей триумфальной песни. Это же что-то значило.

– Выкладывайте, – сказала я. – Что я сделала, чтобы заслужить это молчание?

Они косо переглянулись. Их взгляды метались с предмета на предмет. Никто не хотел говорить первым.

Наконец Гунтард спросил:

– Где вы были прошлым вечером?

– В постели, спала, набиралась сил после прошлой бессонной ночи.

– А, да, ваша героическая экспедиция по поиску дракона-бродяги, – сказал тот, что играл на крумхорне, ковыряясь в зубах костью лосося. – Ну, теперь вы дали драконам повод свободно бродить по Горедду, а принцессе Глиссельде – повод нас жалить!

– Жалить? – Все музыканты за столом подняли забинтованные пальцы. Некоторые ими показали грубые жесты. Я пыталась не воспринимать это на свой счет, но это было нелегко.

– Инициатива принцессы по проверке вида, – проворчал Гунтард.

Был один из способов определить саарантраса: серебряная кровь. Глиссельда пыталась найти Имланна, если он действительно прятался при дворе.

Играющий на лютне угрожающе помахал своей рыбной вилкой.

– Посмотрите на нее, она не позволит, чтобы в нее тыкали!

Драконы не краснеют, а бледнеют. Мои красные щеки могли бы развеять все сомнения, но, конечно, нет. Я ответила:

– Я с радостью позволю. Просто я впервые слышу об этом.

– Я же сказал вам, тупицы, – сказал Гунтард, обнимая меня за плечи и внезапно встав на мою защиту. – Неважно, что говорят слухи, наша Фина не дракон!

Все внутри меня оборвалось. Голубая святая Пру. Существовала большая разница между слухом «не хочет, чтобы в нее тыкали, как во всех остальных» и «говорят, она скрывающийся дракон». Я пыталась говорить беззаботно, но получилось немного визгливо:

– Что за слухи?

Никто не знал, кто это начал, но слухи вчера разнеслись по двору, как пожар по летним полям. Я была драконом. Я отправилась не охотиться на дракона, а предупредить его. Я говорила на Мутья. Я обладала незаконными устройствами. Я специально подвергла принца опасности.

Я сидела, пораженная, пытаясь понять, кто распустил сплетни. Киггз мог бы, но я не хотела верить, что он такой злобный. Нет, «не хотела» звучало недостаточно правдиво: для меня это было немыслимо. Я не очень верила в Небеса, но верила в его честь, даже когда он злился. Возможно, особенно когда он злился – он показался мне тем, кто станет сильнее цепляться за принципы в трудный момент.

Но кто тогда?

– Я не дракон, – слабым голосом произнесла я.

– Давайте проверим это прямо сейчас, – сказал Гунтард, хлопая ладонями по столу. – Давай успокоим всех и повеселимся одновременно.

Я отшатнулась, думая, что он намеревается уколоть меня – чем, ложкой для каши? – но он встал и схватил меня за левую руку. Я грубовато отдернула ее. Моя улыбка была острой, как стекло, но я встала, чтобы пойти за ним, надеясь, что он не станет снова меня трогать, если я пойду добровольно. Со всех сторон на нас устремились взгляды.

Мы пересекли жутковато тихий обеденный зал и остановились у стола драконов. Этим утром их там было только двое: болезненно-бледный самец и самка с короткими волосами – простые секретари, которые не отправились на охоту за Имланном, а остались заниматься делами посольства. Они напряженно сидели, пережевывая хлеб и уставившись на Гунтарда, словно он был разговаривающей репой, подкравшейся к ним.

– Простите, саарантраи, – закричал Гунтард, обращаясь ко всей комнате, столам, окнам, слугам и всем остальным. Вы можете узнать свой вид по запаху. Верно?

Саарантраи обменялись осторожными взглядами.

– Суд не учитывает слово саарантраса в определенных вопросах, и это один из таких, – сказал мужчина, тщательно вытирая пальцы о скатерть. – Если надеетесь избежать проверки видов, мы не можем помочь вам.

– Не я. Наша учительница музыки, Серафина. Она пройдет проверку крови, как и все, кто должен, но распространились злобные, полные ненависти слухи, и я хочу пресечь их. – Гунтард приложил руку к груди, а другую поднял в воздух, словно хвастун в пьесе. – Она мой друг, а не какой-то злобный дракон-обманщик! Понюхайте ее и подтвердите это.

Я не могла шевельнуться. Я обхватила себя руками, словно одно это могло не дать мне случайно загореться. Саарантраи пришлось встать и подойти ко мне, чтобы попробовать что-то распознать. Самка понюхала за моим ухом, отведя мои волосы в сторону, как темную занавеску. Самец театрально склонился над моей левой рукой: он все поймет. Я поменяла этим утром повязку на своей ране, которую нанесла сама, но он все равно почует ее. Или, может, от меня исходил аромат чего-то съедобного. Моя кровь была такой же красной, как и у всех гореддийцев.

Я сжала зубы, готовясь к удару. Саарантраи отошли и сели, не проронив ни слова.

– Ну? – сказал Гунтард. Вся комната задержала дыхание.

Вот оно. Я произнесла маленькую молитву.

Заговорила самка:

– Ваша учительница музыки не дракон.

Гунтард начал аплодировать, и, словно камешек, покатившийся с горы, потихоньку к нему присоединились другие, пока меня не накрыла лавина аплодисментов.

Я уставилась на саарантраи. Они не могли не учуять дракона. Они решили, что я ученый, освобожденный от ношения колокольчика, и молчали из уважения к моему предполагаемому исследованию? Возможно.

– Вам всем должно быть стыдно, что верите слухам! – сказал Гунтард. – Серафина всегда была благородной, честной и доброй, хорошим другом и отличным музыкантом…

Самец-саар моргнул, медленно, словно лягушка, поглощающая ужин. Самка незаметно сделала жест, устремленный к небу, но ошибиться было нельзя. Мои сомнения растворились: они учуяли меня. Они солгали. Возможно, они надеялись, что я действительно была нелегальным драконом, просто назло Гунтарду и всем они кивали, соглашаясь со всеми благородными моральными и недраконьими качествами, которыми я обладала.

Никогда еще я так четко не видела пропасти между нашими народами. Саарантраи и пальцем бы не пошевелили ради людей в этой комнате. Возможно, они не выдали бы даже самого Имланна. Сколько драконов встало бы на его сторону, выбирая между подчинением нетерпимости Горедда и нарушением правил?

Гунтард все еще хлопал меня по спине и превозносил мои человеческие достоинства. Я развернулась и направилась прочь из зала, так и не позавтракав. Я представляла, как Гунтард, так и не заметивший моего отсутствия, хлопает по пустому воздуху.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

– Хочу, чтобы завтра ты взяла выходной. Посмотри Золотую пьесу, навести семью, пойди выпей, все что угодно. Я разберусь с генеральной репетицией, – сказал Виридиус в своих покоях после репетиции хора. Он диктовал композицию. Его комментарий удивил меня так сильно, что я неудачно ткнула пером в грубую поверхность пергамента, оставив огромную кляксу.

– Я что-то сделала не так, сэр? – спросила я, убирая беспорядок тряпкой.

Он откинулся на своей бархатной подушке и посмотрел из окна на пасмурное небо и заснеженный дворик.

– Как раз наоборот. Ты делаешь лучше все, к чему прикасаешься. Думаю, ты заслужила день отдыха.

– У меня только что был день отдыха. Два, если атака дракона считается отдыхом.

Он пожевал нижнюю губу.

– Совет вынес решение прошлым вечером…

– Инициатива по проверке видов? Гунтард рассказал мне.

Он с интересом взглянул на меня:

– Я подумал, что ты, возможно, не захочешь находиться здесь.

Мои руки вспотели. Я вытерла их об юбки.

– Сэр, если вы говорите о слухах, распространяемых обо мне, начатых неизвестными, уверяю вас…

Он положил вздувшуюся от подагры руку, подобную клешне, на мою и поднял рыжие брови:

– Я замолвлю за тебя доброе словечко, – сказал он. – Знаю, я не самый милый старый булыжник, со мной не всегда легко работать, но ты хорошо справлялась. Если я не так часто об этом говорю, это не значит, что я не замечаю. Ты самое талантливое существо, что мы видели в наших землях с тех пор, как Терциус покинул нас, да трапезничает он за Небесным столом.

– Замолвите за меня словечко почему?

Его губы дрогнули:

– Серафина, я знал твою мать.

Я ахнула.

– Вы ошибаетесь, сэр. – Казалось, в комнате недостаточно воздуха.

– Я слышал, как она выступала в Шато Родольфи в Самсаме, примерно двадцать лет назад, когда я путешествовал с Терциусом – да упокоится он у Небесного очага. Она завораживала. Когда Терциус сказал мне, что она саар, я сначала не поверил.

Виридиус жестом указал на кувшин. Я налила ему кружку воды, но когда я принесла ее, он сказал:

– Нет, нет, это для тебя. Ты стала совсем фиолетовой. Успокойся, дитя. Я знал все это время. И ничего не сказал, верно?

Я кивнула, дрожа. Чашка стучала о мои зубы.

Он лениво бил тростью о пол, пока не решил, что я снова готова слушать.

– Я попросил Линн преподавать в Святой Иде, где в то время работал директором. Она сказала, что не может. Она сама была студенткой, заканчивающей свои исследования. Я спонсировал ее прошение об освобождении от колокольчика, чтобы она могла продолжать свои исследования здесь, не пугая библиотекарей или своих учеников, потому что надеялся – она станет учить. Это казалось идеальным вариантом.

Я поняла, что отчаянно хочу дать ему пощечину, словно он причина моих неприятностей.

– Все не было так идеально.

– Когда я оглядываюсь назад, это не кажется удивительным. Твоя мама действительно могла сойти за человека, она была поразительной. Ее не беспокоили изящество, скромность или другие оттенки глупости. Она была сильной и практичной и не терпела всякой чепухи. Если бы меня интересовали женщины, даже я смог бы полюбить ее. Академически, конечно, как идею, что кто-то может перевернуть весь мир с помощью достаточно длинного рычага. Кто-то бы смог, но не вышло. Закрой рот, милая.

Мое сердце болезненно билось.

– Вы знали, что она саар, а мой отец человек, и никому не сказали?

Он поднялся на ноги и похромал к окну.

– Я даанит. Я не стану критиковать любовные дела других.

– Как ее спонсор, разве вы не должны были отчитаться перед посольством, прежде чем все зашло слишком далеко? – спросила я голосом, полным слез. – Не могли предупредить моего отца, по крайней мере?

– В ретроспективе все кажется таким очевидным, – тихо сказал он, изучая пятно на своей незаправленной льняной рубашке. – В то время я был просто рад за нее.

Я сделала неровный вдох.

– Почему вы сейчас мне об этом говорите? Вы не решили…

– Отказаться от несравненной ассистентки? Ты считаешь меня безумцем, девочка? Почему, как ты думаешь, я предупреждаю тебя о проверке крови? Мы отправим тебя куда-нибудь или найдем надежного человека наверху, который сможет сохранить секрет. Принц…

– Нет, – сказала я слишком поспешно. – Нет необходимости. Моя кровь такая же красная, как и ваша.

Он вздохнул.

– Значит, я взял и рассказал, как восхищаюсь тобой, просто так. Теперь, думаю, ты сможешь свободно лентяйничать с чувством собственной важности!

– Виридиус, нет, – сказала я, ступая к нему и в порыве целуя его лысеющую голову. – Я знаю, что это ваша работа.

– Чертовски верно, – проворчал он. – И я точно ее заслужил.

Я помогла ему забраться обратно на диван от подагры, и он закончил диктовать основную тему и две подтемы композиции, идею того, как они перетекают одна в другую, и необычное музыкальное переложение. Сначала я все записывала машинально: мне понадобилось время, чтобы прийти в себя после откровений Виридиуса о моей матери. Но музыка сначала успокоила, а потом восхитила меня. Внутри я смотрела, открыв рот, словно деревенская девчонка, в первый раз попавшая в собор. Здесь были возносящиеся опоры и окна, колонны и своды, более прозаические структурные элементы, и все это служило одной цели, объяснить и улучшить величественное пространство внутри, такое возвышенное и поразительное место, как архитектура, создавшая его.

– Я подозреваю, что ты не воспринимаешь меня всерьез, – проворчал Виридиус, пока я чистила ручки и готовилась уйти.

– Сэр? – спросила я, расстроившись. Я провела последний час, восхищаясь его творчеством. По моему мнению, это значило «принимать кого-то всерьез».

– Ты новенькая при дворе и, возможно, не понимаешь, как можешь навредить. Уходи, девочка. Нет ничего постыдного в стратегическом отступлении, пока ждешь, когда скандал, этот чертов василиск, обратит свой иссушающий взор на кого-то другого – особенно если тебе в действительности есть что скрывать.

– Я запомню это, – сказала я, сделав книксен.

– Нет, не запомнишь, – пробормотал он, когда я развернулась, чтобы уйти. – Ты слишком похожа на свою мать.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Дневной свет погас невероятно рано, и в этом ему помогло полотно облаков. Снова пойдет снег. После целого дня поручений и заданий у меня остался только урок с принцессой по игре на клавесине. У нее самой сегодня был безумный день. Она была занята долгом, связанным с советом. Пять посланников находили меня на протяжении дня, постоянно прося о переносе урока, пока он не занял время ужина. Когда я подошла к южной светлице, меня перехватил последний посланник. Должно быть, я закатила глаза, потому что он высунул язык перед тем, как поспешить дальше по коридору.

Записку явно продиктовали. В ней было написано:


«Принцесса просит, чтобы вы встретились с ней внизу во второй прачечной. Это срочно. Приходите немедленно».


Я моргнула, глядя на пергамент в смятении. Зачем Глиссельда захотела встретиться в таком темном месте? Может, она боялась, что нас подслушают?

Я отправилась по лестнице для слуг в узкие проходы вниз. Прошла под большим залом и государственными палатами, мимо хранилищ, комнат для слуг и мрачной закрытой главной башни. Миновала душную прачечную, но это была не та – или я так решила из-за отсутствия принцессы Глиссельды. Я спросила прачку, которая направила меня дальше по коридору во тьму.

Я добралась до печи – части отопительной системы под полом для ванной королевы. Трое покрытых грязью мужчин бросали уголь в ее пасть, что неприятно напомнило мне об Имланне.

Мужчины уставились на меня, опершись о лопаты и широко улыбаясь мне беззубыми улыбками.

Я остановилась, в нос ударил тяжелый запах угля. Я правильно шла в прачку? Никто же не захочет носить одежду, постиранную в такой близости от угольного дыма.

Я подумывала попросить работников печи подсказать направление, но в их виде было что-то зловещее. Я смотрела, как они засыпают уголь в печь. И словно не могла отвернуться. Мое лицо обдавало жаром даже с такого расстояния. Их силуэты напоминали темные дыры в неистовом свете пламени. Едкий дым заполнил всю комнату, отчего мои глаза и легкие стало жечь.

Это было похоже на Инфернум – мучения души, отвергнувшей свет Небес. Почему-то вечная боль все еще считалась предпочтительнее отсутствия души. Не уверена, что понимала почему.

Я повернулась спиной к адскому зрелищу. Темная фигура с рогами выступила ко мне из тьмы.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...