home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Лучшая в городе картошка с сыром!

– Зайдем? – предложил Хорт.

– Нет, – ответила Николь.

Хорт покорно согласился и взял ее за руку.

Темнокожая, с курчавыми волосами-пружинками, Николь внешне ничем не напоминала Софи, ту единственную девушку, в которую Хорт по-настоящему был влюблен когда-то. Однако у Ник и Софи все же было много общего – непоколебимая уверенность в себе, самообладание, чувство юмора, то есть все те качества, которых напрочь был лишен сам Хорт. Так, может быть, именно поэтому он любил их – сначала одну, теперь вторую? Почему бы и нет? Согласитесь, всем нам нравятся люди, обладающие тем, чего нет в нас самих. А может быть, Хорт влюбился в Николь, потому что она никогда не смеялась над ним за то, что он снова стал щуплым и тщедушным, с пониманием относилась к тому, что он бывает, что называется, не в настроении. А ведь все другие девушки – та же Софи, например, – обращали на него внимание только тогда, когда он играл накачанными мускулами и изображал из себя соперника самому принцу Тедросу. Одним словом, Хорт пришел к выводу, что Николь напоминает ему Софи своей смекалкой, смелостью и очарованием, но при этом лишена всех отрицательных качеств, которых с избытком было в белокурой красавице. И вот какая интересная штука получается – сам он больше всего любил в Софи именно ее отрицательные, «темные» стороны, а Николь, кажется, совершенно его собственных отрицательных черт не замечает. Или, может быть, не хочет замечать…

– Сейчас сворачиваем налево, на Рю д’Эколь, это прямо перед воротами королевского дворца, – вывел его из задумчивости голос Николь.

Впереди показались новые парни и девушки в форме Фоксвудской школы и рассеялись по Рю де Пале, возбужденно переговариваясь и разбиваясь на группки. Какая-то часть из них ввинтилась в толпу перед палаткой, торгующей сувенирами с символикой Льва – монетами, значками, кружками, шляпами. Хорт вспомнил, как такую же ерунду со Львами и портретами короля Райена нарасхват раскупали люди, приехавшие со всех Бескрайних лесов поглазеть на церемонию Благословения.

«Похоже, торговля этим хламом у них на широкую ногу поставлена», – подумал он.

– Занятия в школе только что закончились. Шевелись! – сказала Николь, таща Хорта мимо палатки. – Нам нужно найти декана Брунгильду.

Компания юных школьников собралась и перед воротами дворца, они кидали крошки голубям, важно прогуливающимся, воркуя, по ту сторону решетки. Стоявший возле ворот стражник отодвинул школьников в сторону эфесом своего меча, и они, недовольно хныча, разбежались кто куда.

– Поворачиваем, – сказала Николь, указывая влево.

Но Хорт задержался, продолжал смотреть на разогнавшего школьников стражника и его напарника. Оба они были в сверкающих новеньких доспехах, с мечами на поясе.

– Ник, взгляни на их доспехи, – прошептал Хорт.

Николь взглянула и удивилась, увидев на стальном нагруднике стражников знакомый герб Льва.

– Странно. С какой стати на доспехах фоксвудских стражников красуется герб Каме…

Она не договорила, потому что Хорт стремительно утянул ее за угол.

– Ты что? – сердито спросила Николь. – В чем дело?

Хорт осторожно выглянул из-за угла, Николь тоже заглянула ему через плечо, нашла глазами лица стражников под открытыми забралами шлемов.

Никакие это были не стражники.

Это были пираты.

И один из них пристально смотрел в сторону угла, за который только что завернули Хорт и Николь.

– Увидела что-нибудь? – спросил один из пиратов, Аран, отгоняя пристроившегося возле его ноги голубя.

– Готова поклясться, что это был один из придурков из шайки Тедроса. Скользкий такой тип, физиономия как у хорька, – ответила ему его напарница Биба. – Только волосы у него другие стали, пожелтели.

– Мозги у тебя пожелтели, – откликнулся Аран. – Не такой же идиот этот хорек, чтобы здесь показываться, когда за его голову хороший кусок назначен, – он переступил с ноги на ногу и решил сменить тему. – Слушай, если бы ты только знала, как мне осточертело целыми днями торчать возле этой калитки! Эх, много бы я дал, чтобы быть сейчас с Яфетом, вместе с ним королевства разные грабить!

– Нельзя. Этот трус, король местный, сжег свое кольцо, поэтому теперь мы должны защищать его, – зевнула Биба.

Голубь снова подобрался к Арану, и пират снова шуганул его своим мечом.

– Защищать! От кого? Это же мы сами устроили тогда здесь…

– Тсс! Забыл, что нам сказал Яфет? Все должны думать, что королевства грабит Агата со своей бандой, это нужно для того, чтобы правители один за другим просили защиты у Камелота. А для того чтобы получить такую защиту, им нужно всего лишь сжечь свое кольцо, – напомнила напарнику Биба. – Именно для этого Яфет и посылал своих людей грабить Гамельн, Джиннимилл и Девичью долину – потому что их короли до сих пор свои кольца носят. А пограбить я и сама бы с удовольствием. Ужасно люблю какому-нибудь чистенькому всегдашнику да сапогом, да по личику, по личику… – она даже задохнулась от возбуждения, но, обернувшись на секунду назад, немедленно подтянулась. – Атас! Король-Сожги-Кольцо катит. Маскируемся!

Биба и Аран быстро опустили на своих шлемах забрала, и теперь остались видны только их глаза в прорези.

На позолоченных плитах королевского двора показался кортеж – цепочка экипажей, украшенных флагами Фоксвуда. Они подкатили к воротам и остановились перед ними. В дверце одной из карет опустилось стекло, и в окошке появилось лицо Дутры, короля из Фоксвуда, до сих пор украшенное синяками, полученными его величеством во время заварушки возле эшафота в Камелоте.

– Герцог из Гамельна прислал почтового голубя. Его дочь убита напавшими на город разбойниками в масках, – безжизненным тоном произнес король. – У нас здесь все спокойно?

– Все спокойно, не извольте беспокоиться, ваше величество, – заверил его Аран. – Пока мы здесь, вы можете считать себя в полной безопасности.

– Разумеется, герцог после этого сжег свое кольцо и присягнул королю Райену, но это ему гораздо раньше нужно было сделать. А теперь он и дочери лишился, и кольца, – покачал головой король. – Как себя чувствует король Райен?

– Поправляется, сир, – звонко отрапортовала Биба. – Его брат находится рядом с ним и помогает вести дела королевства.

– Да здравствует Лев! – торжественно воскликнул король.

– Отныне и навсегда! – эхом откликнулись стражники.

Они открыли ворота, королевский кортеж выехал на Рю де Пале и вскоре скрылся из виду.

– Они убивают людей, Хорт. Вот только что дочку герцога убили, а сваливают все на нас, – бормотала Николь, пока Хорт тащил ее от дворца по Рю д’Эколь, огибая попадавшиеся им по дороге группки школьников. – Райен приказывает убивать ни в чем не повинных людей, чтобы заставить правителей уничтожать свои кольца!

– Нам необходимо добыть доказательства того, что Райен не тот, за кого выдает себя. И сделать это нужно немедленно, – кипел Хорт. – Но доказательства должны быть совершенно железными, чтобы их можно было предъявить всему народу. А значит, мы с тобой не покинем это королевство до тех пор, пока не найдем эти доказательства.

Он тянул Николь вперед, пытаясь при этом мысленно убедить самого себя в том, что им удастся достичь успеха там, где ничего не добился Мерлин, что они смогут разоблачить Райена и свергнуть его, что они сумеют спасти эту сказку от очень, очень печального конца…

Но вот впереди показался собор из серого камня, в котором располагалась Фоксвудская школа для мальчиков, и на ее крыльце Хорт увидел силуэт высокой женщины в тюрбане. Перекрывая вход в раскрытую дверь школы, она стояла словно статуя, сложив руки на груди, и поблескивала белками своих глаз, глядя на двух приближавшихся незнакомцев…

И Хорт вдруг потерял уверенность в том, что все удастся так, как он надеялся.


ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ: | Кристалл времени | * * *







Loading...