home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Август А. Садер

Увидев на обложке имя своего старого преподавателя истории, Агата сразу успокоилась. Август Садер никогда ее не подводил и не сбивал с правильного пути, даже после своей смерти. Если Сториан указал ей на эту книгу, значит, было на ее страницах нечто такое, что ей необходимо знать, причем прямо сейчас, немедленно. Нечто такое, что поможет привести ее волшебную сказку к счастливому концу. Остается лишь найти это нечто.

Она открыла книгу и увидела, что, как и во всех книгах профессора Садера, в ней не было ни слова, вместо них лишь россыпь маленьких тисненых выпуклых точек всех цветов радуги. Слепой провидец, профессор Садер не мог записывать историю. Он мог лишь фиксировать то, что он видит своим внутренним зрением, и хотел, чтобы эту же картину увидели и его читатели.

– Неужели имеет смысл тратить время на эту ерунду, когда варвары крушат нашу Школу? – ядовито поинтересовался профессор Мэнли.

– Если бы не Август Садер, у нас вообще не было бы этой Школы, – с упреком ответила ему профессор Анемон.

– Но Билиус прав, Эмма, – вступилась за Мэнли принцесса Ума. – Я, конечно, очень люблю и уважаю Садера, но его теория относительно Сториана бездоказательна…

Агата перестала их слушать, лихорадочно листала страницы, однако книга была толще ее кулака, не очень-то быстро по ней пробежишься. Так откуда же начать читать ее, если все страницы на первый взгляд кажутся совершенно одинаковыми?

И тут краем глаза она заметила, что свечение Сториана стало ярче.

Не раздумывая, Агата перевернула страницу.

Сториан загорелся еще ярче.

Агата перевернула еще несколько страниц.

Сториан засверкал огнем.

Агата все быстрее и быстрее переворачивала страницы, а Сториан разгорался все ярче и ярче, заливая своим светом всю спальню. Агата перевернула еще одну страницу.

Сториан слегка потускнел.

Агата вернулась на предыдущую страницу.

– Вот, – выдохнула она.

Далеко внизу послышались голоса пиратов.

– Свет в окошке! Там кто-то есть! – воскликнул один из них.

– Но как мы туда попадем? – ответил ему другой.

Внутри башни преподаватели и студенты обменялись испуганными взглядами.

А Агата уже вела кончиками пальцев по вытисненным на странице точкам…

– «Глава 15. Единственный истинный король», – произнес голос профессора Садера.

Агата повела рукой по следующей строчке, и над страницей возникло объемное изображение. Оно казалось призрачным из-за того, что краски были бледными, размытыми, совсем как на старых картинах профессора Садера. Все, кто мог подойти ближе, сгрудились, уставились на книгу, над которой висело, вращаясь, изображение Сториана.

– С самого начала времен Сториан был той силой, которая давала жизнь всем Бесконечным лесам, – зазвучал спокойный, ровный голос Садера. – Пока Сториан пишет новые сказки, уроки Добра и Зла будут двигать наш мир вперед, и над Лесами будет по-прежнему вставать солнце. Но как Перо поддерживает жизнь Человека, так и Человек поддерживает жизнь Пера. Правитель каждого государства Бескрайних лесов носит кольцо, которое символизирует его преданность и верность Сториану. На этом кольце имеется точно такая же надпись, как на самом Пере. Сотня государств имеется в Бескрайних лесах. Сотня правителей. Сотня колец. И пока правители носят на руке эти кольца, Сториан будет продолжать писать свои истории.

Невидимая камера сделала наезд, чтобы крупно показать сверкающую на поверхности Пера надпись.

– На протяжении многих лет отношения между Человеком и Пером оставались очень мирными, – продолжил голос Садера. – Но со временем правители все чаще начали интересоваться, а что же означает надпись на их кольцах. Язык, на котором она сделана, не известен ни в одном из королевств. И, кроме как на Пере и на кольцах, эта надпись нигде больше не встречается. Вскоре загадочную надпись принялись изучать лучшие ученые Лесов, и каждый из них предлагал свой вариант ее перевода».

Над книгой появились призрачные фигуры трех старцев с бородами до пола. Они стояли, взявшись за руки, в знакомой башне директора Школы…

– Вначале это были Три Пророка, которые принесли Сториан в Школу Добра и Зла, чтобы отдать Перо под защиту директора Школы. Пророки считали, что только он, Школьный директор, сможет уберечь Сториан от постороннего влияния. Сами эти Пророки утверждали, что надпись на кольце гласит: «Перо – истинный король Человека». Если так, то Сториан оказывался единственным истинным хозяином Лесов, которому доверено сохранять баланс между Добром и Злом. Человек в таком случае выступал лишь как слуга Пера и должен был покорно жить под его владычеством.

Призрачная картинка над книгой снова сменилась, теперь на ней была война – солдаты Добра и Зла убивали друг друга, проливая реки крови.

– Эта теория продержалась несколько сотен лет, пока король из Неведомого леса не начал утверждать, что более точный перевод надписи сделали его ученые, а именно: «Человек – истинный король Пера». Следовательно, если верить этим ученым, Сториану требовался господин. И Лесам требовался господин. Разумеется, правители самых разных королевств развязали войну за право называть себя тем самым единственным истинным королем Лесов и повелителем Сториана. Много было принесено жертв, много было пролито крови. Но печальной была судьба любого правителя, который, как ему казалось, достигал этой вершины…

Агата наблюдала за тем, как короли, один за другим, триумфально поднимались в башню, хватали Перо, но оно тут же пронзало им сердце и выкидывало труп в крепостной ров внизу.

– Наконец пришло время династии пророков Садеров, моих предков, и они предложили свой вариант прочтения надписи.

Вновь появилось укрупненное изображение странных символов на Пере, но теперь они постепенно начали преобразовываться в привычные, легко читаемые слова:


Когда Человек становится Пером, будет править единственный истинный король.


Агата задумалась, изучая эти слова. Внизу хрипло перекрикивались пираты, о стены башни то и дело что-то царапало, то ли наконечники стрел, то ли абордажные крючья. Студенты отодвинулись дальше от окна, но Агата осталась на месте, продолжала внимательно слушать книгу…

– Правители Бескрайних лесов не могли сойтись во мнении, как следует правильно трактовать этот перевод. К чему стремится Сториан? Побуждает Человека сразиться с Пером? Или приказывает Человеку склониться перед Пером, как перед королем? Короче говоря, теория Садеров лишь добавила хвороста в пожар вражды, разделившей Бескрайние леса на два лагеря, которые никак не могли решить главный вопрос: кто же управляет нашими сказками, а значит, и судьбами? Человек или Перо?

Буквы на призрачном Сториане вновь превратились в необычные символы.

– Эта битва продолжалась еще несколько столетий, до тех пор, пока новый Школьный директор, бывший злой противоположностью своему доброму брату-близнецу и возглавивший Школу Добра и Зла, не сделал поразительное открытие…

Символы надписи вновь укрупнились, и стали видны отдельные детали, выгравированные внутри них.

– Каждый символ надписи на Сториане оказался мозаикой, составленной из крошечных квадратиков, а внутри каждого из этих квадратиков изображен лебедь. Всего в надписи сто квадратиков, сто лебедей – пятьдесят белых и пятьдесят черных. Эти лебеди символизируют сотню Добрых и Злых королевств Бескрайних лесов. Таким образом, надпись включает в себя все известные нам государства Добра и Зла, иными словами, на стальной поверхности Пера отображен весь наш мир.

Над книгой появилось призрачное серебряное кольцо с такой же гравированной надписью на нем.

– Учитывая все это, я выдвинул новую теорию, – продолжал говорить голос Садера. – Слова «Когда Человек становится Пером» не означают, что найдется один король, который станет правителем всех Лесов. Они говорят о том, что Человек и Перо существуют в идеальном равновесии. Они не могут уничтожить друг друга, никто из них не может в одиночку манипулировать судьбой или решать, каким будет конец той или иной сказки. Человек и Перо разделяют между собой ту силу, что поддерживает жизнь Бескрайних лесов. Так был положен конец спорам и разночтениям. На вопрос о том, кто управляет нашими историями и судьбами – Человек или Перо? – дан, наконец, четкий ответ: ОБА.

Призрачное кольцо задрожало и превратилось в целую россыпь одинаковых серебряных колец.

– Кольцо, которое носит на пальце каждый правитель, это его клятва верности Перу. Пока правители носят эти кольца, Человек и Перо будут сосуществовать в идеальном равновесии и единстве, точно так же, как Добро и Зло. Но если Человек отвернется от Пера и отвергнет его роль, если все правители сожгут свои кольца и вместо Пера присягнут в верности одному из королей…

Призрачные кольца вспыхнули и растаяли, превратившись в облачка серебристого дыма…

– …тогда равновесие в мире нарушится. Сториан потеряет свою силу, которой завладеет тот новый господин Лесов, тот король, который станет новым Сторианом.

Из тумана поднялась человеческая фигура с новым пером в руке.

– Этот король – единственный истинный король – не будет скован балансом сил Добра и Зла. Он сможет использовать свое перо как меч судьбы. Каждое написанное им слово осуществится наяву. Обладая безграничной силой, этот король может принести всем Бесконечным лесам вечный мир и процветание. Но он может пойти и по другому пути – начать убивать своих врагов, покорять, одно за другим, соседние и дальние королевства, управлять судьбой каждого жителя Лесов точно так же, как управляет своими марионетками кукловод.

Тень появившегося нового короля росла, становилась все больше, и в ее тени показалась новая сцена: три костлявые тощие ведьмы, пророчествующие прохожим, сидя на перевернутых деревянных ящиках посреди городской площади.

– Моя теория почти повсюду была отвергнута, и в первую очередь потому, наверное, что никто не хотел допустить даже мысли о том, что может появиться Человек, сосредоточивший в своих руках такую необъятную власть и такую магическую силу. Отвергнуть мою теорию для многих было способом сохранить в неприкосновенности и серебряные кольца правителей, и равновесие сил Добра и Зла, и баланс между Человеком и Пером. Но при этом появились и горячие приверженцы моей теории. Из них я прежде всего хотел бы отметить трех сестер Мистраль из Камелота, тех самых, кого назначил своими советницами король Артур незадолго до смерти. Кроме них я могу назвать также Эвелин Садер, бывшего декана Школы для девочек; Ребешема Крюка, внука капитана Крюка, и королеву Юзуру из Фоксвуда, уверовавшую в то, что единственный истинный король – это она сама. Однако общее отрицательное мнение о моей теории возобладало во всех Лесах, и серебряные кольца продолжают связывать правителей со священным Пером…

Призрачная дымка над книгой начала бледнеть, растворяться в воздухе.

– …пока продолжают…

Книга погасла.

Погасло и свечение на кончике пальца Агаты.

Она обвела взглядом спальню Софи. Всегдашники и никогдашники сидели с широко раскрытыми от удивления глазами, молчали, пытаясь понять смысл того, что они только что услышали. Казалось, вся школа затаила дыхание.

– Эй, тут есть мост, и он ведет к башне! – донесся снизу голос пирата. – Вон, смотрите!

– На мост! – скомандовал Кей.

Загудели голоса пиратов, затопали тяжелые шаги, зазвенела сталь.

– Они нас нашли, – жалобно пискнула Кико, испуганно глядя на своих товарищей и преподавателей.

Агата хотела выглянуть в окно, но Хорт перехватил ее, оттащил назад.

– Именно так мой отец и умер, – сердито сказал он. – Сунулся по глупости, куда не следовало.

– Что-то я не пойму, – процедила стоявшая рядом с ними Анадиль, баюкая свою перебинтованную руку. – Если Сториан знает, что мы в опасности, зачем он заставил нас читать ту странную книгу? Какой от нее для нас прок? Она что, от пиратов нам убежать поможет, что ли?

Тот же вопрос интересовал и Агату.

– Я же говорил, что все это чушь несусветная, – проворчал профессор Мэнли. – Все равно никто не знает что там на самом деле на Сториане написано. Любой может толковать эту надпись как захочет. Предположения, рассуждения, гадания на кофейной гуще… ерунда.

Теперь Агата обратила внимание на то, что настоящий – не призрачный – Сториан по-прежнему висит над раскрытой книгой с законченным рисунком сцены в спальне Софи, и на нем по-прежнему светится та самая резная надпись.

Светится…

Почему?..

– Дот, скажи, какое заклинание ты использовала в крытом переходе? Ну, то самое, что позволило нам заглянуть в хрустальный шар волшебника?

– «Волшебное зеркало»? Так это мое заклинание, – сказала Эстер, пробираясь ближе к ним и уже догадываясь, о чем ее сейчас попросят.

– Покажи мне надпись на Сториане. Крупно, – сказала Агата.

Эстер направила на Сториан светящийся кончик своего пальца, и сейчас же над полом появилось в воздухе плоское, как экран, крупное изображение загадочной надписи.

Студенты и преподаватели – кто на коленях, кто вообще почти ползком – подобрались ближе и принялись рассматривать крошечные черные и белые квадратики, плотно, словно семена в подсолнухе, сидящие внутри выгравированных линий надписи. Внутри каждого квадратика был виден крошечный лебедь – белый или черный.

– Все, как сказано в книге, – заметила Агата. – Очевидно, не все это такая уж чушь несусветная, как решил профессор Мэнли.

И тут она увидела одну деталь, которой не было в книге.

А именно – пустые квадратики.

Точнее, два пустых квадратика.

Внутри них не было изображения лебедя, как во всех остальных, и вообще эти квадратики выглядели какими-то потухшими, выделялись на общем фоне как два отсутствующих во рту зуба.

Внезапно раздался резкий звук, и Агата метнулась взглядом по символам надписи.

Еще один белый лебедь был охвачен огнем. Затем – щелк! вжих! хлоп!

И лебедь исчез, превратившись в облачко серебристого дыма. Исчез, как и те, предыдущие два.

В ту же секунду загорелся еще один лебедь, на этот раз черный. И тоже исчез.

Следом за ним еще пять лебедей, нет, десять… нет, еще больше! Они загорались один за другим так быстро, что Агата не успевала их сосчитать. Щелк! Вжих! Хлоп! – и они один за другим исчезали со стального бока Сториана.

– Что происходит? – нервно спросила профессор Анемон.

«Что происходит? Все это может означать только одно», – подумала Агата и ответила вслух:

– Они сжигают свои кольца. Правители сжигают свои кольца.

У нее бешено забилось сердце.

Все, что делал Райен…

Спасал королевства от Змея.

Выбрал Софи своей королевой.

Лгал всем Бескрайним лесам с помощью своего пера, Львиной Гривы…

А ведь планы у него, оказывается, были намного грандиознее, чем можно было подумать!

– Райену не Камелот нужен, – звенящим от напряжения голосом сказала она. – Ему нужно уничтожить Сториан, чтобы самому стать Пером. И править всеми Бескрайними лесами как единственный истинный король.

– Бред! – вспыхнул профессор Мэнли. – Это совершенно бездоказательно.

– Да? Тогда почему Сториан направил нас к той книге? – пылко возразила ему Агата. – Он хотел, чтобы мы поняли то, что видим сейчас. Правители сжигают свои кольца. Произошло что-то очень серьезное, такое, что заставило их предать и Школу, и Сториан и присягнуть на верность Райену. А ведь только преданность и верность правителей поддерживают жизнь Сториана. Если они все сожгут свои кольца, если эта надпись исчезнет, тогда Сториан погибнет, а Райен возьмет в свои руки контроль над всеми Бескрайними лесами. Теория профессора Садера оказалась верной. Вот почему Сториан на этот раз не просто записывает все, что происходит в нашей сказке, но и позволяет себе делать то, чего не делал никогда, – предупреждает нас об опасности, дает подсказки… Неужели вы сами этого не видите? Сториану необходима наша помощь. Сториан просит нас о помощи!

Профессор Мэнли замолчал, потупился. Точно так же молчали и остальные преподаватели.

– Чтобы Человек присвоил себе всю магию, которой обладает Перо… Даже Рафалу никогда такое в голову не приходило… – растерянно прошептала профессор Анемон.

– Еще немного, и Райен станет непобедимым, – сказал Хорт.

– Да, но это еще не все, – подняла палец вверх Агата. – Вы слышали, что сказал Садер. Единственный истинный король заберет всю силу Сториана. А когда эта магическая мощь окажется в руках одного человека, он сможет совершенно бесконтрольно распоряжаться ею по своему желанию. Представляете, что это означает? Тогда Райен с помощью своей Львиной Гривы сможет писать все что захочет, и это будет сбываться. Нет, вы только представьте, что все, что пишет Львиная Грива, будет становиться явью! Что сбудутся наяву все желания Райена! Вы что, думаете, он захочет дать каждому жителю Лесов мешок с золотом и пони в придачу? Нет, не для того ему нужна магическая сила Сториана. Не могу точно сказать, для чего именно, но уж никак не для добрых дел, за это я могу ручаться. Да вы и сами это знаете. Ох, не желаю я ни себе, ни вам дожить до такого! Райен сможет написать, например, что меня разорвали на куски волки, и волки придут, чтобы разорвать меня. Напишет, что от Школы не осталось и следа, и она превратится в пыль. Он сможет одним росчерком пера уничтожать королевства. Возвращать мертвецов из могил. Держать в своем кулаке судьбу и душу каждого жителя Лесов. Сможет управлять историей, прошлым, настоящим и будущим. Весь мир окажется в его власти. Весь и навсегда.

Все молчали. Даже снаружи не доносилось ни звука, будто и пираты притихли в раздумье. Только шипело тихонько вызванное Эстер плоское изображение, да чуть слышно шелестел за окнами мелкий дождь.

Внезапно тишину прорезал дикий крик:

– Идите вы к черту! Все!

Обернувшись, все посмотрели на трехглазого Боссама, он вскочил в углу, держа в поднятой руке серебряного лебедя – эмблему, оторванную от своей униформы.

– Я знал, что смогу это сделать! – взахлеб заговорил он. – Стратегия Кастора по тренировке приспешников. Ну, те приемчики, которые мы применяли во время контрольной «Золотая гусыня». Прием номер один: отдать приказ. Сказать лебедям, что мы умрем, если они не пойдут нам навстречу и не помогут нам, а если мы умрем, то и они умрут тоже, – он бросил злобный взгляд на Бодхи, а затем подмигнул Приянке: – Сдирай своего лебедя.

– Сумасшедший пытается взять всех под свой контроль, Леса на пороге гибели, а вы тут фокусы с одеждой затеяли! – подал свой громкий голос Кастор.

Но тут заскрипело перо по бумаге, и все опять притихли.

Агата вытянула шею, чтобы посмотреть, что там решил добавить Сториан к картине, которая казалась совершенно законченной…

А волшебное перо на этот раз рисовало что-то на Мосту Софи, который, как известно, соединяет Школу Зла с башней Школьного директора.

Перо начертило несколько линий и принялось не спеша заштриховывать пространство между ними.

На Мост Софи сеял мелкий дождик.

А сквозь него угадывалась, становилась все более отчетливой…

Тень.

И она приближалась к их башне.

Тень приобрела очертания мужской фигуры – высокой, нескладной, в надвинутой на лицо черной шляпе.

И этот человек что-то нес, закинув через плечо. Что именно?..

У Агаты похолодело в животе.

– Пират, – сказала она.

Студенты тут же вскочили на ноги, попятились от окна вглубь спальни…

Агата же выглянула в окно и увидела эту тень, что называется, вживую. Да, это был человек, мужчина, и он тяжело шагал по мосту к башне директора.

Дождь сеял все сильнее, лица под черной шляпой было не рассмотреть, поэтому узнать этого пирата Агата не могла, как ни старалась. Не могла она понять и того, что именно он тащит, закинув за свое плечо. Одет мужчина был во все черное, если не считать серебряной кольчуги, тускло поблескивавшей серебром под его развевающимся на ходу кожаным плащом.

«Судя по всему, это не простой пират, – подумала Агата. – По рангу что-то вроде Кея».

Пират двигался не спеша, слегка прихрамывая на правую ногу, звонко постукивая по каменному мостику подковками своих высоких сапог.

Кастор пошел было к окну, хотел, наверное, ринуться в атаку, но Сториан выстрелил молнией, которая просвистела рядом с головой пса, и преподаватели поспешно оттащили его назад. За их спинами сгрудились первокурсники.

– Защитная система на мосту, – нервно прошептала профессор Анемон. – Она задержит его!

Словно в ответ на ее слова, вдали вспыхнул красный сигнальный фонарь на предупреждающем знаке, осветил лицо мужчины, сканируя его.

В следующую секунду красный огонь сменился зеленым. Защита решила пропустить незнакомца.

– Или не задержит, – философски заметил Хорт.

– Он каким-то образом обманул защиту… – запричитала Рина.

– Помолчи, – оборвала ее Эстер. – Мы не стая гусей, которым можно шею свернуть и в пирог запихнуть. Он один, а нас… целая Школа! – она повернулась к Анадиль и спросила: – Ты готова?

– Конечно, – невозмутимо ответила та. – Даже с одной рукой.

С шеи Эстер молнией рванулся демон, вылетел в окно и впился пирату в лицо. В следующий миг Эстер и Анадиль выпрыгнули вниз, на мостик, и бросились к бандиту.

– Эй, меня подождите! – завопила Дот, вспрыгивая на подоконник, чтобы затем с диким визгом тоже свалиться с него на мостик.

Остальные студенты столпились у окна и, вытаращив от удивления глаза, принялись наблюдать за тем, как Эстер и Анадиль сражаются с пиратом.

– А мы чего ждем? – крикнула Агата. – Вперед!

И ее армия с дружным ревом повалила из окна на мостик, на помощь своим подругам. Пока демон жалил и кусал пирата, а Эстер и Анадиль пытались утихомирить его пинками и любительскими заклинаниями на обездвиживание, Дот пробилась вперед, зажгла кончик своего пальца и уже приготовилась было превратить одежду пирата в огромную ириску, которая свяжет негодяя по рукам и ногам крепче любой веревки, но…

…но увидела его лицо и закричала:

– Стойте! Остановитесь!

Атака захлебнулась, все обернулись и озадаченно уставились на Дот.

Не удивилась остановке, пожалуй, только Агата, тоже увидевшая и узнавшая в лунном свете окровавленное, покрытое ссадинами лицо пирата.

Тем более что никакой это вовсе не пират был, а…

– Папочка! – ахнула Дот.

Свернувшись в клубок на каменном мосту, Шериф из Ноттингема разлепил подбитый глаз. Шляпа с его головы давно слетела, волосы растрепались и промокли от дождя, с бороды капала кровь.

– До чего же мне не нравятся твои подружки, Дот, – прохрипел он. – Терпеть их не могу, если честно.

– Но что ты здесь делаешь? – спросила Дот, пока Эстер и Анадиль, смущенно потупившись, помогали Шерифу подняться, а тот сверлил их ненавидящим взглядом.

Не переставая морщиться от боли, Шериф ничего не ответил дочери и вместо этого обратился напрямую к Агате:

– Если хочешь спасти своего парня, мы должны отправляться немедленно.

У Агаты вновь все сжалось внутри, взгляд непроизвольно метнулся вдоль моста в сторону замка.

– Куда? Отсюда не выбраться, тут пираты… они идут…

И только сейчас Агата вдруг поняла, что никакие пираты ниоткуда не идут и на мосту совершенно пусто.

И не только на мосту. Пиратов не было видно больше ни в окнах Школы Зла, ни за стеклами Школы Добра, ни внизу, на земле.

Пираты исчезли. Все. До единого.

«Этого не может быть, – подумала Агата. – Вновь какая-то военная хитрость, уловка. Ловушка…»

– У нас нет времени валять дурака, Агата, – проворчал Шериф. – Райен не только твоего приятеля собирается убить, он всех их порешить решил. Включая Доуви.

Эти слова ударили Агату словно кулаком в солнечное сплетение. Впрочем, не ее одну, она увидела, как побледнели стоявшие рядом с ней преподаватели. И Хорт побледнел, смертельно испугавшись за Николь.

– Возьми с собой своих лучших бойцов, – приказал Шериф. – Молодежь и учителя пусть останутся здесь и охраняют Школу.

– Но я же сказала, нам отсюда не выбраться! – с трудом переводя дыхание, возразила Агата. – А даже если сумеем пробиться, в Камелот вовремя нам все равно не успеть, нет такого способа, чтобы…

– Есть, – коротко отрезал Шериф.

Он поднял руку и вытащил из-за спины знакомый, аккуратно зашитый серый мешок, внутри которого что-то трепыхалось, словно он был набит котятами или щенками.

– Тот же самый, с помощью которого я позаботился обо всех этих пиратах, – ухмыльнулся окровавленным ртом Шериф.


15 Агата Единственный истинный король | Кристалл времени | 16 Профессор Доуви Что заставляет биться твое сердце?







Loading...