home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


30

Глиссельда сразу же заметила нас среди яркой толкотни придворных. Она улыбнулась, но что-то в выражении наших лиц заставило ее задуматься.

– Простите, – сказала она группке джентльменов, окруживших ее. – Важные государственные дела, понимаете ли.

Она высокомерно встала и провела нас в маленькую боковую комнатку, в которой стояла одинокая порфирийская кушетка. Принцесса закрыла дверь и попросила нас сесть.

– Какие последние новости из города? – спросила она.

– Комендантский час. Строгая изоляция, – сказал Киггз, осторожно усаживаясь, словно страдал от старческой боли. – Если распространятся новости, что Комонот убил гражданина в соборе – хоть это и была самозащита, то пусть завтрашний день лучше не наступает.

– Вы не можете утаить эту информацию? – спросила я, оставаясь рядом с дверью, не желая сидеть рядом с ним и не зная, что делать, если не сяду.

– Мы пытаемся, – огрызнулся он, – но граждане узнали об Имланне и маленьком арде чрезвычайно быстро. Видимо, во дворце утечка информации.

Я знала, кто может быть доносчиком. Я сказала.

– Мне нужно о многом вам рассказать.

Глиссельда схватила меня за руку и усадила на диван между собой и Киггзом, улыбаясь, словно мы самая счастливая уютная компания, когда-либо существовавшая.

– Говори, Фина.

Я сделала глубокий вдох.

– Перед тем как на Комонота напали, я увидела графа Апсигу в соборе. Он разговаривал со священником, чье лицо было скрыто капюшоном. Я думаю, это был Томас Бродвик, – начала я.

– Ты думаешь, – повторил Киггз, ерзая на диване, вся его поза излучала скепсис. – То есть ты не полностью уверена. Полагаю, ты не слышала сказанного?

– Я также видела Джозефа ранее в городе, он читал «Проклятие» святого Огдо с группой сыновей, – упрямо продолжила я.

– Если он присоединился к сыновьям, это серьезно, – сказал Киггз, – но вот дыра в твоих размышлениях: либо он сын святого Огдо, либо дракон. И тем и другим быть невозможно.

Благодаря моему разговору с Комонотом я была готова к такому аргументу. Я объяснила, как дьявольски умно было привлечь сыновей Огдо к делу, добавив:

– Орма сказал, что Имланн будет там, где его меньше всего ожидают увидеть. Где еще, как не с сыновьями?

– Я все еще не понимаю, как дракон может жить при дворе – более двух лет, – и его не вынюхали другие драконы, – заметил Киггз.

– Очевидно, он притворяется, что презирает их, чтобы выйти из комнаты, если вдруг зайдут они, – сказала Глиссельда.

– Он мог легко скрыть свой запах парфюмом, – сказала я, чувствуя себя ужасно. Вот я, монстр, сидящий между ними двумя, а они даже не знают об этом. Я сжала руки между коленями, чтобы не касаться запястья. – Но послушайте, – сказала я. – Это еще не все.

Я объяснила мои подозрения насчет Имланна и группы заговорщиков, просто опустив упоминание о материнской памяти: Имланн прибыл сюда, чтобы определить, работает ли еще дракомахия, и группа заговорщиков точно заинтересована в смерти Комонота.

– Возможно, все кончено, возможно, одна попытка – все, на что они надеялись, но не думаю, что мы можем рассчитывать на это. Думаю, они постараются снова.

– Они – это кто? – спросил Киггз. – Эта группа заговорщиков, которую ты внезапно взяла из воздуха? Сыновья? Имланн таинственным образом теперь во множественном числе?

– Люсиан, перестань быть таким педантом, – заметила Глиссельда, обнимая меня.

Я продолжила:

– Догадки откуда? – спросил Киггз. Глиссельда потянулась за мной и стукнула его по голове. – Что? Это важный вопрос! Каков источник этой информации и насколько он надежен?

Принцесса с вызовом подняла подбородок:

– Фина источник, а Фина надежна.

Он не стал спорить, хотя поерзал, явно желая продолжить.

– Я бы сказала, если бы могла, – ответила я, – но у меня есть собственные обязательства и…

– Мое первое обязательство – правда, – горько заметил Киггз. – Всегда.

Глиссельда выпрямилась, немного отодвинувшись от меня, и я поняла, что упоминание об «обязательствах» подвергло сомнению мою собственную верность, и она больше не могла меня защищать. Она спокойно произнесла:

– Существует ли эта группа заговорщиков или нет, факт остается фактом, что кто-то пытался убить Ардмагара и ему это не удалось. Времени на еще одну попытку почти не осталось.

Киггз шумно выдохнул через рот и раздраженно провел рукой по лицу:

– Ты права, Сельда. Мы не можем позволить себе бездействовать. Лучше быть чересчур осторожным, чем недосмотреть.

Мы отложили в сторону наши придирки и склонили головы вместе, составляя план в обход королевы и Комонота, принимая весь вес Мирного Договора на себя. Нам нужно было обеспечить безопасность Ардмагара еще всего на одну ночь, чтобы годовщина Мирного Договора прошла без смертей, а потом Комонот вернется домой. Если эта группировка действительно существует и готовится убить его в Танамуте, ну, это уже не в наших руках.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Киггз усилит охрану во дворце, хотя она и так уже была многочисленной. Еще чуть-чуть, и иностранные сановники танцевали бы со стражей на балу. Он также проинформирует посланника Фульду о своих подозрениях: настоящая опасность для Комонота скрывается дома. Он попросит отозвать Эскар и маленький ард назад, чтобы они могли помочь. Согласно последнему докладу, те находились во многих километрах отсюда, и было неясно, вернутся ли они вовремя. Глиссельда держалась как можно ближе к Ардмагару. Она жаловалась, что у нее не будет возможности порепетировать Терциуса до концерта, но я видела по сиянию в ее глазах, что интриги интересовали ее намного больше музыки.

У меня, конечно, тоже были обязанности – помогать Виридиусу и готовить развлекательную программу. Я сосредоточусь на этом до самого бала, где тоже буду присматривать за Ардмагаром.

Я добавила себе несколько дополнительных задач. Я хотела, чтобы там присутствовали все трое из моих друзей-полукровок. Нам понадобится вся доступная помощь.

Я поискала Абдо в саду гротесков, как только вернулась в комнату. Он свисал вверх тормашками с фигового дерева, но спрыгнул вниз, как только я подошла, и предложил мне орешки гола.

– Сегодня я видела твою труппу издалека, – сказала я, усаживаясь на землю рядом с ним, скрестив ноги. – Жаль, что я не могла представиться, потому что мне стыдно просить твоей помощи, когда мы даже не встречались.

– Не говори так, мадамина! Конечно, я помогу, если смогу.

Я рассказала ему о происходящем.

– Приводи всю свою труппу. Я оставлю вам место в расписании выступлений. Оденьтесь… эм…

– Мы знаем, что подобает для двора Горедда.

– Конечно. Прости меня. Там будут и другие, нашего вида, другие… какое порфирийское слово ты использовал?

– Итьясаари?

– Да. Ты знаком с Громогласом и мисс Суетливость из сада?

– Конечно, – сказал он. – Я вижу все, что ты разрешаешь мне видеть.

Я подавила дрожь, гадая, мог ли он ощутить мои эмоции, витающие в воздухе, как это делала Джаннула.

– Я хочу, чтобы вы все помогали друг другу и работали вместе, как сейчас помогаете мне.

– Как прикажешь, мадамина. Ты права. Я буду там и буду готов.

Я улыбнулась ему и встала, чтобы уйти, отряхнув юбки.

– Мадамина на порфирийском означает «дева», как «граусляйн» на самсамийском?

Его глаза расширились:

– Нет, конечно! Это означает «генерал».

– По-почему ты меня так называешь?

– Почему ты назвала меня Фруктовой Летучей Мышью? Мне нужно было тебя как-то называть, а ты приходила сюда каждый день, словно проверяя свои легионы. – Он смущенно улыбнулся и добавил: – Однажды, давно, ты сказала кому-то здесь, той девушке с красивыми зелеными глазами, той, которую отослала. Ты произнесла свое имя вслух, но я неправильно понял его.

Нас обдувал удивленный ветер.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Я не знала, где Ларс спал ночью, но я слышала достаточно намеков из разных источников, и я боялась, что мне придется снова встретиться с Виридиусом.

Я подождала до утра, приготовила себе чашку крепкого чая и отправилась прямо в сад. Я взяла Громогласа за руку, провалившись в видение. К удивлению, казалось, весь мир развернулся передо мной: город, сияющий розовым в отсветах рассвета, светящаяся лента реки, далекие фермерские угодья. Ларс стоял на парапете барбакана, на двух разных зубцах, играя на дудках для рассвета и города у его ног. Мое эфемерное присутствие не остановило его. Я позволила ему закончить, втайне наслаждаясь чувством полета над городом, ободренная его музыкой. Было захватывающе лететь так высоко и не бояться упасть.

– Это ты, Серафина? – наконец спросил он.

– Да. Мне нужна твоя помощь.

Я рассказала ему, что боюсь за Ардмагара, и он может понадобиться мне в любое мгновение, что другие нашего вида – Абдо и дама Окра – будут там, чтобы помочь, и рассказала, как узнать их. Если он и удивился, услышав о других полудраконах, самсамийский стоицизм Ларса не дал ему это никак показать. Он спросил:

– Но откуда придет опасность, Серафина? Атака на замок? Предатель в этих стенах?

Я не знала, как рассказать ему о наших подозрениях. Я начала осторожно:

– Знаю, что ты не любишь обсуждать Джозефа, но…

Он оборвал меня:

– Нет. Мне нечего сказать о нем.

– Возможно, он замешан. Возможно, это он стоит за всем этим.

Его лицо помрачнело, но решимость не растаяла.

– Если и так, я буду с тобой против него. Но я поклялся не говорить о том, кто он. – Он рассеянно потеребил трубку волынки. – Возможно, – сказал он, – я приду с оружием.

Я не думала, что Киггз позволит кому-то, кроме дворцовой стражи, воспользоваться оружием.

– У меня всегда есть кулак и волынка!

Эм… да. Так держать, Ларс.

Это будет запоминающийся вечер в любом случае.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Я поумнела и не стала связываться с дамой Окра мысленно. Мне не нужен был черно-синий нос на годовщину Мирного Договора.

Я работала быстро и ворчливо все утро, командуя развешиванием гирлянд, размещением подсвечников и буфетов, передвижением клавесина – который походил на гроб, когда четверо мужчин несли его без ножек через дверь, – и другими бесчисленными делами. Все это время я осознанно пыталась привлечь внимание дамы Окра, не связываясь с ней. Мои попытки вызвать ее, спроецировать фальшивую необходимость – мои вздохи, и суетливость, и бормотание: «Я бы не отказалась от помощи дамы Окры!» потерпели полный крах.

У меня едва хватало времени на то, чтобы рвануть в свои комнаты и переодеться на ужин. Я уже приготовила красное платье, подаренное Милли, так что мне не пришлось раздумывать, и нужно было лишь сменить верхний наряд. Нельзя рисковать, раздеваясь: служанка могла зайти в любую минуту, чтобы сделать мне прическу. Глиссельда настояла на этом, даже пригрозила мне Милли, если я не поклянусь, что не стану сама делать себе прическу.

Прибыла служанка. Сопротивление моих волос было подавлено. Моей первой реакцией при виде себя в зеркале был шок и мысль о том, какая длинная у меня шея. Мои волосы обычно скрывали этот факт, но когда они поднялись над головой, я стала похожа на камелопарда[31]. Декольте платья Милли явно делу не помогало. Ух.

Я повесила серьгу Ормы на золотой цепочке на шею, скорее чтобы успокоить нервы чем-то дорогим для себя, чем из-за возможности использовать ее. Кто знал, где он, и мог ли вообще получить сигнал. Серьга была интригующей подвеской. Я больше не боялась, что Ардмагар узнает ее. Пусть скажет мне два слова об Орме, пусть только попробует. Он получит отпор, какого не ожидал.

Конечно же, никто не станет пытаться убить его, пока я буду стоять рядом и разносить его в пух и прах.


Серафина (перевод Сибуль Елена)

Я никогда не присутствовала на пиру такого размаха. Меня посадили как можно дальше от главного стола, но я хорошо видела Комонота. Ардмагар сидел между королевой и принцессой Дион, Киггз и Глиссельда расположились по другую руку от королевы, и вдвоем тревожно осматривали комнату. Сначала я приняла это за простую бдительность, но потом Глиссельда заметила меня, с энтузиазмом помахала и показала на меня своему кузену. Ему все равно понадобилось мгновение, чтобы заметить меня, потому что я была не совсем похожа на себя.

Потом Люсиан улыбнулся, когда ему удалось справиться со своим удивлением.

Я едва могла вспомнить ассортимент и количество блюд: стоило делать заметки. Здесь были вепрь, и оленина, и различные виды птиц, пирог из павлина с огромным раскрытым хвостом, салаты, мягкий белый хлеб, миндальный заварной крем, рыба, инжир, финики Зибу. Мои соседи по столу, дальние родственники герцогов и графов, сидящих на другой стороне комнаты, добродушно посмеивались над моим желанием попробовать все.

– Это невозможно, – сказал пожилой мужчина с козлиной бородкой. – Нет, если ты надеешься сама выйти из-за стола.

Пир закончился высоким горящим шестиуровневым тортом, представляющим маяк Зизиба. Увы, я правда объелась – и к тому времени слишком волновалась, чтобы попробовать его.

Спасибо Небесам, что я могла полностью положиться на своих музыкантов, потому что попала в толпу, направляющуюся в главный зал, и не успела бы добраться туда, чтобы всех усадить. Когда я вошла, симфонический оркестр уже играл увертюру, одно из этих бесконечных произведений, которые можно повторять снова и снова, пока не прибудет королевская семья и не начнется первый танец.

Кто-то ухватил меня за правую руку и прошептал на ухо:

– Готова?

– Настолько, насколько можно быть готовым к неизвестному, – ответила я, не смея взглянуть на него. Он пах миндалем, словно торт с марципанами.

Краем глаза я видела, как он кивнул.

– Сельда спрятала фляжку с кофе зибу где-то для тебя на сцене в том случае, если начнешь засыпать. – Киггз хлопнул меня по плечу и сказал: – Оставь павану для меня.

Он исчез в толпе.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...