home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


33

– Ах, вот ты где, Люсиан! – прочирикала Глиссельда, остановившись лицом к двери.

– Не надо! – крикнул Киггз, бросаясь через всю комнату к бабушке, единственному человеку, поднесшему бокал к губам.

– Я подумала, что отсюда откроется красивый вид на рассвет, – продолжила его кузина, заметив его действия, но не сразу. Веселье покинуло ее лицо, когда Киггз выхватил бокал из ее руки. – Что происходит?

– Кто-то отравил твою мать. В вине что-то есть. Мы и этому не должны доверять. Думаю, оно из того же источника. Ваш бокал, пожалуйста, леди Коронги, – сказал Киггз. Женщина раздраженно передала ему бокал.

– Надеюсь, ты ошибаешься, – сказала королева, дрожа и опускаясь на стул. Она облокотилась о ближайший столик, заваленный книгами и картами. – Кажется, я сделала глоток до того, как ты ворвался через эту дверь.

– Нам нужно отвести вас к врачу, – сказала дама Окра. Она говорила с такой уверенностью в голосе, что никто не посмел возразить. Женщина помогла королеве встать на ноги и провела ее к лестнице.

– Доктор Фикус в покоях Ардмагара, – окликнул ее Киггз, – но доктор Джонз должен быть…

– Я знаю, куда мы идем! – прокричал сварливый голос уже на полпути вниз.

– Сельда, надеюсь, ты не выпила ни капли? – спросил Киггз, поворачиваясь к своей кузине.

Сельда облокотилась о книжную полку, словно у нее закружилась голова, но ответила:

– Нет, ты ворвался как раз вовремя. Но что насчет вас, леди Коронги?

Пожилая женщина быстро покачала головой. Какой бы яд ни был в напитке, он бы не сравнился с ядом в ее взгляде, брошенном на графа Апсигу.

Джозеф совсем побелел. Он передал бутылку Киггзу и поднял руки, словно сдаваясь.

– Пожалуйста, – сказал он. – Знаю, это выглядит подозрительно…

– Вижу, что вы не налили себе вина, граф Джозеф, – как бы между прочим заметил Киггз, поставив бутылку на рабочий стол. – Вы же не саар, не так ли?

– Я самсамиец! – зашипел Джозеф. – Мы не пьем дьявольское… – Он умолк и затем повернулся к леди Коронги, глядя на нее широко открытыми глазами. – Вы на это и рассчитывали. Какой ваш план, ведьма? Королева и принцесса пьют, вы притворяетесь, что пьете, вы все падаете, а когда я бегу за врачом, что? Вы тайно сбегаете? Оставляя меня отвечать за ваши преступления?

– Вы в чем-то обвиняете эту благородную леди, чудовище? – воскликнула Глиссельда, обнимая за плечи хрупкую женщину, словно пытаясь защитить ее. – Она была моим учителем почти всю мою жизнь!

Белки Джозефа светились. Он казался неуравновешенным. Его губы двигались, словно выполняли какой-то страшный подсчет в голове:

– Я ничем не могу вас убедить. Мое слово против ее.

– Вы отдали моей тете бутылку отравленного вина, – сказал Киггз. Его гнев превратился в лед.

– Клянусь вам, я не знал. Почему бы я стал сомневаться в даре, который меня попросила отнести ее дорогая подруга, леди Коронги? – Теперь он метался, цепляясь за любой аргумент. – Вы же не знаете наверняка, что вино здесь отравлено, вы так полагаете. Если это неправда?

– Я знаю, что вы были в соборе в день, когда на Серафину напали с ножом, – сказал Киггз, рассеянно переставляя предметы на своем рабочем столе.

– Я видела, как вы разговаривали с Томасом Бродвиком, – заметила я, складывая руки на груди.

Джозеф яростно покачал головой:

– Я передавал сообщение от сыновей Огдо. Оно было закодировано: я понятия не имел, что оно значит, – умолял он.

– Лжец! – воскликнула я.

– Спросите ее! – крикнул он в ответ, указывая на леди Коронги. – Это она свела меня с сыновьями. Это она поставляет им информацию из этого дворца. Она мать всех неприятностей!

– Бессмыслица, – фыркнула леди Коронги, глядя на его указательный палец, словно он оскорблял ее больше, чем любые его слова. – Принц, я не понимаю, почему вы еще не связали это жалкое существо по рукам и ногам.

Джозеф открыл рот, чтобы ответить, но в этот самый момент рядом с Киггзом раздался жуткий звук – «Тлуу-тлуу-тлуууу!». Принцесса Глиссельда прыгнула на стул, крича:

– Ноги святого Полипуса, где оно?

Джозеф вытащил кинжал и дико озирался по сторонам.

Лишь леди Коронги стояла, застыв, ее глаза широко распахнулись от удивления, когда голос прошепелявил:

– Я вижу тебя, самозванец!

Я взглянула на Киггза. Он кивнул мне и раскрыл ладонь за спиной, показывая мою фигурку человека-ящерицы.

Он спросил:

– Кто называет вас самозванкой, леди?

Леди Коронги, вздрогнув, вышла из оцепенения. Я встала лицом к лицу с ней. Ее свирепые голубые глаза встретились с моими лишь на секунду, но за эту хрупкую вечность я увидела интеллект за манерами, и в это бесконечное мгновение я все поняла.

Леди Коронги кинулась к Глиссельде, которая все еще стояла на стуле. Девушка закричала и сложилась пополам, когда Коронги перекинула ее через плечо. Многоуважаемая леди резко развернулась и рванула вниз по ступеням.

Потрясение заставило нас всех замереть на мгновение дольше, чем нужно. Киггз первым оправился, схватил меня за руку и ринулся во тьму за ней. Джозеф что-то крикнул нам вслед, но звал он нас или леди Коронги, я не могла понять. У подножия лестницы Киггз глянул направо, потом налево. Я заметила, как край юбки леди Коронги исчезает за углом. Мы рванули за ней, следуя по еле заметным подсказкам – открытой двери, призраку ее парфюма, занавеске, откинутой несуществующим ветерком, – пока не добрались до шкафа, отодвинутого от стены, чтобы открыть дверь в переходы.

Киггз оборвал преследование.

– Это было ошибкой, леди, – сказал он. Он рванул обратно в коридор. Комната стражей находилась через три двери. Он распахнул дверь, призвал к вниманию стражу и сделал пять сигналов руками в быстром порядке. Стража вывалила в коридор и рассыпалась во всех направлениях. Киггз побежал обратно к передвинутому шкафу. Рядом с ним уже стоял страж, который отсалютовал и передал нам фонарик.

– Что ты попросил их сделать? – спросила я.

Он продемонстрировал сигналы, пока говорил:

– Расскажите остальным. Все стражи, перекройте нижние туннели, проинформируйте городской гарнизон и… – Он встретился со мной взглядом. – Дракон.

Это был впечатляющий набор сигналов.

– Они последуют за нами вниз?

– Вскоре. Понадобится время, чтобы все заняли свои позиции. Здесь семь входов.

– Учитывая выход для вылазок?

Он не ответил, а лишь рванул дальше во тьму. Конечно же, дворцовая стража не сможет вовремя добраться до подземного прохода для вылазок. Вот почему он отправил весть в город, но они придут слишком поздно. Мое сердце в отчаянии упало. Глиссельда может погибнуть до того, как кто-либо из нас доберется до нее.

Я могла собрать свои собственные войска. Я активировала сережку Ормы на цепочке, молясь, что он услышит, что он еще не преодолел такое огромное расстояние и сможет добраться к нам вовремя. Затем я мысленно потянулась к Абдо.

– Где ты? – спросил он. – Мы начали волноваться!

– Происходит нечто плохое. Мне нужно, чтобы вы с Ларсом бежали как можно быстрее к северо-западной стороне холма замка. Выход для вылазок находится в холме, и оттуда вскоре может появиться недружелюбно настроенный дракон.

Или, возможно, очень сильная, ужасно быстрая пожилая женщина. В этом мы все еще не были уверены.

– Как нам спуститься с той стороны по стене замка?

Камни святого Маша. Вы найдете путь. Я надеялась, что это правда.

– И что мы вдвоем сможем сделать против недружелюбно настроенного дракона?

– Не знаю. Я лишь понимаю, что сейчас нахожусь в тоннелях, за ним, и если вы с Ларсом придете, там будет в два раза больше людей, чем сейчас. Нам не нужно убивать его. Нужно просто задержать дракона, пока не прибудет мой дядя.

Я отпустила его, потому что ощутила, что он снова начнет протестовать, и потому что я спотыкалась на неровном полу, пока пыталась сосредоточиться на чем-то другом.

Мы пробежали три двери, теперь открытые и незапертые, и я поняла, что леди Коронги прошла этим путем. Когда мы добрались до природных пещер, Киггз вытащил меч. Он осмотрел меня.

– Нужно было вооружить тебя, прежде чем отправляться сюда! – Глаза Киггза казались встревоженными в свете фонаря. – Я хочу, чтобы ты вернулась.

– Не смеши меня.

– Фина, я не знаю, что буду делать, если ты пострадаешь! Пожалуйста, вернись! – Он выпрямился, словно собирался перекрыть мне путь.

– Перестань! – закричала я. – Ты тратишь время впустую.

Его лицо накрыла вуаль печали, но он кивнул и снова вернулся к нашей задаче.

Мы добрались до входа в пещеру, но вокруг было пусто, лишь женская одежда валялась на полу словно сброшенная кожа. Мы с Киггзом переглянулись, вспомнив сложенное платье, найденное нами здесь ранее. Разгадка была прямо перед нами, а у нас не хватило ума понять ее.

Глиссельда явно сопротивлялась, пока «леди Коронги» раздевалась, так что можно было понадеяться, что это существо еще не успело улететь. Мы выскочили из пещеры на скользкую заснеженную траву, озираясь в их поисках. Глиссельда закричала. Мы повернулись на звук ее голоса. Над входом в пещеру, выделяясь на фоне розовеющего неба, стоял жилистый обнаженный мужчина, перекинув Глиссельду через плечо.

Он оставался при дворе, переодетый в пожилую женщину на протяжении почти всей жизни Глиссельды. Окутанный парфюмом, избегая других саарантраи, приблизившись к принцессе Дион, он терпеливо выжидал, как могут только рептилии.

Несмотря на все мое общение с саарантраи, я никогда не видела, как они превращаются из человека в дракона. Он раскрылся, растянулся, вытянулся еще больше и распахнул крылья. Превращение казалось логичным: все человеческие части были объяснимо драконьими. Его плечи отделились и стали крыльями, позвоночник вытянулся в хвост, лицо удлинилось, а кожа взорвалась чешуей. Он смог все это проделать, не отпуская Глиссельду. Когда превращение закончилось, он крепко держал ее передней лапой.

Будь мы умнее, мы бы напали на него, пока он превращался, но мы оказались слишком потрясены происходящим, чтобы думать.

Теперь все сомнения отпали: это был Имланн.

Он не сможет летать несколько минут. Только что обратившийся саар мягок и слаб, словно вылупившаяся из куколки бабочка. Его челюсти двигались, он все еще мог выплевывать огонь. Я оттащила Киггза обратно в пещеру до того, как огненный шар врезался в землю у входа, подняв брызги обожженного камня вместе с серой. Имланн еще не мог вызывать большой поток, но если он засунет голову в пещеру, ему не придется использовать все его пламя, особенно если Киггз откажется уходить.

Как много времени понадобится Ларсу и Абдо, чтобы добраться сюда? И Орме, если он вообще направлялся к нам? Я видела только один вариант действий и повернулась, чтобы выйти из пещеры.

– Ты с ума сошла? – закричал Киггз, схватив меня за руку.

Я сошла с ума, как оказалось. Я развернулась и поцеловала его прямо в губы, потому что это и правда могло стать последним, что я сделаю. А я любила Люсиана, и мне было ужасно грустно, что он никогда об том не узнает. Поцелуй заставил его отпустить мою руку, и я отпрянула подальше от него и вышла на заснеженный склон холма.

– Имланн! – прокричала я, прыгая и размахивая руками, как дурочка. – Забери меня с собой!

Чудовище наклонило голову в сторону и прокричало:

– Ты не дракон. Мы выяснили это в прачечной. Что, во имя пламени, ты такое?

Вот оно. Я должна быть достаточно интересной, чтобы он не убил меня сразу же, и лишь одна новость может сработать.

– Я твоя внучка!

– Невозможно.

– Да, возможно! Линн вышла замуж за человека, Кло…

– Не произноси его имя. Я хочу умереть, так и не услышав его. Он безымянная вещь, противоположная арду.

– Ну, твоя безымянная дочка родила ребенка безымянной вещи, своему мужу.

– Орма сказал нам…

– Орма солгал.

– Мне стоит убить тебя.

– Тебе лучше забрать меня с собой. Я могу помочь в будущем конфликте. – Я развела руки в стороны, принимая театральную позу. Мое красное платье казалось зияющей раной в заснеженном склоне холма. – Будучи полукровкой, я обладаю великолепными способностями, которых нет ни у драконов, ни у людей. Я могу связываться с другими полукровками мысленно. Я могу направлять их на расстоянии одной силой мысли. У меня видения и материнская память. Как, ты думаешь, я узнала, кто ты такой?

Ноздри Имланна раздулись, однако я не могла понять, настроен ли он скептически или заинтригован. Внизу, в пещере, Киггз зашевелился, двигаясь медленно и тихо на позицию для атаки.

– Я все знаю о вашей группе заговорщиков, – сказала я, испытывая необходимость продолжать говорить. – Я знаю, что пока мы тут говорим, дома происходит переворот.

Имланн поднял шипы в тревоге от мысли, что я в курсе происходящего. Я правильно угадала? На меня нахлынуло отчаяние, но я продолжила:

– Ты убил Ардмагара и половину королевской семьи, война грядет. Но Горедд не настолько слаб, чтобы вы просто могли зайти сюда. Тебе понадобится моя помощь.

Имланн фыркнул, дым заклубился из его ноздрей.

– Лгунья. Я знаю, что ты меня уже обманывала. Не стоило тебе так хвастаться. Даже если бы я верил в твои силы, твоя верность принадлежит маленькому принцу в пещере. Какие из твоих «великолепных способностей» ты используешь, когда я наклонюсь и поджарю его? Я уже набрал достаточно пламени.

Я открыла рот, и послышался звук, похожий на конец света.

Это была не я, хотя это дошло до меня до смешного медленно. Ларс, подобравшись слева, начал играть на своей большой волынке, вопя, пронзительно крича и извергая музыкальные непристойности в рассвет. Имланн резко повернул голову к источнику звука, и фигура в тени прыгнула на него с другой стороны, забралась по шее дракона и обхватила руками и ногами его все еще мягкое горло. Имланн стал дергать головой, но Абдо крепко держался – достаточно крепко, чтобы не дать Имланну выплюнуть пламя.

– Киггз! Сейчас! – крикнула я, но он уже находился рядом, атакуя лапу, в которой Имланн держал Глиссельду. Имланн издал бульканье и рефлекторно убрал лапу. Как раз в тот момент я добралась до Киггза, и вместе мы перевернули Глиссельду на бок. Я помогла всхлипывающей принцессе спуститься по камням ко входу в пещеру, в то время как Киггз, не желая ограничиваться этим, ударил по другой лапе дракона. Имланн бросился на Киггза, откинув принца на землю рядом с нами. Он приземлился на спину, удар выбил весь воздух из его легких. Глиссельда подбежала к нему.

Я ощутила порыв горячего серного ветра и, подняв взгляд, увидела, как Имланн взлетел с холма. Абдо все еще цеплялся за его шею. Я крикнула, но ничего не могла поделать. Абдо не мог ослабить хватку, пока находился в воздухе. Падение убило бы его. Имланн лениво сделал круг и направился к нам. Если он достаточно окреп, чтобы летать, то стал слишком жестким, и Абдо уже не сможет сжимать его горло, мешая пламени. Он возвращался, чтобы спалить нас дотла.

– Возвращайтесь! – крикнула я Глиссельде и Киггзу, толкая их к пещере. – Забирайтесь как можно дальше.

– Т-твоя ложь спасла нас! – ахнул Киггз, не приходя в себя после падения.

Моя ложь. Да.

– Поспешите! Бегите! – поторопила я его.

Нечто огромное закричало в небесах прямо над нами. Я подняла взгляд и увидела, как Орма несется к Имланну, и заплакала от облегчения.


предыдущая глава | Серафина (перевод Сибуль Елена) | cледующая глава







Loading...