home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ:

60 золотых монет за каждого пойманного,

живого или мертвого

Кристалл времени

Под деревьями толпились только что выбежавшие после уроков подростки примерно одного с Хортом и Николь возраста. Одетые в форму Фоксвудской школы, они с удовольствием пили шипучую апельсиновую газировку из стеклянных бутылочек и делились друг с другом апельсиновыми жвачками и леденцами.

– А как мы сумеем задержать кого-нибудь из той Школы Добра и Зла, если встретим его на улице? – спросил рыжеволосый парнишка, разглядывая плакат на дереве.

– У них, говорят, пальцы светятся, – напомнила девочка, красившая себе губы помадой, смотрясь в ручное зеркальце. – С помощью этих пальцев они заклятия наводят.

– Ну, знаете, за шесть десятков золотых монет я сам свой палец светиться заставлю и заклятие на кого хочешь наложу, – заметил смуглый мальчишка, разглядывая проходившего мимо Хорта.

Хорт невольно прибавил шаг. Мальчишка был прав. За шестьдесят золотых момент Хорт тоже мог бы что угодно сделать. Например, мать родную продать (если бы знал, конечно, кто она была). Нет, он, конечно, спрашивал о ней своего отца, но каждый раз вместо ответа получал одни подзатыльники. Хорт скосил глаза, чтобы взглянуть на свою шагавшую рядом с ним подругу, – интересно, пугает ее такая высокая награда, назначенная за их головы, или нет?

Кажется, не пугает.

– А мальчики в этом королевстве очень даже ничего. Красавцы, как на подбор, – мечтательно заметила Николь, разглядывая хорошо одетую толпу на Рю де Пале, центральной улице Фоксвуда, вдоль которой, кроме апельсиновых деревьев, выстроились в ряд магазины, гостиницы, рестораны и бары. Сама же эта улица вела прямо к королевскому дворцу. Было такое ощущение, что в униформе здесь ходили буквально все, а не только школьники. На всех женщинах были строгие платья всех цветов радуги, на мужчинах – тоже строгие, но элегантные костюмы более скромных, темных тонов. В целом толпа напоминала огромный набор акварельных красок, из которых художник мог выбрать любой оттенок цвета по своему желанию. Николь восторженным взглядом проводила двух прошедших им навстречу юношей, у которых сквозь пиджаки выступали тугие бугры мускулов, и повторила. – Нет, серьезно, здесь любой парень выглядит не хуже принца.

– Можешь выбрать себе любого, – проворчал Хорт, подтягивая свои новые голубые штаны, которые то и дело спадали у него сзади. – Только помни, что Фоксвуд всегда славился симпатичными на мордашку, но ужасными занудами и подхалимами, без единой своей мысли в голове. Из них одни приспешники да подручные получаются, больше никто. Да ты просто вспомни, например, Кея или Чеддика. Оба они из Фоксвуда, оба красавчики, и оба на подхвате у придурков… Слушай, Ник, здесь столько народу. Может, переждем где-нибудь до сумерек?

– Тедрос не придурок, а Чеддик мертв. Хотя бы к покойникам относись с уважением, ладно? – недовольным тоном ответила Николь, поспешая за Хортом в своем бежевом платье. – А до сумерек мы ждать не можем, потому что нам надо попасть в Фоксвудскую школу для мальчиков и поискать там личное дело Райена. Он сам говорил Тедросу, что учился в ней.

– Но Мерлин уже пытался искать бумаги Райена и ничего не нашел, – заметил Хорт, скребя у себя в голове. – Слушай, а давай вместо этого отравим фоксвудского короля? Робин говорил, что он самым первым из королей струсил и сжег свое кольцо. Кроме того, если мы убьем его, то будет некому и шестьдесят золотых монет за наши с тобой головы платить…

– Нет, мы не станем убивать короля, который не имеет никакого отношения к нашей миссии, – сердито ответила Николь. – Что нам приказал Потрошитель? Правильно, найти и выяснить все, что проливает свет на прошлое Райена и его брата. А Райен рассказывал Тедросу о том, что он учился в доме Арбед. Мы должны проверить это, наконец.

– А я думал, что Райен ходил в Фоксвудскую школу для мальчиков.

– Дом Арбед – это один из факультетов в Фоксвудской школе для мальчиков, – раздраженно сказала Николь. – Разве Тедрос тебе этого не объяснил?

– У нас с Тедросом за все время был всего лишь один разговор, – пожал плечами Хорт. – И то я тогда все время молчал, лишь тихонько воздух портил, надеялся удушить Тедроса. Не вышло…

– Так вот, чтоб ты знал, – бросила на него сердитый взгляд Николь, – дом Арбед – это факультет, куда фоксвудские папаши и мамаши пристраивают своих детей, если опасаются, что они могут оказаться злыми. Причем настолько злыми, что их может похитить директор Школы Добра и Зла. А поскольку Фоксвуд – это королевство Добра, то никому из родителей, само собой, не хочется, чтобы их ребенок стал знаменитым злодеем. Короче говоря, декан Брунгильда с помощью магии умеет так запрятать такого сомнительного парня, что Школьный директор никогда не узнает о его существовании. При этом она не говорит своим парням из дома Арбед о том, что они злые. Напротив, делает все возможное, чтобы обратить души своих воспитанников к Добру, – Николь помолчала немного, затем добавила: – Но с Райеном она явно потерпела неудачу.

– Если Райен действительно был ее учеником, – поправил ее Хорт. – Никаких документов найти не удалось, помнишь?

– Кей тоже был учеником в доме Арбед. И Арик. А мы знаем, что Яфет и Арик были близкими друзьями, – сказала Николь. – Я понимаю, это выглядит притянутым за уши, но попытаться все же стоит. В принципе нам нужно лишь найти декана Брунгильду и спросить, знает ли она Райена.

– Думаешь, ей можно будет верить?

– Мы с Мерлином разговаривали незадолго до того, как его схватили, и Мерлин сказал мне, что они с деканом Брунгильдой были друзьями. Ну, а если она друг Мерлина, то, значит, и наш друг тоже…

Читавший вечерний выпуск местной газеты «Фоксвудский Форум» темнокожий красавец-парень улыбнулся Николь, когда та проходила мимо. Николь улыбнулась ему в ответ.

– Вот почему никогдашники встречаются только с никогдашницами, – проворчал Хорт, еще яростнее почесывая голову. – Никогдашницы не флиртуют со встречными парнями на улице и никогда не упустят шанс укокошить какого-нибудь короля.

– Десять минут назад ты целовал меня в примерочной салона , а теперь ведешь себя так, словно это я заставляю тебя быть моим бойфрендом, – сказала Николь и добавила, наблюдая за тем, как чешет свою голову Хорт: – Фу, я же говорила, чтобы ты не затевал эту ерунду с волосами. Наша задача была смешаться с толпой, а не выпендриваться. Робин выдал для этого каждой группе по десять золотых монет. Мне хватило одной, чтобы купить себе вот это платье и стать похожей на обычную фоксвудскую девушку. Мне еще даже сдачу дали. Ты же потратил все оставшиеся девять золотых на свой костюм, да еще вот на это… уродство, – показала она на его голову.

– Ну, не забывай, что ты всего лишь первокурсница-читательница, которую никто не знает. Я же человек знаменитый, – нравоучительно откликнулся Хорт, продолжая чесать свои крашеные, ставшие ярко-желтыми волосы и поправляя свой щегольской синий костюм. – Меня знают повсюду, потому что я один из главных героев сказки о Софи и Агате. Так что мне, в отличие от тебя, пришлось сильно изменить свою внешность.

– И выглядишь ты теперь, как ставший вампиром Тедрос, – хмыкнула Николь. – Вшивый вампир-Тедрос.

– Я выгляжу, как роскошный фоксвудский парень, и сливаюсь со здешней толпой намного успешнее, чем ты, – обиделся Хорт.

Тут к нему подкатила группа школьников – тех самых, что торчали возле того дерева с плакатом.

– Что это за чучело? – спросила Девочка-Крашеные-Губы, тыча пальцем в костюм Хорта.

– Он похож на старый веник, обернутый вонючей половой тряпкой, – ответил ей рыжеволосый парень, бесцеремонно дергая его за крашеные пряди.

– Или на хмыря из той самой школы… – предположил смуглый паренек, внимательно разглядывая Хорта.

Кто-то подкрался сзади и пнул Хорта чуть пониже пояса.

В ответ у него немедленно загорелся синим светом кончик пальца, еще секунда, и на головы хулиганов упадут молнии…

Николь схватила Хорта за руку, прикрыла его светящийся палец своей ладонью.

– Простите, ребята, мы к дворцу правильно путь держим? – спросила она малолетних бандитов. – Дело в том, что мы приглашены на прием к королю. Мой отец – его министр, его фамилия… , слышали, наверное? Кстати, а вас как зовут? Мы обязательно расскажем королю о том, какие вы вежливые и воспитанные.

Школьники озадаченно переглянулись и без лишних слов исчезли, растаяли как дым.

Хорт шумно выдохнул, только сейчас поняв, как близко он находился к провалу, в конце которого его ждала камера в подземной темнице Райена.

– Спасибо, – сказал он, обернувшись к Николь. – Ты меня спасла.

– Не тебя, нас. Так уж заведено у нас, у всегдашников, – ответила она и добавила, дернув Хорта за желтую крашеную челку: – Спасать всех, даже если твой приятель-никогдашник не на парня похож, а на какаду.

– Ладно, – надулся Хорт, приглаживая свои волосы. – Скажи лучше, откуда ты знаешь про министра Путена?

– А вот откуда, – и Николь кивком головы указала на вывеску кабачка напротив.


РАЗЫСКИВАЮТСЯ! | Кристалл времени | Лучшая в городе картошка с сыром!







Loading...