home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

Утес Влюбленных, названный так местными жителями, представлял собой выступающий в океан участок скалы, находящийся в пустынной местности в нескольких милях от главного пляжа. В дневные часы он превращался в смотровую площадку и точку для живописных фото. Ночью же это было местом, куда приходили парочки, чтобы доказать свою любовь друг к другу. Взявшись за руки, они прыгали вниз в пенящиеся волны. Если их любовь была достаточно сильной, то, согласно слухам, они должны были выжить. Если же нет, то оба тонули.

Лекси считала, что это невероятно романтично. Я придерживалась мнения, что это довольно глупо.

Я ехала на велосипеде по узкой дорожке до тех пор, пока не достигла небольшой автомобильной парковки, прятавшейся в тени утеса. Тротуар заканчивался идущими зигзагом вверх ступенями, которые вели к плоской площадке, возвышавшейся над волнами. По периметру площадки располагался парапет, и большой знак предупреждал вас держаться подальше от края в целях безопасности. Не думаю, что он очень помогал.

Я оставила велосипед у перил лестницы и поднялась наверх. Огромная полная луна выглядывала из-за облаков, составляя мне молчаливую компанию. Я гадала, появится ли отступник и действительно ли он рискнет быть обнаруженным ради того, чтобы полетать со мной. Может быть, он проверял меня, оценивая, насколько серьезно я намерена нарушить правила, желая убедиться, что не выдам его «Когтю». Или, может быть, он просто разыгрывал глупенькую девчонку, чтобы посмеяться над ней.

С каждой минутой мое беспокойство возрастало. Я посмотрела на часы раз десять, пока добиралась сюда. Проверив циферблат в очередной раз, я убедилась, что было уже пятнадцать минут первого, но отступник так и не показался.

Ну, а ты чего ожидала, Эмбер? Он ведь отступник. Ему нельзя доверять, как и предупреждал «Коготь».

Раздосадованная, я дошла по асфальту до края и, бросая вызов океану, подскочила к парапету и свесилась вниз, разглядывая бушующие волны.

И что теперь делать? Возвращаться домой? Или послать все к черту и отправиться в полет одной?

Последняя мысль была довольно заманчивой. В конце концов, я выбралась тайком, нарушила комендантский час и добралась сюда. Мне показалось глупым возвращаться обратно только лишь потому, что здесь не было какого-то там лживого незнакомца…

Над волнами вдалеке разнесся крик, и мое сердце замерло.

Отступив от парапета, я застыла на месте, считая секунды и вглядываясь в темноту в поисках каких-либо признаков движения. Крик раздался снова, на этот раз ближе, и я затаила дыхание.

И затем огромное крылатое создание прорвалось сквозь волны за парапетом, взмыв в небо вместе с пеной и брызгами. Существо выросло передо мной, поднимая мощными крыльями потоки ветра, которые яростно путали мне волосы, а затем оно с грохотом и ревом опустилось на землю.

Я отступила назад, несмотря на то, что мой дракон подскочил с радостным визгом, едва не вырвавшись из моей кожи. Я едва сдержалась, чтобы не превратиться прямо здесь и сейчас и не наброситься на незнакомого дракона, находящегося всего в трех метрах от меня.

Он был старше меня, скорее всего, на пару десятков лет, если судить по его размеру. Драконы старели медленнее людей и считались молодыми до пятидесяти лет, после чего становились совершеннолетними. В моем истинном обличье я весила более двухсот килограммов и была размером с огромного тигра. Этот же дракон, состоящий лишь из мышц и сухожилий, весил килограммов на сорок больше меня, и хотя был не таким огромным, как взрослая особь, все равно впечатлял. Чешуя дракона была темно-синей, цвета океанских глубин, а глаза сверкали в темноте ярким золотом. Похожие на парус шипы тянулись от закрученных черных рогов дракона до кончика его изящного хвоста. Сам хвост дракон обмотал вокруг своих когтистых лап и сел по-кошачьи, наблюдая за мной.

Я таращилась снизу вверх на узкую чешуйчатую морду и вдруг поняла, что дракон надо мной насмехается. Он был очень похож на Райли даже в своем истинном обличье. Мое волнение тут же сменилось раздражением, и я скрестила руки на груди. Я стояла и пялилась на представителя своего вида так, словно была человеком. Если бы Данте меня сейчас видел, потом бы подтрунивал надо мной всю мою жизнь.

– Довольно эффектное появление, – прокомментировала я, только сейчас осознавая, что промокла с ног до головы из-за брызг, поднятых драконьими крыльями, которые в данный момент были аккуратно сложены за спиной дракона, и с них на скалы стекала вода. – Мне уже можно аплодировать?

Райли ухмыльнулся, обнажая набор острых белых клыков.

– Тебе понравилось, Искорка? – низким насмешливым голосом спросил он, и если у меня до этого и были некоторые сомнения в том, что это тот самый отступник, то теперь они испарились. – Честно говоря, не ожидал, что ты придешь.

– Ты меня совсем не знаешь.

– Это верно. Но я рад, что ты еще не забыла, каково это – быть драконом.

Я осознала, что Райли говорил на драконьем – родном языке нашего вида. Я выросла, разговаривая на драконьем, и начала изучать английский годами позже, когда мы стали получать человеческое образование. Я не отвечала Райли на драконьем, потому что этот язык состоял не только из вербальных средств коммуникации. Многие слова и фразы требовали сопровождения сложными, едва различимыми движениями для того, чтобы донести смысл. У человеческого тела не получалось сымитировать такие важные вещи, как положение хвоста и размер зрачка, так что говорить на идеальном драконьем в человеческом обличье было невозможно. Тем не менее я прекрасно понимала этот язык.

– Кто бы говорил, – с вызовом ответила я. – Ты отступник, который отрекся от всего, что защищает «Коготь». Ты собираешься представиться мне своим настоящим именем? Или же ты меня просто обманул, чтобы выманить сюда?

– Не обманул, – спокойно отозвался отступник. – Мое настоящее имя Кобальт. По крайней мере, меня так зовут, пока я пребываю в этом облике. И не нужно вываливать на меня грязную идеологию «Когтя». Я знаю об организации больше, чем когда-либо узнаешь ты, деточка.

– Rnesh karr slithis, – прошипела я в ответ, что на драконьем буквально означало «подавись своим хвостом» и переводилось как «иди в задницу». Далее без комментариев.

Райли рассмеялся.

– Ай-ай, Искорка, следи за языком. – Отступник поднялся на ноги, как кот, и расправил крылья.

Кожистые темно-синие, почти черные крылья отбрасывали на меня тень, заставляя чувствовать себя крошечной.

– Ну, ты так и будешь болтать и горячиться? – поинтересовался Кобальт, поднимая голову на длинной изящной шее и глядя на меня сверху. – Или мы все-таки полетаем?

Я вздернула подбородок, чувствуя, как мой дракон извивается от радости и нетерпения. Развернувшись, я отошла на несколько шагов назад, а затем резко повернулась на пятках и сделала глубокий вдох. Тут я заметила, что синий дракон продолжает смотреть на меня с края скалы, беззаботно ухмыляясь. Я нахмурилась.

– Эм, не оставишь меня на минутку, пожалуйста? – рявкнула я, и отступник недоуменно моргнул. Я подождала немного, в нетерпении постукивая ногой, но Райли, кажется, намека не понял.

– Ладно, перефразирую более доходчиво. Отвернись.

Райли наклонил голову в задумчивости.

– Зачем?

– Затем. Я не хочу испортить хорошую пару шорт превращением, и я не горю желанием ехать домой на велике голой. – Я закатила глаза, потому что Райли продолжал смотреть на меня недоуменно. – Я буду раздеваться, умник, но я не собираюсь устраивать для тебя стриптиз-шоу. Так что отвернись.

– Ты ведь понимаешь, что мы с тобой оба драконы? Я абсолютно равнодушен, когда дело касается человеческой наготы.

– Что ж, очень жаль, потому что мне не все равно. – Я скрестила руки на груди и упрямо уставилась на Райли. Он ответил мне тем же. Может быть, я вела себя «слишком по-человечески», но мои старые учителя вдолбили в мою голову нормы приличия, которые запрещали просто так расхаживать без одежды в обществе, даже несмотря на то, что в истинном обличье мы никогда не носили одежду. – Можешь смотреть на меня сколько угодно, но я не превращусь, если ты будешь на меня пялиться. Если хочешь, чтобы я с тобой полетала сегодня, то отвернись!

Издав короткий смешок, синий дракон встал и с достоинством отвернулся. Райли повернулся ко мне спиной, направив морду в сторону океана, и снова обвил хвост вокруг себя.

– И не подглядывай! – крикнула я.

Райли ничего не ответил, но расправил крылья по обе стороны от себя, и между нами появилась кожистая занавеска. Торжествуя, я скинула с себя босоножки, стянула шорты, топик и аккуратно сложила их в стопку под кустом. Дрожа от нетерпения, я прошла на середину утеса, бросив косой взгляд на отступника, чтобы убедиться, что он не подглядывает. Райли продолжал сидеть ко мне спиной, расправив крылья, и вел себя прилично. Теперь настала моя очередь превращаться.

Ветер свистел на утесе, холодные морские брызги оседали на моей обнаженной коже. Я закрыла глаза, сделав еще один глубокий вдох. Как только я наклонила голову, все мои сомнения, страхи и опасения – все это исчезло, и я могла чувствовать лишь жар, поднимающийся изнутри, когда мой дракон, наконец-то, вырвался наружу.

О, боже, как же давно это было.

Зарычав от боли, я избавилась от слабого человеческого тела, позволяя своему истинному облику разжаться, как пружине. Мой позвоночник удлинился, вытянувшись с тихими щелчками и потрескиванием. Мое лицо вытянулось, когда человеческая кожа и зубы преобразовались в узкую морду с острыми, как бритва, клыками, выпуклыми костяными глазницами и бледными рогами, завитками отходящими от черепа. Мелкие чешуйки покрывали мое тело, перекликаясь с миниатюрными, твердыми, как сталь, пластинками цвета пламени и заходящего солнца. Поднявшись на задние лапы, я издала дерзкий рев, и мои крылья, наконец, развернулись, раскрываясь на ветру, как алые паруса. Невероятная, дикая радость наполнила меня, когда я несколько раз взмахнула крыльями, приподнимаясь над землей и удерживаясь на ветру. Да, именно этого мне не хватало!

Я чувствовала себя так, словно меня слишком долго запихивали в коробку, но в конце концов я вырвалась на свободу.

Приземлившись на утес, я отряхнулась и повернулась к отступнику, удивившись, что тот до сих пор продолжал смотреть на океан.

– Ты все? – спросил Райли, нетерпеливо постукивая кончиком хвоста по земле. – Мне бы не хотелось оскорбить твои человеческие чувства, как-никак. О, и да, если ты забыла, эти штуки на твоей спине называются крыльями. Их нужно будет использовать в том случае, если мы сегодня все-таки оторвемся от земли.

Я хотела ему ответить, но порыв соленого ветра ударил по вышеупомянутым крыльям, раскрывая их. Я не смогла больше оставаться на одном месте. Подпрыгнув вперед, я вскочила на парапет и бросилась со скалы, оставив позади отступника.

– Не отставай, если сможешь! – крикнула я через плечо. Ветер наполнил мой крылья, и я взмыла вверх.

Волны плескались подо мной, посылая вверх фонтаны пены и брызг, когда ударялись о скалы, которые, возможно, казались опасными с земли, но не с неба. Я устремилась в ночное небо, пока не оказалась так высоко, где даже чайки не осмеливались летать. Звезды рассыпались надо мной словно бриллианты. Воздух стал разреженным и холодным. Подо мной простирались бесконечные просторы океана и мелькали сверкающие огни больших и малых городов, разбросанных вдоль береговой линии. Я никогда раньше не летала над густонаселенным районом, поэтому была поражена таким большим количеством огней, зданий, машин и, конечно, людей. Так много людей! И никто из них даже не догадывался, что высоко-высоко над их головами парил дракон и наблюдал за ними.

Что-то промчалось мимо меня с визгом и резким порывом ветра. Мой полет из-за этого был нарушен, и меня закачало в воздушном потоке. Выровнявшись, я посмотрела вверх, где виднелся изящный крылатый силуэт, который лениво развернулся и плавно проскользил назад, сверкая желтыми, будто звезды, глазами.

– Неплохо для малютки. – Кобальт перевернулся и остановился рядом со мной, сделав это на удивление грациозно. Его ухмылка была многообещающей. – А теперь посмотрим, получится ли у тебя не отставать!

Поджав крылья, отступник спикировал к воде, оставляя за собой поток холодного воздуха. Решительно взмахнув крыльями, я бросилась за ним, и мы начали падать вниз, словно камни. Когда мы приблизились к океану, мое третье веко закрылось, чтобы защитить глаза от соленых брызг, но Кобальт так и не сбавил скорость.

Оставались считаные секунды до столкновения с водой, когда позади нас поднялась волна, образовавшая стену воды высотой почти пять метров. Крылья Кобальта, наконец-то, раскрылись в нескольких метрах от воды, едва задев гладь океана и оторвав отступника от воды в последний момент. Я повторила маневр, едва не нырнув мордой вперед в бушующие воды. Мы оказались в тени огромной волны, которая начала падать на нас лавиной из пены, морской воды и грохочущего прибоя.

Кобальт издал дикий крик, бросающий вызов стихии, и сильно забил крыльями, чтобы опередить волну. Я поспешила следом за ним, стараясь держаться перед стеной воды таким же образом, как делала это во время серфинга. Я могла видеть конец водного туннеля и сделала последний мощный взмах крыльями как раз перед тем, как стены из воды начали смыкаться позади, обрушиваясь водой и пеной.

Кобальт вырвался из туннеля, взмыв в воздух с победоносным ревом. Я следовала за ним по пятам, пулей вылетев из-за белой завесы как раз в ту секунду, когда волна с гулом рухнула, яростно разбрызгивая воду. Я взвыла в полнейшем восторге, по спирали устремившись вверх за отступником, чувствуя, как в каждой частичке моего тела бурлит адреналин.

– Это. Было. Круто! – задыхаясь проговорила я, переходя на английский, чтобы сказать последнее слово, поскольку в драконьем языке не было ничего, что можно было перевести как «круто». Кобальт ухмылялся, зависнув в воздухе. – Почему никто так раньше не делал?

Отступник рассмеялся.

– Не думаю, что «Коготь» хочет, чтобы это стало популярным, Искорка. Их всех там удар хватит, если они узнают, что мы летали здесь сегодня ночью. – Кобальт хмыкнул и закатил глаза. – Но к черту «Коготь». Эта ночь наша. Готова повторить?

Я одарила его зубастой улыбкой.

– Давай наперегонки до воды!


Гаррет | Рождение дракона | * * *







Loading...