home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13

Агата

Иногда сказка сама выбирает дорогу, по которой ей идти

– Сколько их? – крикнула Агата, спеша по розовому крытому переходу.

– Сбилась со счета, когда до двадцати дошла! – пропыхтела бегущая рядом с ней Дот.

– Они проникли сквозь защитный барьер, я видела какой-то лиловый свет, бьющий в него… – Агата поправила на своем плече тяжелый мешок со спрятанным в нем хрустальным шаром. – Но как? Как? Головорезы Райена не владеют магией!


Кристалл времени

– Может, заклинание какое-нибудь выучили?

– Заклинаниям учат в Школе! А эти пираты никогда нигде не учились, ни в нашей Школе, ни в какой другой!

– Послушай, я не могу бежать и разговаривать в одно и то же время! – жалобно шмыгнула носом Дот.

Агата оглянулась себе за спину. Примерно два десятка первокурсников бежали следом за ней по стеклянному переходу к башне Чести. На фоне темнеющего неба они, словно стадо испуганных овец, спешили, громко топая ногами и с широко открытыми глазами, высоко над раскинувшейся внизу Большой Лужайкой.

Уголком глаза Агата уловила движение и внутри переходов, ведущих к другим башням Школы Добра. Эстер и профессор Анемон вели первокурсников по голубому переходу к башне Смелости, Хорт и Анадиль вели своих подопечных по желтому стеклянному тоннелю к башне Безупречности, а Юба и Беатриса возглавляли свою группу в переходе к башне Милосердия, сделанном из кремового стекла.

А на крыше, над пересекающимися стеклянными переходами, маячил Кастор, пинками подгонявший отставших студентов…

Агата знала, что люди Райена ищут ее. Чтобы запутать их, она и учителя разделили студентов по их Лесным группам, и одновременно повели по разным переходам, хотя в конце все они должны были оказаться в одном и том же месте. В единственном месте во всей Школе, где они смогут чувствовать себя в безопасности – если доберутся до него, конечно.

– А кто эти люди? – спросила кого-то у нее за спиной Приянка.

– Гвардейцы из Камелота, – ответил, судя по голосу, странный волосатый и трехглазый студент по имени Боссам.

– Они совершенно не похожи на гвардейцев, – заметила Приянка.

Агата тоже повернула голову, чтобы взглянуть сквозь розовое стекло вниз, на грязных, с пустыми остекленевшими глазами, пиратов в серебристых доспехах, которые, размахивая саблями, булавами и луками и перешагивая через убитых ими волков, пробирались к замку вслед за своим капитаном. Догадайся пираты поднять головы и посмотреть наверх, они увидели бы внутри стеклянного тоннеля и Агату, и ее подопечных.

«Нужно поскорее убираться отсюда», – подумала Агата, но в этот момент Дот вдруг резко затормозила.

– Подождите! – взвизгнула она и окончательно остановилась.

– Нет у нас времени ждать! – прикрикнула на нее Агата.

– Но ты только посмотри! – прижалась ладонями к стеклу Дот. – Это же Кей!

Агата взглянула вниз. Да, действительно, пиратов вел за собой бывший охранник Тедроса, размеренно шагал вперед с саблей в руке, а рядом с ним прилепился его… адъютант, что ли? Сразу можно было заметить, что ни Кей и никто из его людей никуда не спешил. Пираты шли спокойным шагом, словно и не гнались вовсе за Агатой, но просто ждали, что она сама появится перед ними. Надо заметить, что такое поведение пиратов очень удивило Агату, и она тоже остановилась, чтобы внимательнее присмотреться и понять, что происходит.

– Это Кей назначил мне тогда свидание в ресторане «Красота и Пир» в Шервудском лесу, – негромко сказала Дот. – В тот вечер и случился самый первый в моей жизни поцелуй…

– Этот парень целовал тебя? – спросил остановившийся рядом с ними Боссам. Приянка незаметно, но чувствительно пнула его по ноге.

– Ага, но только затем целовал, чтобы подсыпать мне что-то в бокал, а потом украсть мои ключи, – шмыгнула носом Дот. – Именно так Змею удалось тогда выбраться из тюрьмы моего папочки. Знаешь, лучше бы ему после этого мне на глаза не попадаться, потому что я… – она увидела, как вглядывается вниз Агата, оборвала себя на полуслове и виновато закончила: – Красивый он, я знаю. Слишком красивый для меня, да?

Но Агата так внимательно присматривалась не к Кею, его она и так хорошо помнила.

Она наблюдала за его адъютантом. Этот был совершенно не похож на военного – коротышка с большим животиком, рыжей бородой и красным, как кирпич, лицом. Какой там, скажите на милость, из него мог получиться пират? Скорее уж хмурый брат Санта-Клауса, пожалуй. Над раскрытой ладонью рыжебородого парил маленький стеклянный шар – брат Санта-Клауса и Кей смотрели на него, как на компас, и неторопливо шагали вперед. Изнутри шар горел лиловым огнем – тем самым огнем, отблески которого Агата заметила, когда пираты атаковали защитный барьер профессора Мэнли…

– Это хрустальный шар, – сказала Дот. – Он меньше, чем у Доуви, а значит, новее, – она покосилась на мешок на плече Агаты и добавила: – Старые шары были неподъемными, как гиря.

О том, какой тяжелый у Доуви хрустальный шар, Агата и сама знала. Могла бы даже показать синяки на боку, которые он ей набил.

– А я думала, что только феи-крестные могут использовать хрустальные шары, – сказала Приянка.

– Волшебники-крестные тоже, – ответил ей Боссом, помаргивая своим третьим глазом. – И очень сильный это, надо полагать, волшебник, раз он защиту профессора Мэнли пробить сумел.

– Ясно. А что сейчас рассматривает капитан камелотской гвардии в этом шаре? – снова спросила Приянка.

– Не знаю, не могу отсюда в этот шар заглянуть, – ответила Агата, сильно щуря глаза.

– Заглянем, – быстро откликнулась Дот. – Сейчас попробую приблизить его. Я же видела, как это сделала Эстер, когда мы были в тюрьме…

Дот зажгла кончик своего пальца, прижала его к стеклянной стенке тоннеля, направила на лиловый светящийся шар внизу и воскликнула дрожащим от напряжения голосом:

– Рефлекта азимова!

Из пальца Дот выплыло облачко лилового тумана и сложилось в плоское двухмерное изображение, повисшее внутри перехода прямо над головами всех, кто сейчас был в нем.

– Ну вот, теперь можно будет и внутрь их шарика заглянуть, – довольно улыбнулась Дот.

Агата увидела, как лиловый туман внутри шара одну за другой создает и меняет картинки – замок, мост, лес… и, наконец, набитый людьми стеклянный переход.

Изображение становилось все более четким, и вот уже вместо безликой толпы появились отдельные девочки и мальчики в новенькой униформе с эмблемой в виде лебедя на груди… а ведет их за собой высокая бледная девушка с большими, слегка навыкате, глазами и густой, похожей на шлем, шапкой темных волос на голове…

Та самая девушка, что рассматривает сейчас плоское изображение этой самой сцены, висящее перед ней внутри стеклянного перехода.

У Агаты замерло сердце.

– Они видят… нас, – глухо выдохнула она.

Пираты Райена не искали ее потому, что это им было не нужно, хрустальный шар и без этого сам совершенно точно подсказывал им, где она.

Агата, а следом за ней и все остальные медленно повернулись, чтобы посмотреть сквозь стеклянную стену перехода вниз.

Там, внизу, Кей и его адъютант медленно подняли головы, чтобы посмотреть сквозь стеклянную стену перехода вверх.

А затем зазвенели выпущенные пиратами стрелы, понеслись прямо на Агату и ее студентов. Стрелы летели слишком быстро, чтобы можно было успеть укрыться от них. Агата выставила вперед свои руки в безнадежной, отчаянной попытке защитить своих подопечных…

Звеня на разные лады, словно струны арфы, стрелы отскочили от стеклянной стены, зависли в воздухе, затем неожиданно загорелись розовым светом точно такого же оттенка, что и стекло перехода – это сработала защитная система замка. В следующую секунду стрелы магическим образом развернулись, стремительно метнулись в обратном направлении и успели поразить нескольких выпустивших их пиратов. Кей, его адъютант и еще несколько нападавших успели пригнуться.

Впрочем, назад возвратились не все стрелы. Две из них продолжали парить над землей, словно вычисляя свою цель и наверняка наводясь на нее…

Пригнувшись к земле, волшебник-крестный (или адъютант Кея, если хотите) провел ладонью над своим хрустальным шаром, и тут же внутри него запылало лиловое пламя. Шар приподнялся в воздух над ладонью волшебника, огонь внутри него разгорался все яростнее, все ярче. Еще секунда, и шар как пушечное ядро метнулся в направлении стеклянного перехода, грозя разнести его на куски.

Последние две стрелы уточнили прицел…

…и нанесли свой смертельный удар. Одна стрела пронзила насквозь сердце волшебника, вторая ударила в хрустальный шар, разнеся его на тысячу осколков.

Волшебник удивленно выкатил глаза, а затем замертво повалился на землю, и сверкающие осколки дождем осыпали его труп.

Первокурсники, онемев, наблюдали за всем этим сквозь стекла перехода.

– Что, не предсказал тебе этого твой стеклянный мячик? – хмыкнула Дот.

– Пошли! – хрипло приказала Агата и повела свою группу дальше, вперед.

На ходу она успела заметить, как поднимается с земли Кей, как берет окровавленный лук из мертвых рук лежащего на земле пирата, затем поднимает осколок разбитого хрустального шара, продолжающий светиться тем самым лиловым огнем…

И, натянув тетиву, направляет его прямо на Агату.

Кей выстрелил, осколок хрустального шара как пуля пробил стекло, царапнул Агату по уху и вылетел прочь, разбив и противоположную стену перехода.

На секунду стало тихо.

Затем в тоннеле начал медленно расползаться громкий треск.

Агата увидела, что треснувшие стеклянные стены перехода начинают медленно обрушиваться, словно подтаявший под горячим весенним солнцем лед на поверхности пруда.

– Бежим! – крикнула она.

Спасая свою жизнь, студенты дикими скачками неслись по оседающему переходу, перепрыгивая через падающие осколки стекла и ныряя на лестничную площадку башни Чести. Агата и Дот бежали последними, пропустив всех своих подопечных вперед. Чтобы добраться до лестничной площадки, им не хватило буквально пары шагов – стеклянный пол ушел у них из-под ног, и Агата полетела вниз, а вместе с ней Дот и двое не успевших спастись первокурсников – Приянка и Боссам. Холодный ночной ветер хлестнул по лицу Агаты, взметнул ее волосы, когда она стремительно падала мимо других, оставшихся целыми, стеклянных переходов. Мешок с хрустальным шаром Доуви тянул ее вниз как якорь, пальцы отчаянно хватались за воздух…

А затем откуда-то возникла огромная волосатая лапа и бесцеремонно схватила Агату, заставив ее дернуться так, что она едва не сломала себе позвоночник.

В первый момент Агата приняла случившееся за галлюцинацию, однако поняла, что это не так, когда ее закинули в широкую открытую пасть, и она шлепнулась на шершавый мокрый язык рядом с Дот, которая растерянно поводила вокруг своими ошалевшими, широко раскрытыми глазами. Агата просунула голову между острых зубов и увидела длинную морду и налитые кровью глаза Кастора, который балансировал на крыше голубого стеклянного перехода, сжимая в своей лапе Приянку и Боссама. На Агату капнул и покатился вниз по ее щеке большой комок горячей слюны.

Внизу, на земле, пираты натягивали свои луки, а Кей уже успел вбежать в башню Школы Добра и начал быстро подниматься вверх по винтовой лестнице, громко стуча подковками своих сапог – Агата видела, как мелькает в окнах его силуэт.

– Кастор, он приближается! – крикнула Агата.

Но пес сам все видел, и, перепрыгивая с одного стеклянного перехода на другой, уже начал забираться на крышу Школы, зажав Агату и Дот в своей раскаленной, отвратительно пахнущей пасти.

Пропела стрела и ударила Кастора в ляжку. Он зарычал от боли, едва не выронив при этом Агату и Дот, но девушки крепко держались за зубы Кастора. Совершив еще один, последний прыжок, на который у него едва хватило сил, пес зацепился передними когтями за ограждение на крыше и повис, болтая задними лапами в воздухе. Выскочив из пасти Кастора, Агата принялась помогать ему, тянуть вверх, и едва не получила при этом стрелу в лоб, лишь в последний момент успев нырнуть назад, под шершавый собачий язык. Тем временем Кастор сам совершил последнее усилие, подтянулся и перевалился на крышу. В следующую секунду он был уже на ногах и укрылся среди зеленых скульптур Сада Мерлина. Здесь Приянка и Боссам вытащили у него стрелу из ноги, а Агата и Дот зажгли огни на пальцах и с помощью магии моментально остановили кровь.

Чтобы подняться на крышу, Кею требовалась примерно еще одна минута. Одна минута – это, на самом деле, почти целая вечность, однако и ее могло не хватить сильно захромавшему Кастору для спасения. Он медленно миновал зеленые скульптуры, изображавшие сцену коронации Артура, бракосочетание Артура и Гиневры, рождение их сына… и, наконец, добрался до самой последней, где Леди Озера встает из пруда, чтобы вручить королю волшебный меч Экскалибур. Агата эту скульптуру знала очень хорошо, и не только потому, что у нее была своя история с Леди Озера и Экскалибуром. Просто этот пруд был секретным порталом, ведущим на Мост-на-Полпути, а им Агата не раз пользовалась за время своей учебы в Школе. Теперь, пока Кастор ковылял к порталу, Агата увидела на берегу пруда Юбу и Беатрису, они энергично загоняли в воду оставшихся первокурсников. Последние из них исчезли, наконец, под водой, которая на секунду вскипела над ними, а следом в портал прыгнули и гном с выпускницей.

Агата услышала, как за зелеными скульптурами с грохотом открылась дверь, ведущая с винтовой лестницы на крышу, затем раздались поспешные шаги Кея…

Но Кастор уже летел по воздуху и рухнул в воду. Портал озарила яркая вспышка магической энергии…

Из-за зеленой статуи капитан гвардейцев Райена вывернул спустя несколько секунд.

Кей потыкал кончиком своей сабли повисший на колючей статуе синий галстук, валяющуюся под кустом розовую туфельку, коснулся пятнышка крови на каменном полу. Повел по сторонам своими прищуренными глазами: искусно постриженные, залитые лунным светом кусты, рябь на поверхности пруда… и нигде никаких признаков жизни, если не считать бегущей по Мосту-на-Полпути тени от облака.

Но если бы Кей внимательнее пригляделся к этой тени, он нашел бы то, что ищет.

Не тень это была, а огромный пес, ковыляющий, прихрамывая, к Школе Зла. Еще немного, и Кастор скрылся в башне, а следом за ним туда же, словно серая змея, заполз и его хвост.


12 Тедрос Счастливая семерка | Кристалл времени | * * *







Loading...