home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


(Хвалебный гимн Будхавы)

Софи посмотрела на своих первокурсников. Айя, Деван, Ларалиса, остальные – все они стояли в напряженных позах, с расширенными зрачками, и только Валентина выглядела спокойной, расслабленной даже и лишь то и дело поглядывала на Софи, словно напоминая ей о том, что она должна сделать по реплике «Наш мужественный Лев!» Сердце все сильнее билось в груди Софи, она начинала волноваться, и не только потому, что не знала, что именно должно произойти по этой реплике, но и потому, что плохо умела читать ноты. А если совсем уж честно, то в нотах она разбиралась примерно так же, как медведь в часовом механизме.

Валентина вскинула вверх руки, дала знак органисту и…

Айя начал петь на полтакта раньше, чем нужно, весь остальной хор вступил дружно, но на две четверти опоздал…

Славься, славься Лев святой,

Славься, наш король!

Милосердный наш правитель,

Всех Лесов освободитель…

Софи увидела, что Райен судорожно дышит ртом, словно получив удар в солнечное сплетение. Высокие гости вжались в спинки своих стульев. Сами стены церкви задрожали от мощного рева голосов. Кошачьи концерты на крыше по весне? Сход горной лавины? Пушечный залп? Все это выглядело сущей ерундой по сравнению с гимном в исполнении этого церковного хора! Чем хуже звучало пение, тем сильнее начинала нервничать Валентина, словно опасалась, что такое исполнение гимна может погубить весь хорошо продуманный план. Особенно сильно она встревожилась, когда то ли от волнения, то ли ужаса Айя вдруг начал приплясывать, вихляя бедрами. Софи тоже была хороша – все пыталась перекричать остальных. Солировать, так сказать. Правда, сделать это ей мешала грязнуля Мали, ревевшая как раненый горный козел. У миловидного Девана голос оказался неожиданно мерзким, как у снежного человека, а подружка Девана, Ларалиса, вместо пения издавала какие-то странные кудахтающие звуки, словно выскочивший из коробочки огромный чертик, у которого заело пружину. В довершение ко всему каменные стены и полые воздуховоды не только отражали, но еще и безжалостно усиливали звук, делая пребывание в церкви просто невыносимым. Софи в ужасе закрыла лицо нотным листком, чтобы самой не видеть сидящих в церкви и их лишить возможности видеть ее, а когда все же рискнула поднять глаза, чтобы взглянуть поверх листка, увидела Берта и Беккета. Они, словно тараканы, выползали из отверстия воздуховода под самым потолком церкви.

Софи слегка опустила нотный листок, стрельнула глазами в сторону Райена. Нет, он появившихся лазутчиков не заметил, потому что уже поднялся со своего трона и направился к хору, прекращать эту вакханалию.

Софи в панике повернулась к Валентине. Та тоже увидела, как приближается Райен, и замахала руками быстрее, заставляя хор буквально гнаться за собой. Текст гимна превратился в скороговорку, несчастный органист не успевал выигрывать все ноты и уже колотил по клавишам, как тапер в ковбойском кабачке, а хор ревел во всю мощь. И вот, наконец, прозвучал долгожданный сигнал.

Славься, славься, наш король,

Наш мужественный Лев…

Софи пригнулась.

Бах! Шарах! Бабах!

Взлетели и раскололись в воздухе пылающие желто-зеленые бомбы, заставив всех, кто был в церкви, нырнуть под скамьи. Деван и Ларалиса прижали Софи к земле, укрывая ее от летящих над их головами искр, послышались дикие крики гостей. Софи заткнула ладонями уши, ожидая нового взрыва…

Однако больше ничего не взрывалось. Зрители тоже слегка успокоились, вынырнули из-под церковных скамей, перестали кричать.

Да, взрывов больше не было, зато появился… запах.

Густой букет, в котором смешались нотки горящего на костре собачьего и кошачьего кала, сточных канав, опрокинувшейся цистерны ассенизатора, еще какой-то невероятной тухлятины…

Крепким, одним словом был запах, таким крепким, что заставил всех гостей торжественной церемонии броситься к выходу из церкви, и они туда побежали, продолжая кричать и зажимая носы.

– Вперед! – крикнул Софи Деван и потащил ее к двери вслед за Ларалисой, бесцеремонно пробивавшей дорогу сквозь толпу увешанных драгоценностями высоких гостей.

– Палец свой зажги! – крикнула ей Софи, зажимая свой нос.

– Нас этому еще не учили! – откликнулась Ларалиса, отпихивая головой в сторону какую-то ведьму в королевской короне. – Наша группа отстающей считается!

Тут какой-то циклоп в королевской мантии в свою очередь оттолкнул Ларалису в самую гущу толпы, а сам продолжил пробиваться к выходу.

– Кретин одноглазый! – вскипел Деван, бросаясь на помощь своей подруге.

– Эй, а я как же? – пискнула Софи, стиснутая со всех сторон людьми.

Вонь в церкви достигла такой гущины, что теперь даже короли бледнели, готовые упасть в обморок. Королевы затыкали носы надушенными платочками и прикрывали лица рукавами платьев. Молодые принцы швыряли чем попало в витражные окна, надеясь разбить их, чтобы выбраться наружу вместе со своими принцессами. Подняв глаза, Софи увидела у себя над головой Берта и Беккета. Радостно улыбаясь, друзья готовились запустить свой следующий вонючий снаряд.

«Успеть бы поскорее выбраться отсюда…» – подумала Софи, задыхаясь и прижимая к носу кружевной воротничок своего платья. Но до дверей было еще так далеко…

Рядом с ней показался Гигант из Ледяных равнин. Он как танк прокладывал себе путь к выходу, бесцеремонно тараня всех, кто подворачивался ему под ноги. Софи моментально пристроилась за ним, словно мышь за слоном, а гигант шел и шел вперед, молотя налево и направо своими голубыми, как лед, кулачищами. На пальце у него блестело серебряное кольцо с рунами – точно такое же кольцо Софи уже видела сегодня и на руке эльфийского короля, и на пальце королевы из Жан-Жоли. Впрочем, размышлять о загадочных кольцах времени сейчас не было. Между шагающими ногами гиганта Софи уже видела открытые двери церкви и клочок голубого неба за ними. А затем по этому чистому небу чиркнула комета, оставляя за собой сиреневый хвост.

«Неужели Берт и Беккет решили и на улице свои бомбы-вонючки разбросать?» – подумала Софи.

Но тут она заметила, что Берт и Беккет все еще в церкви. Используя веревку, они пытались пробраться по каменной стене ближе к дверям, а Уэсли, Аран и еще несколько гвардии пиратов прыгали, пытаясь схватиться за эту веревку, а затем добраться и до самих бомбистов.

Софи понимала, что должна задержаться и помочь мальчишкам – ведь настоящий декан никогда не бросит и будет до конца защищать своих студентов, и всегдашников, и никогдашников… Но вместо этого Софи обнаружила, что ноги лишь еще быстрее понесли ее к дверям вслед за Ледяным гигантом. Она укрывалась в его тени, надеясь на то, что пираты не заметят ее, тем более что сейчас они были заняты погоней за Бертом и Беккетом. Испытывала ли она чувство вины от этого? Да нет, пожалуй. В конце концов, она не была такой самоотверженной, как Агата. И вообще Софи не всегдашница, и никогда доброй не была. Она ведьма, и этим все сказано. Берт и Беккет? Ну что ж, придется им самим о себе позаботиться, знали, на что шли. И вообще, такие испытания непременный и даже, если хотите, основной элемент любой волшебной сказки, так что… А Софи сейчас любой ценой нужно удирать из Камелота, причем как можно скорее и дальше.

Продолжая держаться за Ледяным гигантом, она оказалась уже почти у самого выхода. Только бы выбраться незамеченной из церкви, а там… а там она сольется с толпой, замаскируется и найдет способ попасть в Школу, к Агате…

Мысль о встрече с лучшей подругой заставила Софи на короткое время забыть об осторожности, и она немедленно поплатилась за это. Приотстав немного от Ледяного гиганта, она, толкаясь локтями, поплыла к выходу в общей толпе. Уже чувствовала согревшие ее кожу солнечные лучи, и свежим ветерком потянуло, и простор готов был распахнуться перед ней…

И распахнулся бы, не схвати ее за плечо крепкая мужская рука. Обернувшись, Софи с ужасом обнаружила, что это Райен поймал ее на самом выходе из церкви.

– Стой рядом со мной! – слегка дрожащим голосом приказал он. – На нас напали!

Вдруг вдалеке зазвонили колокола. Зазвонили часто, неистово, во всю мощь…

Набат. Тревога.

Софи и Райен одновременно повернулись и увидели, что замок Камелот пропал из виду, затянутый, как саваном, каким-то странным серебристым мерцающим туманом. Сквозь туман доносилось эхо чьих-то голосов, какой-то треск, а колокола продолжали звонить – все чаще, все громче, все безумнее.

– Что происходит? – тяжело выдохнула Софи.

– Незваные гости, – ответил Райен, еще крепче сжимая руку Софи. – Они… Яфет. Он все еще может быть там! И он один… Мы должны помочь ему…

Он потянул Софи вперед от двери, но на площади перед церковью творилось что-то невообразимое. Выбегающие из церкви высокие гости смешивались с запрудившими площадь горожанами, воздух пропах бомбами-вонючками, а гремящие колокола Камелота только еще больше усиливали неразбериху. Многие стремились как можно скорее убежать дальше от церкви, однако часть зевак, в первую очередь приезжих из отдаленных стран, увидев Райена и Софи ринулись в обратном направлении, чтобы поглазеть на знаменитую королевскую чету. В результате человеческое море закипело, закружило их, словно буйки, и Райен потянул Софи назад, к церкви, но это, пожалуй, только ухудшило их положение и окончательно загнало в угол.

А затем Софи увидела, как кто-то прорубается к ним сквозь толпу верхом на лошади, безжалостно давя и расталкивая всех вокруг.

Яфет.

– Темница, – выдохнул он, глядя на брата. Сине-золотое одеяние Яфета было густо забрызгано чем-то белым. – Они прорвались…

В небе над их головами раздались крики.

И это не человеческие крики были, нет.

Райен, Яфет и Софи дружно подняли глаза.

Из серебристого тумана вырвалась стая стимфов, они несли на своих спинах друзей Софи – Кико, Рину, Беатрису, Дот. У всех у них сверкали зажженные кончики пальцев, все они, наклонившись вперед, палили заклинаниями по королю и его брату. Сразу три парализующих заклятия поразили Райена в грудь, отбросили его сквозь открытые двери назад в церковь, а еще одно заклятие выбило Яфета из седла, и он свалился со своей лошади. Затем Дот превратила землю под ногами Яфета в густой расплавленный шоколад мокко, и Змей ухнул головой вперед в эту дымящуюся яму. Яфет барахтался в шоколаде, а в это время над его головой ворковали слетевшиеся безмозглые голуби:

– Агату поймали! Куда ей до нашего Льва! Куда ей до нашего славного первого советника! Слава королю Райену! Яфету слава!

Налетел краснокожий демон и быстренько съел одного за другим незадачливых голубей. Сразу стало тише.

Повернувшись, Софи увидела подлетающих к ней верхом на стимфе Эстер и Анадиль.

– Хватайся за мою руку! – крикнула Анадиль.

Бледная после отсидки в подземелье ведьма опустила свою руку, а Эстер заставила стимфа пикировать вниз. Анадиль и Софи уже, казалось, коснулись друг друга кончиками пальцев, как вдруг…

Сверкнул в воздухе брошенный рукой Уэсли пиратский абордажный нож и вонзился в ладонь Анадиль. Ведьма дернулась от боли, откинулась назад, испуганный стимф взбрыкнул и сбросил Анадиль со своей спины.

– Ани! – вскричала Эстер.

Ее демон ринулся спасать подругу своей хозяйки, но Анадиль падала слишком быстро. Ее откинутая в сторону рука должна была удариться о землю самой первой, и тогда торчащий в ладони нож наверняка пронзит ее насквозь…

Другой стимф успел поднырнуть под падающую ведьму, и сидевшие на нем Бодхи и Лейтан успели подхватить Анадиль на руки, а затем вместе с ней взмыли вверх. Парни все еще были в белых костюмах хористов, которые сейчас были забрызганы черной слизью – это все, что осталось от охранявшего карету скима. Из тумана один за другим появлялись новые стимфы, несущие на спинах друзей Софи. Две птицы, четыре, пять…

– На помощь! – закричала Софи, но вылетевшие из тумана стимфы оставались все еще слишком далеко, чтобы можно было рассмотреть тех, кто сидел на их спинах. – Пожалуйста! Кто-нибудь! Помогите!

Но теперь из окутанного серебристым облаком замка выскочили всадники – пираты с луками в руках – и принялись палить по улетающим стимфам. Перепуганные птицы резко вильнули в сторону от Софи, чтобы снова укрыться в тумане. Биба и Тиаго тоже вскочили на своих лошадей и, балансируя на стременах, начали, в свою очередь, стрелять из луков, метя стрелами в голову Эстер, Кико и Анадиль. Подруги Софи пригибались, отклонялись в стороны, и пущенные пиратами стрелы пролетали в основном в пустые промежутки между ребрами стимфов, не причиняя этим странным птицам никакого вреда.

– На помощь! Спасите меня! – кричала им Софи, прыгая на месте, в то время как ее подруги пытались направить своих стимфов ближе к ней.

Но напрасно прыгала Софи, и напрасно старались ее подруги. Из церкви выбежали новые пираты, их стрелы полетели еще гуще, пугая стимфов. Беатриса, Эстер, Бодхи очень старались заставить хотя бы одну из своих птиц спикировать к тому месту, где умоляюще тянула руки к небу Софи. Но слишком уж силен оказался натиск пиратов, слишком плотным был их огонь. Выбившись из сил, но так и не переупрямив своих испуганных стимфов, ее друзья были вынуждены отказаться от попыток спасти своего декана и дружно повернули прочь от церкви, прочь от Камелота… и от Софи тоже.

У Софи разрывалось сердце от боли. Она с надеждой повернулась в сторону замка. Серебристый туман над ним рассеялся, но больше ни одного стимфа в воздухе так и не показалось. На глаза Софи навернулись слезы. Ее оставили, бросили, покинули. Точно так же, как совсем недавно она сама оставила, бросила, покинула Берта и Беккета, которые к этой минуте, должно быть, уже мертвы. Так что не стоило ей плакать, совершенно не стоило. Она просто получила то, чего заслуживала. Так судьба наказывала ее за эгоизм, за все плохое, что она совершила в своей жизни, за то, что она… ну да, просто за то, что она вот такая. Поэтому и история ее, и сама она в этой истории никогда не меняется, независимо от того, каким пером она написана…

– Софи! – раздался голос сверху.

Она подняла глаза и увидела стимфа, улепетывающего в последних клочках тумана, уклоняясь от стрел, и сидящего на нем парня с обнаженным торсом, который уже опустил руку, готовясь подхватить Софи с земли. В туманной дымке трудно было рассмотреть лицо парня, видны были лишь его разметавшиеся на ветру белые как снег волосы…

Рафал?


Он проскочил сквозь дымку…

Нет.

Не Рафал.

Время, казалось, замедлило свой бег, сердце гнало горячую кровь по жилам, и Софи впервые по-настоящему увидела парня, на которого сотни, тысячи раз лишь вскользь смотрела до этого. Сколько раз ему пришлось спасать ее, приходить на помощь, сколько раз вновь и вновь спокойно терпеть ее выходки, чтобы у нее, наконец, хватило ума заметить это.

Софи подняла руку, а освещенный солнцем Хорт планировал навстречу ей на своем стимфе. Волосы у него, кстати говоря, стали белыми от осевшей на них белой пыли. На лице и обнаженной груди виднелись многочисленные, оставленные скимами порезы. Еще секунда…

– Есть! Поймал! – воскликнул Хорт и начал поднимать Софи на своего стимфа…

И тут она вдруг застыла.

Замер и Хорт, проследив за ее взглядом.

И пираты встали, разинув от удивления рты и опустив луки.

Высоко над Камелотским замком рассеявшийся было туман вновь собрался в гигантский пузырь, внутри которого появилось лицо девушки, парящее в воздухе словно мерцающий серебром призрак. Изображение казалось слегка искаженным – так бывает, если смотреть на какой-нибудь предмет через увеличительное стекло. Как вскоре выяснилось, темноволосая девушка появилась в пузыре не одна – за ее спиной стояла целая армия преподавателей и студентов в униформах всегдашников и никогдашников, а еще дальше за ними, на стене виднелся герб Школы. Своими большими блестящими глазами девушка смотрела вниз, прямо на Софи.

– Агата? – задохнулась Софи.

Но ее подруга – точнее, ее изображение уже начинало таять, растворяясь в воздухе.

– Я не смогла освободить всех их, – охрипшим голосом сказала Агата, прижимая свои ладони к поверхности тающего туманного пузыря. – Некоторые еще остались, Софи. Не могу только точно сказать, кто именно. Я пыталась спасти всех… я пыталась…

– Агата! – закричала Софи.

Поздно. Образ ее лучшей подруги исчез, растаял.

Остался только голос, эхом повторявший в голове Софи:

«Некоторые еще остались.

Некоторые еще остались.

Некоторые еще остались…»

Хорт пришел в себя и сильнее потянул Софи вверх, к себе.

– Поднимайся! Скорее! – кричал он.

Но выражение лица Софи резко изменилось, и она принялась вырываться. Хорт удивленно выкатил глаза, не понимая, что происходит, а Софи тем временем уже вырвала свою руку из его ладони.

– Что ты делаешь? – завопил Хорт.

– Я не могу, – горячо выдохнула Софи. – Ты же слышал, что сказала Агата. Кто-то из наших еще остался в замке. Они умрут, если я брошу их…

сторону. Тяжело ворочался Яфет, выбираясь из устроенного Дот шоколадного болота. – Ты должна уйти со мной! – кричал Хорт, направляя своего стимфа вниз, ближе к Софи. – Ну же! Давай!!!

– Это мои друзья, Хорт, – спокойно ответила она. – Мои. Друзья. Понимаешь?

– Не глупи! Полетели! – умолял ее Хорт.

Софи зажгла свой палец и ударила стимфа лучом по костяному копчику, отчего птица молнией рванулась вперед, и очень вовремя это сделала, потому что в воздухе засвистели стрелы, и одна из них даже царапнула Хорта по макушке.

Хорт попытался развернуть своего летучего скакуна назад, но слушаться его стимф не пожелал и пустился догонять улетевших вперед своих товарищей. Наверное, считал своей главной задачей спасти жизнь своему всаднику. А может быть, и себе любимому. Рыдая, Хорт оглянулся назад и смотрел, смотрел сквозь слезы на удалявшуюся фигурку Софи, а его стимф тем временем все набирал высоту и скорость. Пираты в последний раз выпустили стрелы, которые до цели уже не достали – да и не могли достать – одна за другой ударились о кирпичную колокольню церкви и полетели вниз, чтобы вместе с выщербленными из стены каменными крошками дождем свалиться на головы толпы.

И все стихло.

Софи стояла одна, застыв как изваяние.

У нее был шанс вырваться на свободу.

Вновь оказаться рядом с Агатой.

Почувствовать себя в безопасности за стенами Школы.

Но вместо этого решила прийти на помощь тем, кто здесь остался.

Это она, ведьма, которую совсем недавно называли Королевой Зла!

При этом не зная даже, кого именно она собирается спасать.

И сколько их, оставшихся здесь вместе с ней.

Точнее, тех, с кем вместе она осталась.

Настоящая Софи была бы сейчас уже на полпути к свободе.

Настоящая Софи спасала бы себя, а не других.

Холодок пробежал по спине Софи, и не только потому, что она сама себя сейчас не узнавала, но и потому еще, что почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.

Она повернула голову и увидела стоящего в распахнутых дверях церкви Райена – помятого, поцарапанного, с застывшим взглядом прозрачных, как голубые льдинки, глаз.

А в следующую секунду она все поняла.

Он видел Агату на небе.

Он видел ее армию.

Все он видел, все.

И не только он один.

Тысячи людей из самых разных стран, включая их королей и правителей, стояли на склоне холма, все еще глядя в ставшее прозрачным небо, на котором давно растаяло изображение Агаты и ее армии.

Теперь их глаза медленно оборачивались к Райену, наблюдали за тем, как он смотрит на Софи, а в повисшей над миром полной тишине кружили избежавшие когтей демона глупые голуби, весело воркуя на все лады:

– Агата поймана! У нее нет никакой армии! Вы слышали? Агате пришел конец! Слава королю! Да здравствует Лев!


* * * | Кристалл времени | 11 Агата Уроки дружбы







Loading...