home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13

А швед знай петлял: отшагает милю-другую, помедлит, сунется через быстрый Сож… Филатычевы артиллеры, прикомандированные к арьергардии, почернели от усталости и порохового дыма, то и дело вступая в перестрелку, а нередко хватаясь и за палаши.

Как-то под вечер, после короткой, но злой схватки, батарея завернула в прибрежный хутор, надеясь на отдых. Какое там! Вместо хат сбочь дороги курились груды еще горячих углей, зола густым серым налетом устилала вытравленные огороды и конопляники.

Посланный вперед Савоська Титов где-то запропал, к немалой сержантовой досаде, и Макарка Журавушкин сбился с ног, пока нашел его у кособокой риги, единственно уцелевшей от огня. Можаец тихо сидел на бревне рядом с седеньким дедком в поярковой, конусом шляпенке и лаптях-каверзнях, слушал его прерывистую речь.

— Уйцы бы, як други, с козаками, но трохи припозднились, а тутось яны… Клеп, орут, яйки, млеко, мясо. Тафай-тафай, зиво! Нету — ясь в ответ, и зятек мой: нету… Мы свае, яны свае. Гляжу — зятька веревкой пеленаюць, и на солому, а там и огонь зацвиркав… Дочушка хворенькая была, и унучонок малюсенький при ней. Баця, кричит, баця! Кинулась в ноги злодеям, а яны шпагой — и ее, и дзиця… А мне: клеп, яйки, зиво-зиво! Што дальше — не упомню. Вроде горн заграв, потом пальба… Очнулся — рейтар на полу, дохлый, вилы у меня в руце…

— О чем ты, дедусь? — не понял Макарка. — И кто — они?

— Зайди в амбар, увидишь… — с усилием отозвался Титов. — Контрибуцию свей доправлял, незадолго перед нами… Доправил!

— Заходзь, пан жолнер, усе заходзьце… — Старик торопливо-готовно забежал вперед.

Сквозь растворенную дверь пахнуло тленом, перемешанным с гарью. Посреди риги ничком лежала молодица, обок с ней груденыш в кровавых пеленках, поодаль, на ворохе соломы, запрокинулся парень-усач, выставив обугленные ступни, — взгляд остекленелый, в упор, язык судорожно прикушен, — тут же раскидал тупоносые ботфорты синемундирный швед-рейтар…

Макарку затрясло, он прислонился к стене, а дед-белорус, до странного спокойный, шаркал туда-сюда, нагибаясь то к дочери, то к внуку, то к зятю, оправлял изодранное тряпье, окликал — как живых — по имени.

— Ты поспи, Алесенька, поспи… Вот и Василько наш туточки, и Юрась тоже… Ну цаво, глупенькая? Усе дома, и ясь, атец твой… — Он колюче оглядел Савоську с Макаром, часто-часто задышал. — Хто такие? Цаво треба? — вспомнил-таки, замедленно повел сухонькой рукой. — Семья моя…

Влетел рассерженный Иван Филатыч, бросил гневное: «Ну!» — и осекся. Подходили еще и еще — артиллеры, драгуны, казаки, сдвигали молчаливый круг, унимая стук сердец, обнажая головы…


предыдущая глава | Только б жила Россия | cледующая глава







Loading...