home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


12

Тедрос

Счастливая семерка

Погрузившись в холодную мутную воду, Тедрос наконец почувствовал себя чистым. Раскинув наподобие морской звезды руки и ноги в стороны, он медленно скользил под подернутой ряской поверхностью. Холод успокаивал избитое тело и замораживал мысли, позволяя забыть о том, что ожидает его на поверхности.


Кристалл времени

Но сколько ни задерживай дыхание, вынырнуть за глотком кислорода все же придется.

А вынырнув на поверхность, Тедрос всякий раз ловил ухом обрывки разговоров.

– …Вот если бы меня, а не тех мальчишек выбрали для вылазки под плащом-невидимкой Софи, мы спаслись бы…

Тедрос вновь нырнул под воду.

– …Ведь карты таро сказали, что в церкви появится призрак, а пузырь Агаты именно как летающий призрак и выглядел…

Назад, под воду.

– …Эх, нужно было уносить ноги именно тогда, когда я сказал…

Под воду, под воду!

Кожа Тедроса задубела от холода, сердце бешено качало кровь, дыхание становилось все более учащенным, мозги замерзли и совершенно не ворочались. Он мог видеть статую короля Артура – переломленную в зеленоватой воде, слегка размытую, с каменным Экскалибуром в согнутых руках. Тедрос знал, что эта статуя торчит вертикально, но сейчас ему казалось, что каменный отец наклонился вперед и смотрит на своего сына пустыми глазницами, в которых копошатся личинки и черви. Тедрос по-собачьи отплыл прочь, но отец не отставал, преследовал его, словно только что узнал, наконец, кто лишил его статую глаз… Раскрыл коварного труса и предателя… Продолжая отплывать дальше от каменного короля, Тедрос ткнулся в стенку бассейна и замер, глядя на приближающегося к нему отца.

А покойный король направил прямо в сердце Тедроса кончик своего меча и приказал:

– Откопай меня.

Задохнувшись, Тедрос выскочил, как пробка, на поверхность, разбрызгивая во все стороны воду.

Валентина и Айя сидели, прислонившись к мраморной стене Пещеры Короля, и Тедрос окатил их брызгами. За их спинами спокойно стояла на своем месте безглазая статуя короля Артура.

– Почему он плавает в этой грязной чарко… луже? – спросила Валентина.

– Мужская психология – это загадка, – ответил Айя, отжимая воду из своих огненно-красных, как у дьявола, волос. Впрочем, кто и когда видел, какие у дьявола волосы?

– Но ты-то как раз парень, тебе ли мужской психологии не знать? – хмыкнула Валентина.

– Впрочем, вы, женщины, ничуть не лучше нас, – покачал головой Айя, уклоняясь от прямого ответа. – Вот скажи, почему Агата не меня выбрала, чтобы надеть плащ-невидимку Софи? Ей же хорошо известно, что я буквально влюблен в этот змеиный плащ, но вместо меня она отдает его Бодхи и Лейтану…

– Да отстань ты уже, наконец, с этим плащом! – раздался новый голос.

Повернув голову, Тедрос увидел Уильяма и Богдена, они сидели у противоположной стены бассейна в одинаково грязных, испачканных травой рубашках.

– Мы уже несколько часов сидим здесь без еды, воды и всего прочего, а ты все бубнишь про какой-то змеиный плащ! – продолжил Богден. – Лучше подумал бы над тем, как нам отсюда выбраться, пока мы все здесь не перемерли!

– В таком случае прекратите этот треп и помогайте нам искать выход отсюда, – послышался голос профессора Доуви.

Тедрос развернулся в воде и посмотрел на декана Доуви и Николь, которые возились возле двери Пещеры Короля. Николь, присев на корточки, ковырялась в замке своей шпилькой для волос, а профессор Доуви выстреливала в дверь заклинаниями, но все они отскакивали от нее и гасли, рассыпавшись искрами в воздухе.

– Отсюда нет выхода, – проворчал Тедрос, вылезая, наконец, из бассейна погреться и просохнуть. Он подошел к Валентине, прислонился возле нее к стене и продолжил: – Отец установил вокруг этого зала магический барьер, чтобы скрываться здесь от настырных фейри. Это он сделал после ухода Мерлина. А то вы думаете, почему нас именно сюда перевели из разгромленной темницы? Пещера Короля потому так и называется, что папа превратил ее в укрытие на тот случай, если в замок кто-нибудь вторгнется. Враги могут весь замок захватить, но сюда, в Пещеру, ни один из них проникнуть не сможет. Так что раз уж мы здесь, то пиши пропало. Заперты надежнее, чем в тюрьме.

Между прочим, это, по-моему, единственная комната в замке, которую по приказу Райена не переделали в честь нового короля, – сказал Уильям.

Тедрос вопросительно посмотрел на него.

– Ага, мы сами видели, когда нас вели сюда через замок, – пояснил Богден. – Все другие залы и коридоры сплошь в золотых Львах и бюстах Райена. А еще повсюду его статуи торчат, на которых он без рубашки, загорелый такой и мускулы – во!

– Нет, меня эти Львы и статуи нисколько не смущают, – небрежно заметил Уильям. – Я всю жизнь в этом замке провел и честно могу сказать, что еще никогда Камелот не выглядел так хорошо, как сейчас, – он заметил, что Тедрос помрачнел, и поспешно добавил: – Хотя конечно, конечно, и Львы аляповатые, и статуи пошлые, и вообще все это дешевка, м-да…

– Этот зал, возможно, не стали переделывать потому, что его все равно никто не видит, – провел ладонью по своим покрытым солью волосам Тедрос. – А эта свинья в короне все делает только напоказ.

Он потер ссадины у себя на груди, на мускулистом животе, и вдруг заметил, как внимательно, напряженно даже наблюдают за ним Айя, Валентина, Уильям и Богден.

– Что? – спросил Тедрос.

– Ничего, – в один голос ответили они и отвели глаза в сторону.

Тем временем Доуви и Николь возобновили свое наступление на дверь. Доуви в своем зеленом, как крылья майского жука, платье поднялась на цыпочки и палила, палила по двери своими заклятиями, ища брешь в защитном поле Пещеры Короля. Николь, высунув от усердия кончик языка, сидела рядом с ней на корточках, все глубже влезая в замочную скважину своей шпилькой для волос.

– Я жил в этом замке. Вырос в нем, – вяло сказал Тедрос. – Неужели вы думаете, что я не знал бы, как отсюда выйти, если бы такое в принципе возможно было?

– Но не ты ли сказал однажды, что Добро никогда не сдается? Не сдается и всегда побеждает, – резко возразила ему Николь.

– Когда это я такое говорил? – фыркнул Тедрос.

– Прямо перед тем, как отправиться вместе с Софи на Испытание Сказкой на первом курсе, – ответила она. – Можешь по своей сказке проверить.

Тедрос нахмурился.

– На уроке это проходили, – себе под нос пробормотала Доуви.

Но Тедрос ее не слышал, он вспоминал сейчас тот момент, когда они вместе с Софи отправились на Испытание. В то время ему казалось, что ничего сложнее этого теста не бывает, а еще думал, что у них с Софи настоящая любовь… и что Добро всегда побеждает…

«Может, и впрямь перечитать мою сказку?» – подумал он. А что? Когда живешь внутри сказки, многое перестаешь замечать, потому что примелькалось.

На самом деле Испытание Сказкой выглядит теперь совершеннейшей ерундой по сравнению с тем, с чем он столкнулся сейчас.

И Софи не стала его любовью.

И Добро, оказывается, вовсе не всегда побеждает.

А на самом деле, может, и вообще никогда больше не сумеет победить вновь.

Онемевшая от холода кожа начала согреваться, оттаяли замерзшие было чувства и мысли, и Тедроса начала охватывать паника. Агата пришла, чтобы спасти его. Дала ему шанс бороться за свою корону. А в начавшейся неразберихе он каким-то образом позволил себя схватить и умудрился потерять этот шанс. Опять.

«Забудь о том, чтобы стать королем, – подумал Тедрос. – Ты даже себя толком спасти не можешь, не то что…»

А ведь сейчас он должен – по-хорошему, как говорится, – быть в Школе, рядом с Агатой, и вместе с ней придумывать, как им отомстить Райену. Он должен был уже стоять во главе армии, с которой начнет битву за то, чтобы вернуть себе трон и корону.

– А спасение было так близко, – вздохнул в своем углу Богден. – Мы с Уильямом захватили королевский экипаж, отогнали лошадей в Лес, но не знали, как нам добраться до Школы. Но затем я вспомнил уроки принцессы Умы на занятиях нашей Лесной группы и заговорил с лошадьми. Попросил их отвезти нас в Школу… – он жалобно всхлипнул. – А они вместо этого привезли нас назад к Райену.

– Не переживай, друг, все лошади предатели, – сказал Уильям и погладил Богдена по голове.

– А что именно ты сказал лошадям? – скептически спросила Николь, не переставая возиться с замком.

Богден напрягся и несколько раз прокряхтел на разные лады, закончив все это радостным ржанием.

– Это означает «поехали в Школу», – сказал он.

– Это означает «навоз ты ослиный», – уточнила Николь.

Богден прикусил свою губу.

– Что ж, тогда это многое объясняет, – заметил Уильям.

Профессор Доуви болезненно простонала. Тедрос повернулся к ней и увидел, что кончик ее пальца дымится, а кожа на всей ладони покраснела от ожога.

– Не знаю, какую защиту установил здесь Артур, но с меня, пожалуй, хватит, – сказала она, устало опускаясь на мраморную скамейку возле бассейна. Все они, разумеется, были измотаны, но Доуви выглядела особенно плохо, так и не сумев оправиться от того, что сделал с ней ее хрустальный шар. – Похоже, Тедрос был прав насчет непроницаемости этого зала.

Спустя секунду со звоном сломалась вставленная в замок шпилька Николь.

Айя и Валентина тем временем склонились у бортика над бассейном и тыкали в воду одной из туфель Валентины.

Все эти детали, сложившись вместе, заставили Тедроса выйти из оцепенения. Вот сидит он здесь, критикует своих товарищей, но сам при этом не делает ровным счетом ничего, чтобы помочь им. А вот Агата, между прочим, и сбежать из Камелота сумела, и до Школы добраться, и прислала помощь, чтобы спасти его. Агата все-все сделала для него, а он?

Что он для нее сделал? Или для кого-то другого? Вот то-то и оно. Поэтому Агата сейчас на свободе, в Школе, а он торчит возле этого бассейна. Он и корону свою потерял потому, что вечно был неженкой, эгоистом, слюнтяем, самодовольным индюком и никогда не умел самого главного, для чего человек, собственно говоря, и призван быть королем – не умел руководить. Вести людей за собой не умел.

– Послушайте меня! – начал он, поднимаясь на ноги. – С помощью магии нам отсюда не выбраться, но, может быть, мы сумеем что-то другое для этого использовать?

– Но ты же сам говорил, что выбраться отсюда невозможно, – возразила декан.

– Отсюда нет выхода? Тогда давайте проделаем свой выход! – решительно объявил Тедрос и спросил: – Рассказывайте, какие у кого таланты имеются?

– Отличная мысль, Тедрос! – немедленно оживилась профессор Доуви. – Айя! Валентина! Вы оба никогдашники. В чем вы упражнялись на занятиях у профессора Шикса? Какие у вас таланты?

– Я умею лазить по деревьям гуанабана, – сказала Валентина.

– Нет, я о твоем злодейском таланте спрашиваю, глупенькая, – фыркнула Доуви. – О том, который ты развивала в Школе.

– Еще лучше лазить по деревьям гуанабана, – обиженно надулась Валентина.

Доуви молча пожевала губами, потом повернулась к Айе.

– Тепловое зрение! – по-военному четко отрапортовал парнишка с огненными волосами. – Могу видеть сквозь любые преграды.

– И сквозь эту стену тоже? – живо спросил Тедрос.

Айя приник к стене, облицованной большими мраморными плитками – каждая размером с окошко.

– Я вижу… черный пруд… Софи возле него. Она шикарно выглядит в своей белой меховой накидке и шали. Софи сосредоточенно хмурит лоб, а сама в это время кормит уток… Возможно, она обдумывает план нашего спасения…

– Во-первых, мы сейчас в подвальном этаже, – оборвал его Тедрос. – А во-вторых, нет здесь возле замка никаких прудов, в том числе «черных». И в-третьих, когда я видел Агату в ее хрустальном шаре, она сказала мне, что ваши друзья спасают Софи, подбирают ее возле церкви, чтобы усадить на стимфа. Так что сейчас она должна быть не здесь, а в Школе.

– Что вижу, то и говорю, – тряхнул своими волосами Айя.

– При этом ты все всегда видишь не так! А может, вообще не видишь! – осадила его Валентина. – И вообще, может быть, тебе какой-нибудь новый талант в себе поискать? Например, пятки Софи лизать.

– Ладно. У кого еще какой талант имеется? – спросила профессор Доуви.

– Я будущее предсказываю, – сказал Богден.

– Я тоже, – кивнул Уильям, вытаскивая из кармана колоду карт таро.

Тедрос вспомнил их предсказание насчет даров. Ведь эти парни предупреждали, чтобы он остерегался даров… А потом последовал «дар», позволивший Райену вытащить из камня Экскалибур, а затем похитить у Тедроса его корону…

Тедрос с новым интересом посмотрел на парней и сказал.

– А ну-ка, спросите свои карты, выберемся ли мы отсюда.

Богден моментально разложил карты, и предсказатели склонились над ними.

– Они говорят «да», – объявил Богден.

– Причем скоро, – добавил Уильям.

– Ага! – оживился Тедрос, и в глазах у него зажегся огонек. – А теперь спросите, каким образом нам удастся выйти из Пещеры Короля!

Богден вновь разложил карты, парни посмотрели на них, переглянулись, перевели взгляд на Тедроса… и растерянно сказали в один голос:

– Картошка…

У всех, кто был в зале, вытянулись лица.

– Картошка? – переспросил Тедрос.

– По-моему, они читают по картам таро с тем же успехом, что и с лошадьми разговаривают, – вынесла свой приговор профессор Доуви. – Ну, а ты, Николь?

– Читатели не приходят в Школу с талантами, – напомнил Тедрос, наблюдая за тем, как Николь ищет в стене расшатавшиеся кирпичи.

– Да? – оглянулась на него Николь. – А как же твоя подруга? Она хоть и Читательница, а для того, чтобы помочь нам, сделала намного больше, чем ты.

Тедрос скривился, но потом подумал немного и вновь оживился:

– А ведь она права. Агата сумела освободить наших друзей с помощью хрустального шара профессора Доуви и, даже находясь далеко-далеко отсюда, сумела что-то придумать. А мы что же? И мы наверняка сможем что-нибудь придумать.

– Постой, Тедрос. Хрустальный шар, ты сказал? – хмыкнула Доуви. – Странно, очень странно.

– Ну, странно или нет, а сработало же? – ответил Тедрос.

– Нет, я имела в виду, что Агата не могла воспользоваться моим шаром, – сказала декан. – Никто не может воспользоваться моим хрустальным шаром, кроме меня. Имя Второй я не называла, когда шар делали, поэтому он никогда не ответил бы ей.

– Да, но я сам видел Агату внутри него, – заметил Тедрос.

– И я тоже видела, – вставила Валентина.

– Это мог быть любой другой хрустальный шар… – начала Доуви.

– Думаю, что нет, – возразил Айя. – На том шаре была трещина, и проработал он всего несколько минут.

– Но… но… – вытянулось лицо у Доуви. – Агата не может знать, как пользоваться моим шаром! Это не-воз-мож-но! Но если Агата сумела все-таки использовать мой шар, тогда она находится в опасности. Очень серьезной опасности! Этот хрустальный шар едва не убил меня саму! Он неисправен. Работает совсем не так, как должен. Наверное, Агата забрала у меня шар, когда я приехала в Камелот… Не помню. Мне необходимо переговорить с ней, сказать, чтобы она никогда больше даже не прикасалась к этому шару…

– Пока мы здесь, ничего вы ей сказать не сможете! – сказал Тедрос, изрядно напуганный словами декана.

– Из Пещеры Короля есть только один выход, – сказала вдруг Николь.

Все повернулись к первокурснице, которая стояла перед углублением в стене, которое осталось после того, как она вытащила из нее здоровенный кирпич.

– Ты думаешь, что мы сумеем протиснуться сквозь эту дырку? – заинтересованно спросил Тедрос.

– Нет. Там дальше снова стена, сплошная, – своим высоким мелодичным голосом откликнулась Николь. – Единственный способ выйти из Пещеры Короля – это дождаться, пока кто-нибудь откроет дверь, затем шарахнуть его по голове этим кирпичом, и ходу отсюда.

– Звучит так же многообещающе, как «картошка», – хмуро заметил Тедрос, покосившись в сторону Богдена и Уильяма.

– А что ты сам можешь предложить взамен? – парировал Богден.

– Да-да, у тебя-то самого есть какой-нибудь талант, кроме того чтобы расхаживать без рубашки да издеваться над младшими в Школе? – жестко спросил Уильям.

– Над младшими издеваться? В Школе? – опешил Тедрос.

– Тихоню из себя не изображай, ладно? – покраснел Уильям. – Мне мой брат все о тебе рассказывал.

– Да я понятия не имею, кто он вообще, этот твой брат… – начал Тедрос.

Николь с грохотом уронила на пол свой кирпич, а когда Тедрос замолчал, сказала:

– Никого сейчас не интересуют истории о том, что было где-то, с кем-то и когда-то. Нас бросили в этот подвал умирать, так что оглушить того, кто первым откроет дверь и войдет сюда – это наш самый верный и единственный шанс. Другими словами, нужно преподнести им сюрприз раньше, чем они нас чем-нибудь еще порадуют.

– Да брось ты, никто сюда не придет, – отмахнулся от нее Айя и снова принялся болтать в бассейне снятой с ноги Валентины туфлей. – По-моему, всех нас оставили здесь умирать от голода.

– Нет, всех оставить не могли. Тедрос не может умереть от голода, – возразила Валентина, еще старательнее выуживая что-то из бассейна. – Ему голову должны отрубить.

– Спасибо большое, что напомнила, а то я едва не забыл, – сердито ответил Тедрос и покраснел. – Ну, а вы чем там занимаетесь? Воду на тухлость изучаете что ли?

– Нет, отгоняем… эль ратон, – пояснила Валентина.

– Ратон? Какой еще ратон? – спросил Тедрос.

– Вот этот, – дружно ответили Айя и Валентина, указывая на воду.

Тедрос наклонился, присмотрелся и увидел мохнатый черный комочек, который барахтался посреди бассейна.

– Крысу прогоняете? А что, неужели никогдашники так сильно крыс боятся?

– Мы с Валентиной из Гаммельна, между прочим, – с достоинством ответил Айя.

– Из того самого Гаммельна, который в сказке о Крысолове с дудочкой, – кивнула Валентина.

– Из того самого Гаммельна, где всегда водилось так много крыс, что пришлось позвать того Крысолова, а он взял и увел из города всех детей своей дудочкой, – дополнил Айя.

– Погодите, это же не просто крыса, – сказала профессор Доуви, подойдя к краю бассейна от своей скамьи. – Это одна из крыс Анадиль!

Тедрос встретился с Доуви взглядом, затем принц и декан опустились перед бассейном и принялись с разных сторон подгребать воду, пытаясь подогнать крысу к бортику. К ним присоединились Николь, Уильям и Богден, при этом парни подбадривали крысу: «Сюда, крысик, сюда!», «Греби к берегу, малышка!» Задыхаясь и отплевываясь, крыса яростно молотила в воде своими лапками, но столько спасателей гнали воду одновременно с разных сторон, что выплыть она не могла, и беспомощно барахталась посередине бассейна. Закончилось все тем, что Тедрос просто прыгнул прямо в одежде в воду, схватил крысу и зажал ее в кулаке.

Спасенную крысу положили прямо на облицованный плиткой пол рядом с бассейном, и она долго отплевывала воду, тяжело дышала, стонала, но вот, наконец, в последний раз глубоко вдохнула, и…

…и у нее изо рта выпал маленький лиловый шарик.

Держа в руке этот шарик, Доуви дождалась вылезшего из воды Тедроса. Крыса продолжала тяжело дышать, все еще лежа на боку.

Увидев, что к ним подходят Николь и все остальные, декан остановила их, подняв вверх свою руку, и сказала:

– Погодите. Оставьте ненадолго нас с Тедросом наедине.

После этого она увела принца за статую Артура и тихо сказала:

– Чем меньше они будут знать, тем лучше. В противном случае Райен под пытками вырвет у них информацию. Смотри.

Она протянула Тедросу на раскрытой ладони шарик – это оказался скомканный кусочек лилового бархата, расшитого серебряными звездами.

– Мерлин, – прошептал Тедрос, бережно принимая и разворачивая пальцами бархатный лоскуток. – Это от его плаща…

Он замер, потому что внутри ткани было что-то спрятано.

Локон белых волос.

Локон Мерлина.

– Жив ли он? – хрипло прошептал Тедрос, оборачиваясь, чтобы издали взглянуть на крысу.

Но отдышавшийся грызун уже мелькнул у подножия статуи Артура и снова прыгнул в грязный бассейн. Глядя между каменных ног своего отца, Тедрос успел заметить, как крыса нырнула на дно бассейна и там исчезла в какой-то трещине в стене.

– Итак, нам теперь известно, что крыса нашла Мерлина. Только мы не знаем, где именно находится наш друг и в каком он состоянии, – сказал принц.

С противоположной стороны зала раздался громкий шум, словно уронили камень, а затем топот шагов – первокурсники явно что-то затеяли. Тедрос обернулся, чтобы посмотреть, что там происходит…

– Возможно, знаем, – сказала Доуви.

Тедрос увидел, что Доуви внимательно рассматривает белый локон, поднеся его к свету факела.

– Что вы там обнаружили? – спросил принц.

– Сам посмотри, – ответила декан.

Тедрос зашел ей за спину, прищурился, сосредоточившись на пучке длинных белых волос.

А потом Тедрос понял, что они не целиком были белыми.

Чем дольше он разглядывал их под разными углами, тем отчетливее видел, что волосы Мерлина меняют свой цвет и вид – каждый волос был тонким, снежно-белым на конце и постепенно становился темно-каштановым ближе к толстому нижнему концу.

– Мерлину, я думаю, уже тысяча лет исполнилось. У него волосы все белые, целиком. А этот локон наверху похож, конечно, на его волосы, но в нижней части выглядит так, словно принадлежит кому-то…

– Кому-то моложе, – закончила за него Доуви.

– Но как волосы могут в одно и то же время быть и старыми, и молодыми? – посмотрел ей в глаза Тедрос. Он протянул руку, чтобы забрать локон, но как только прикоснулся к нему, из волос вырвался каскад искр и упал на ладонь профессора Доуви.

И тут же побледнели старческие пятна на ее руке, разгладились выступающие вены и морщинки…

– Что это? – поразился Тедрос.

Продолжая смотреть на локон волос, профессор Доуви медленно проговорила:

– Я думаю, что мне теперь известно, где он, Тедрос. По-моему, я знаю, где Райен держит Мерлина…

Доуви замолчала на полуслове, потому что ее голову неожиданно накрыл грязный джутовый мешок.

– Пора головы рубить! – злобно прорычал неслышно подкравшийся кривозубый пират и дернул декана назад, спиной к себе. – Казнь перенесли, она начнется раньше!

Тедрос повернулся и увидел, что Николь, первокурсников а также Уильяма и Богдена окружили вооруженные пираты и тоже накинули уже им на головы мешки.

– Эй! Но вам я нужен, а не они! – негодующе воскликнул Тедрос. – Это меня должны казнить!

– Планы изменились, – прозвучал спокойный, уверенный голос.

Тедрос развернулся в другую сторону…

В раскрытом дверном проеме стоял Яфет. Стоял, небрежно прислонившись к косяку, сверкая своим костюмом из черных скользких скимов, и помахивал еще одним пустым мешком, который держал в руке.

– Теперь головы отрубят всем вам, – сказал он.

С груди Яфета сорвались скимы, ухватили Тедроса, накинули ему на голову последний мешок.

Затем ослепшего Тедроса поволокли куда-то вперед. Впрочем, что значит «куда-то»? Ясное дело, потащили из Пещеры Короля на плаху, где их уже ждет палач с топориком.

Тедрос глубоко вздохнул и только теперь вдруг понял, чем пахнет наброшенный ему на голову мешок.

Картошкой.

В этом мешке раньше хранили картошку.


* * * | Кристалл времени | 13 Агата Иногда сказка сама выбирает дорогу, по которой ей идти







Loading...