home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Райли

– У нас проблема.

Это было не первое, что я хотел услышать после возвращения с вечеринки, которая, по всем стандартам, была полным отстоем. Безусловно, отпинать богатенькую молодежь было весело, хотя и совсем не сложно. Гораздо сложнее было выбесить того паренька. Впрочем, ничто из этого не имело значения. Я пришел на вечеринку не для того, чтобы избивать людей или угрожать несносным смертным, которые вообще ничего не знают. Я пошел туда ради нее.

– Райли. – Уэс зашел на кухню, когда я бросил ключи от мотоцикла и бумажник на стойку. Я устало посмотрел на него. Долговязый человек выглядел взъерошенным. Его рубашка помялась, каштановые волосы торчали во все стороны, и это было нормальным для него. Сегодня вечером его английский акцент действовал мне на нервы. – Ты меня слышишь? У нас проблема, приятель.

– Надеюсь, это важно, – проворчал я, протискиваясь мимо Уэса в просторную гостиную. Черт, я устал. Это была долгая ночь. Через огромные окна была видна луна, низко висевшая над океаном, которая соблазняла меня на то, чтобы выйти из комнаты и отправиться на улицу лишь затем, чтобы сбежать от Уэса. Если выйти на веранду, то можно увидеть белые скалы, небо и услышать шум прибоя, который бился в тридцати метрах внизу. Дом был построен на полпути к утесам, и широкая открытая веранда была отличной отправной точкой для тех ночей, когда я не хотел выводить мотоцикл на дорогу. Неплохо для дома, который не был нашим. Настоящие владельцы отправились в Европу на лето и нуждались в ком-то, кто позаботился бы об их большом пустом особняке. Нам повезло. Немного повозившись в Интернете, Уэс сделал так, что наняли его – ответственного бухгалтера средних лет, с женой и без детей и домашних животных, который желал снять дом на лето. Никто не заподозрил обмана. Ну, по крайней мере, никто не стал бы вынюхивать, почему двое парней студенческих лет поселились в пляжном доме, который стоил миллионы.

Уэс последовал за мной в гостиную.

– Еще одно наше гнездо отключилось, – мрачно сказал он.

Мой гнев усилился. Прищурившись, я повернулся к Уэсу:

– Какое?

– То, что в Остине, – человек поднял руку в беспомощном жесте, – сигнал пропал сегодня днем, и никто не ответил. У меня не получилось с ними связаться.

– Черт побери! – Развернувшись, я сбил со стола дорогую вазу, и фарфор стоимостью в несколько тысяч долларов полетел в стену. Уэс вздрогнул. Жар запылал у меня в легких, и я сделал глубокий вдох, сдерживая желание перевернуться и испепелить что-нибудь. – Я ведь только что оттуда! – прорычал я. – Весь прошлый месяц я потратил на обустройство того пристанища. Проклятье! Что, черт возьми, вообще происходит?

Уэс не бросил на меня свой обычный раздраженный взгляд, и я понял, насколько сильно он был шокирован.

– Не знаю, приятель, но теперь его больше нет, – сказал он, и я запустил руки в волосы, пытаясь думать. Остин. В том пристанище был только один дракон – детеныш, которого я вытащил в прошлом году. Он верил в то, что я смогу защитить его. Я обещал, что смогу оградить его от опасности.

Черт бы все побрал.

– Нам пора отсюда выбираться, – добавил Уэс, оттолкнувшись от стойки. – Нужно сообщить другим гнездам, что нас скомпрометировали. Если мы уедем сегодня вечером…

Я опустил руки.

– Нет, – пробормотал я, и Уэс посмотрел на меня с удивлением. Гнев и решимость сжали меня, как холодный кулак. Гнездо в Остине было потеряно, но это лишь означало, что я должен преуспеть здесь. – Мы никуда не едем без девчонки, – твердо сказал я, оборачиваясь. – Я близко, Уэс. Она меняет свое мнение. Я чувствую это. Дай мне еще неделю или две, и она так устанет от «Когтя», что будет умолять меня увезти ее подальше.

– Ну точно. – Уэс скрестил руки на груди и приподнял бровь. – Это как в тот раз, когда ты поклялся, что потребуется максимум неделя, чтобы убедить этого Оуэна присоединиться к нам, и что он сделал в итоге? Нам пришлось провести месяц в Чили после того, как он сдал нас «Когтю».

– М-да, но с другой стороны, ты, наконец, подзагорел, – Уэс недовольно посмотрел на меня, и я ухмыльнулся, вспоминая его покрасневшую кожу и лицо, пока мы переезжали из джунглей в деревню, потом снова в джунгли, не задерживаясь нигде на длительное время. Уэс не любил бывать на свежем воздухе, и это чувство было взаимным. – Тогда это был риск, – признался я, – и мы оба это знали. Сейчас все не так.

– И почему же?

– Потому что я так говорю.

Уэс вздохнул.

– Ты знаешь, есть инстинкт самосохранения, который сохраняет нам жизнь все время? Тот, который говорит нам убираться, когда чертовы орденцы или «Коготь» приближаются к нам? У тебя этот инстинкт очень слабо развит.

Я ухмыльнулся и отправился к себе комнату, зная, что в ближайшее время мы никуда не уедем. Бросив куртку на стул, я рухнул на шелковые простыни, которыми была покрыта огромная кровать, и стал думать над только что назревшей проблемой.

Черт. Я прижал ладони к глазам, пытаясь унять гнев и разочарование. Еще одно гнездо исчезло. Это было второе гнездо, которое я потерял за последние несколько месяцев. Оно просто исчезло с лица земли. Когда оно отключилось, я бросил все и поехал в Феникс разыскивать двух детенышей, которых оставил там. Ничего. Пристанище, которое я создал для них несколько месяцев назад, превратилось в безжизненную раковину, заброшенную и пустую. Никто не мог сказать мне, что произошло со зданием и жильцами. За ночь все просто… исчезли.

Я думал о детях всю долгую дорогу назад, закипая от гнева и мучаясь угрызениями совести. Я обещал защитить их, когда они покинут «Коготь». Я поклялся беречь их от опасностей и подвел их. Где они сейчас? Что с ними случилось? Из двух возможных вариантов я надеялся, что именно «Коготь» обнаружил своих сбившихся с верного пути юных драконов и вернул их в свое лоно. Ребята, которых я выманивал из организации, часто были молодыми, доверчивыми, неопытными детенышами. Если именно «Коготь» обнаружил гнездо, то детенышей, вероятно, забрали для «переподготовки». Как бы мне ни была ненавистна мысль о том, что я снова потеряю их в организации, по крайней мере, я бы знал, что они живы. Альтернативный вариант исчезновения гнезда и молодняка был намного, намного хуже.

Альтернативой был конец от рук орденцев.

Закрыв глаза, я уронил руки на матрас. Уэс был прав в том, что запаниковал. Не то чтобы ему нужна веская причина, но оставаться здесь, когда что-то приближалось к нашему местоположению, было плохой идеей. Мы смогли выживать так долго лишь потому, что вечно перемещались с места на место и знали, когда бежать, если станет слишком опасно. Однажды нам уже пришлось покинуть этот район. Насколько я знал, «Коготь» все еще искал нас. Чем дольше мы здесь пробудем, тем большую опасность это будет представлять для нас обоих. Но я не мог уехать без нее.

Мне нужно было отдать должное Уэсу. Он был угрюмым, пессимистичным и пил столько «Рэд Булла», что его хватило бы для запуска аэростата. Тем не менее иметь в арсенале элитного бывшего хакера «Когтя» было чрезвычайно полезно. Он был тем, кто мог выследить молодых драконов из «Когтя», узнать, где и когда их разместят, и обычно у нас еще в запасе было время для того, чтобы переехать в этот район и быть готовыми к прибытию имитаторов. Вот почему мы приехали сюда, в Кресент-Бич. Потому что Уэс обнаружил, что «Коготь» собирается отправить в большой мир еще одного новенького дракона. Детеныша по имени Эмбер Хилл.

Я ожидал найти то, что всегда находил: зеленого молодого дракона, наивного и доверчивого, взволнованного и жаждущего свободы. Такие были легкой добычей. Покажите такому дракону таинственного незнакомца, дайте им почувствовать вкус настоящей свободы, и многие захотят спрыгнуть с корабля. Конечно, жизнь отступника не сияла яркими огнями и славой, но главным было вытащить их из организации. Все технические детали, касавшиеся безопасности, можно было обсудить позже.

Я не ожидал встретить дерзкую, самоуверенную девчонку, которая бросала мне вызов, давала мне отпор и не боялась меня… и вообще не боялась ничего. Она бросала вызов не только старшему, более опытному дракону, но и «Когтю», своим опекунам, даже брату-близнецу, который был не таким уж интересным. Она делала лишь то, что хотела. С того момента, как мы встретились и поговорили, я знал, что не могу позволить ей остаться в организации. Было в ней что-то такое, что заставило меня решиться вытащить ее, увезти подальше от «Когтя». Возможно, она напомнила мне меня самого в ее возрасте своим пылким свободолюбивым духом. Я был таким же до того, как «Коготь» систематически пресекал любые намеки на независимость и собственное мнение. Конечно, я сумел восстановиться, но знал, что организация творила с собственным молодняком. Я был чертовски уверен, что не могу позволить этому случиться с ней.

Во всяком случае, именно это я себе говорил. Это не имело никакого отношения к тому, как мой дракон реагировал на нее, почти вырываясь из моей кожи всякий раз, когда девушка была рядом. Я никогда не хотел перевоплотиться в свою истинную форму так сильно, как сегодня, когда Эмбер смотрела на меня во время танца. Я знал, что она испытывала то же самое, хотя ради нас обоих я хорошо все скрывал. Эмбер была младше меня на десятки лет и неопытна во всем. И еще она была слишком человечной для своего же блага. Пример тому ее несостоявшийся поцелуй человека.

Ярость другого рода обожгла мои легкие, и я зарычал, вспомнив сопляка, с которым она танцевала сегодня вечером. Смертные подростки обычно были довольно бесполезными: дерзкими и незрелыми, считающими, что знают все о мире. Ими было легко манипулировать, но они не годились ни для чего другого. Но этот парень… Что-то с ним было не так, хотя я не был уверен, что именно. Может быть, все дело в том, что он мне был противен и я хотел оградить мою маленькую Искорку от унылых человеческих эмоций. Или, может быть, во мне просто говорило внезапное, иррациональное желание откусить тому парню голову.

Я простонал. Ничего хорошего не выйдет, если я буду думать об Эмбер в таком ключе. Мне нужно сосредоточиться. Сосредоточиться на том, зачем я сюда приехал. Эмбер начала сомневаться. Моя маленькая Искорка не будет довольствоваться тем, чтобы сидеть сложа руки и позволять «Когтю» командовать ею. Она начнет расспрашивать организацию, если уже не начала, а когда не сможет получить от них ответов, придет ко мне. И я расскажу ей, что на самом деле представляет собой «Коготь».

– Райли. – Уэс просунул голову в дверной проем. – Гнездо в Остине, приятель. Что нам с этим делать?

Я вздохнул, приняв сидячее положение на матрасе.

– Продолжай наблюдать за пристанищем, но больше не пытайся связаться с ним, – сказал я ему. – Если то, что заставило гнездо отключиться, все еще там, нам не стоит выдавать наше присутствие. После того, как я уговорю Эмбер присоединиться к нам, я сам поеду в Остин и посмотрю, что происходит. А пока сидим тихо.

– А если «Коготь» или орденцы появятся на нашем чертовом пороге?

– Ну, тогда я свалю через заднее окно. Не знаю, что именно ты предпримешь в подобной ситуации.

– Так приятно знать, что тебе не все равно.

Я пинком захлопнул дверь. Уэс по привычке не будет спать всю ночь, уставившись в экран ноутбука и употребляя немыслимое количество «Рэд Булла». Я устал, был раздосадован, и мне было больно из-за известия о потерянном пристанище. Мой раздражающий сосед пусть катится к чертям собачьим, а мне нужно поспать.

И очень скоро я собирался показать рыжеволосой девчонке истинную сущность «Когтя» и убедить ее, что ее место среди нас.

Рядом со мной.


* * * | Рождение дракона | Эмбер







Loading...