home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


15

Агата

Единственный истинный король

– Если мы не остановим казнь, Тедрос умрет, – сказала Агата, стоя в тени возле окна башни директора Школы. За спиной Агаты на небе горело сообщение Львиной Гривы: – А если он умрет, все Бескрайние леса окажутся в руках Райена. В руках безумца. Точнее, двух безумцев. На кону стоит весь наш мир. Мы не можем позволить им выиграть. Нам необходимо дать Тедросу шанс сразиться за свою корону, – она глубоко вздохнула. – Но для этого мы прежде всего должны выбраться из этой башни так, чтобы нас не заметили люди Райена.


Кристалл времени

Набившиеся в спальню Софи, как сардины в банку, солдаты армии Агаты пристально смотрели на нее.

– Если Райен собирается казнить Тедроса на заре, это значит, что вместе с ним под топор могут пойти и другие пленники, включая Клариссу, – сказал профессор Мэнли, обводя взглядом своих коллег-преподавателей. – Агата права. Мы должны действовать.

– Сколько бандитов до сих пор там, внизу? – тяжело сглотнув, спросила профессор Анемон.

Агата придвинулась к краю окна, протиснувшись для этого между сидевшими на корточках первокурсниками, и осторожно выглянула наружу. Часть людей Райена шастали возле башен Школы, рубили своими саблями клумбы с лилиями, а красные и желтые цветки, в свою очередь, пытались оплести пиратов и задушить их. За стеклами замка Добра Агата рассмотрела других бандитов, они крушили сейчас хижину Гензеля – откалывали большие куски от леденцовых стен, а хижина в ответ плевалась густым сахарным сиропом, приклеивая пиратов к своим стенам, словно мух к липкой ленте. Были пираты и возле Школы Зла – швыряли внутрь дымовые шашки, надеясь выкурить тех, кто засел внутри, но заканчивалось все тем, что эти шашки возвращались и летели с балконов вниз, на самих нападавших. Одним словом, все защитные системы Школы включились и работали на полную мощность, сводя на нет все попытки пиратов продвинуться вперед. Но на каждого застрявшего в клумбе или леденцовой хижине пирата появлялись десять новых, просочившихся сквозь брешь в защитном поле у Северных ворот. И все они были вооружены, и каждый нес в своей руке зажженный факел.

– Агата! – поторопила ее профессор Анемон.

Агата повернулась от окна к своей армии и ответила, стараясь скрыть свое смятение.

– Они повсюду. Нам нужно подумать. Должен же найтись способ уйти в Леса так, чтобы никто нас не увидел.

– Что сделала бы Кларисса на нашем месте? – спросила преподавателей принцесса Ума.

– Использовала бы весь арсенал своих заклинаний, чтобы стереть в порошок этих варваров, – сердито проворчал профессор Мэнли. – Шиба, Эмма, все, кто может, давайте, за дело. Сами справимся с этими негодяями.

Он двинулся было к окну, но в воздухе сверкнула голубая молния, ударила Мэнли и повалила его на пол.

– Что за… – начала Агата, но тут же поняла, откуда прилетел этот электрический разряд.

Его послал Сториан. Волшебное перо и сейчас продолжало гудеть и сыпать голубыми искрами, повиснув над раскрытой книгой.

– Учителя не имеют права вмешиваться в ход волшебной сказки, Билиус, – сказал профессор Шикс, помогая своему дрожащему коллеге подняться на ноги. – Мы можем защищать Школу. Можем сражаться вместе с нашими студентами. Но мы не можем выполнять за них работу, которую они должны сделать сами. Кларисса в свое время уже допустила эту ошибку, и сами видите, к чему это ее привело.

Мэнли сопел, молча утирал пот со своего лица, и все еще выглядел потрясенным. Но еще более ошалевшими выглядели первокурсники, до которых дошло, что полагаться они могут, оказывается, только на свои силы.

А вот студенты-выпускники, напротив, никакого страха не испытывали и были полны идей.

– Что, если мы с Вексом выберемся отсюда? – предложил Раван, держа в забинтованной руке книгу. Его остроухий приятель, о котором шла сейчас речь, ковылял в это время на загипсованной ноге, нюхая, одну за другой, ароматические свечки Софи. – Могрифицируем и удерем раньше, чем кто-нибудь что-нибудь успеет заметить.

– Во-первых, вы оба ранены, – сказала ему Эстер. – А во-вторых, если они все же заметят вас, то считай, что всем нам конец. И не думай, что только вы такие умные. Если бы можно было не подвергать опасности всех остальных, нас с Ани давным-давно бы след простыл.

– И мой, и мой след тоже… – пискнула Дот.

– Но если бы мы с Эстер и могли уйти, Райен все равно это увидит на своей квест-карте, – мрачно добавила Анадиль.

– А вот и не увидит, если нам поменяться эмблемами, – вылез Боссам, указывая на серебряного лебедя – герб Школы, сверкающий на его черной униформе. – Если эти лебеди будут на вас, то карта квестов решит, что это мы, а вас не увидит.

– Школьную эмблему нельзя снять! Об этом нам Кастор рассказывал в самый первый день, когда со школьными правилами знакомил. Вот, смотри, – осадил его Бодхи. Он расстегнул свою рубашку, снял ее, и что же? Эмблема-лебедь волшебным образом перекочевала с рубашки и превратилась в татуировку на его смуглой груди. – Школьный лебедь неразлучен с нашим телом, вот какая штука. Скажи, я прав, Приянка?

Он картинно поиграл своими мускулами. Приянка зарделась и отвела глаза в сторону.

– Нет, я смогу снять эмблему, если постараюсь, – упрямо возразил Боссам, затравленно глядя на Приянку.

– Ага, постарайся. Только не так, как на той контрольной «Хрустальный гроб», когда Юба превратил всех наших девочек в одинаковых принцесс, и ты пытался отыскать среди них Приянку, – подколол его Бодхи. – А кто ее нашел тогда, напомнить тебе?

– Тебе просто повезло, – надулся Боссам.

– Никаких обменов эмблемами, и вообще никакой самодеятельности, – строго сказала парням принцесса Ума. – Мы должны держаться все вместе. Как львиный прайд, когда на него нападают. Никто никуда не отходит, никто никого не бросает. Быть всем вместе – это наш единственный шанс победить пиратов и спасти Тедроса.

– Но нас здесь почти две сотни, – сокрушенно покачал головой Хорт. – Интересно, есть какое-нибудь заклинание, чтобы спрятать столько народу? Нет, я понимаю, конечно, что учителя не могут вмешиваться в сказку, но идею-то какую-нибудь они могут подкинуть?

– Невидимым человека может сделать только змеиная кожа, – сказал Юба, оборачиваясь к Бодхи и Лейтану. – Где плащ-невидимка Софи? Конечно, много народу под него не залезет, но даже нескольких бойцов, если их правильно подобрать, может хватить, чтобы спасти Тедроса и остальных.

Бодхи хмуро посмотрел на Лейтана. Его друг опустил плечи и тихо пробормотал:

– Потерял я плащ. Выронил, когда мы летели назад.

– А как насчет трансмутации? – спросила Приянка. – Ну, того заклинания, с помощью которого Юба сделал всех девочек одинаковыми тогда, во время контрольной «Хрустальный гроб»? А сейчас мы могли бы трансмутировать в пиратов!

– Слишком сложный трюк, – покачал головой гном. – Он даже выпускникам с трудом удается, а про первокурсников и говорить не приходится. Кроме того, такое заклинание продлится не дольше минуты, так что…

– Ладно. Но мы уже освоили погодные заклинания, – сказал Деван. – Давайте все вместе устроим торнадо, и пусть оно сметет всех пиратов назад, в Камелот!

– Сметет, а по дороге еще и половину Лесов с корнем вырвет и людей погубит, – возразил профессор Мэнли, все еще подергиваясь слегка после того электрического разряда, которым угостил его Сториан.

– А если Цветочное метро? – спросила Беатриса.

– Чтобы вызвать его, нам нужно выбраться на землю, – ответила ей Анадиль.

Агата пыталась следить за ходом разговора, может быть, даже принять участие в нем, но не могла, все ее мысли были только о Тедросе. Она живо представляла себе, как охранники волочат упирающегося Тедроса на помост, кладут его голову на плаху, палач заносит над ней свой топор… Страх давил на Агату, душил ее, вселял отчаяние. Что бы ни предлагали сейчас преподаватели и студенты, все зря. Не выбраться им из этой башни, никуда не уйти, пока по всей Школе рыщут пираты. Но даже если вдруг удастся ускользнуть от них незамеченными, все равно не успеть уже в Камелот до рассвета, никак не успеть. Пешком туда не меньше суток топать, а до казни Тедроса осталось лишь несколько часов…

– Агата, – позвала ее Эстер.

«Может, я должна пойти, – думала в это время Агата. – Одна. Взять и уйти, пока никто меня не успеет остановить».

Она прикинула, не превратиться ли ей в голубя, чтобы никто из головорезов Райена ее не заметил. На крыльях она до Камелота доберется легко и быстро… Впрочем, нет, не так легко это будет сделать, потому что Райен может выследить ее. Но все равно, идти одной легче – тут ты должна заботиться только о себе и только на себя рассчитывать можешь. Плюс к тому, никто здесь не знает замок Камелот так хорошо, как она… Но, с другой стороны, пытаться в одиночку сорвать казнь Тедроса – затея бредовая, конечно. Это сколько же всего должно для этого совпасть, сложиться, сыграть ей на руку? А ставки в этой игре высоки, как никогда…

– Агата! – гаркнула Эстер.

Только теперь Агата повернула голову и увидела, что Эстер смотрит на нее. И все остальные смотрят на нее…

Впрочем, нет, не на нее.

Мимо нее.

Агата посмотрела туда же, что и все, и сразу заметила, что Сториан остановился и завис над раскрытой книгой, над законченным рисунком сцены, которую волшебное перо не изменило ни на йоту после того, как изобразило послание Львиной Гривы. Но главное было не в этом.

Перо светилось.

Оно светилось оранжево-золотистым огнем, точно того же цвета, что и кончик пальца Агаты.

Агата подошла ближе, наклонилась и поняла, что светится не все перо, а только резная надпись на нем. Она шла вдоль всего пера, от кончика до кончика, и состояла из плавно перетекающих одна в другую букв.


Кристалл времени

Этот язык не был знаком Агате, однако, когда она посмотрела на волшебное перо, оно загорелось ярче, замерцало, словно хотело привлечь к себе ее внимание. Затем, как бы убедившись в том, что это ему удалось, Сториан направил кончик пера на раскрытую перед ним книгу и выпустил маленькое оранжевое светящееся колечко, похожее на те кольца, которые умеют пускать курильщики. Агата наклонилась еще ниже, наблюдая за колечком, которое плыло над картинкой, словно лучом фонарика освещая отдельные детали. Пробежалось по рыскающим по земле пиратам, поползло вверх по стене башни директора Школы, сквозь окно спальни Софи, мимо сбившихся в кучку первокурсников к стоящим в углу выпускникам.

Но указало пятнышко не на всех старших студентов, а только на одну фигуру среди них.

И это была не Агата, как вы могли подумать, нет.

Пятнышко света остановилось на смуглом парне с длинными блестящими волосами, густыми сросшимися бровями и кислой миной на лице.

Оранжевый огонек приблизил изображение и выделил предмет, который держал в своей перебинтованной руке этот парень…

– Раван, – повернулась к нему Агата, – дай мне эту книгу.

Раван удивленно захлопал ресницами.

– Дай сейчас же! – яростно зашипела на него Агата.

Раван, испугавшись, швырнул ей эту книгу так, словно она превратилась в гремучую змею или раскаленный камень.

– Она не моя! Она библиотечная! Это была единственная книга, в которой одни только картинки, и ни единого печатного слова! Мона не хотела, чтобы мы в больнице зря теряли время, и приказала нам искать любые ключи, которые помогут понять, кто такой Райен…

– Не вали все на меня, дурачок безграмотный! – вспыхнула его подруга с зеленой, как трава, кожей. – Кто же тащит с собой библиотечную книжку, когда нужно от убийц скрываться, жизнь свою спасать? Да, неудивительно, что ты такой тормоз…

– Да я пытался выбросить ее по дороге, а она никак не выбрасывалась, кусалась даже! – пытался оправдаться Раван.

Но Агата уже не слушала их, она присела с книгой в руках прямо на пол и зажгла огонек на кончике своего пальца. Подошли преподаватели, сгрудились над ней.


ВЕСЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК | Кристалл времени | Август А. Садер







Loading...