home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

Я парила в воздушных потоках, солнце грело мне спину, ветерок обдувал лицо. Подо мной раскинулось белое море из облаков, которые бурлили и накатывали друг на друга. Пахло солью, волнами и океаном, и я опустилась ниже, чтобы проскользить над волнами.

Кто-то опустился рядом со мной. Еще один дракон, который вызывающе мне ухмыльнулся и устремился вперед. Сильно взмахнув крыльями, я полетела за ним, следуя за извивающимся хвостом, пока он взмывал вверх и нырял вниз сквозь волны из облаков. Я не узнала его, хотя мне казалось, что я видела его раньше. Это был Кобальт? Или Гаррет?..

Будильник пронзительно зазвенел у меня в ухе, прервав сон, и я ударом отключила его. Уже пять утра. Черт. И сон уже исчезал, растворяясь в воздухе, когда реальность вернула меня в постель. Летала ли я? И кем был тот другой дракон, за которым я гналась? Я попыталась удержать воспоминание о сне, но оно ускользнуло в темноту и исчезло.

Перекатившись на спину, я уставилась в потолок, уже страшась сегодняшнего дня. Интересно, какое развлечение подготовила для меня сегодня наставница из «Когтя»? Вероятно, еще примерно десяток раундов «охоты на дракона». Этой игрой из-за ее реалистичности я все еще не наслаждалась, даже пребывая в своей истинной форме.

Я села, сбросив одеяло, и мой медведь свалился с матраса на пол. Улыбаясь, я подняла его и обняла, вдыхая слабый запах сахарной ваты, который все еще исходил от ее меха.

Гаррет выиграл его для меня. Лишь мысль об этом могла заставить меня улыбнуться. Тот день на карнавале был потрясающим, особенно поездка на колесе обозрения. От того, как Гаррет посмотрел на меня перед нашим поцелуем, у меня перехватило дыхание. Как будто он видел меня такой, какая я есть на самом деле, и ему было все равно.

Конечно, я знала, что это самообман. Гаррет не мог знать о моей истинной сущности. Наши миры были совершенно разными. Я знала, что когда лето закончится, мне придется отказаться от Гаррета.

Но не сейчас.

– Эмбер, – раздался стук в дверь, и через нее послышался голос дяди Лиама. – Сейчас 5:05. Ты проснулась?

– Да, – буркнула я, и его шаги стихли. Поднявшись, я положила медведя на незастеленную кровать и надела старую, забрызганную краской рубашку и шорты. Я не стала принимать душ, зная, что вернусь домой грязная, потная и в ярко-красной краске. Мой водитель даже накрывал заднее сиденье своей машины простыней, чтобы я не испортила обивку. Теперь простыня выглядела так, словно на ней кто-то убил козу.

Данте уже ушел, когда я спустилась в подвал. Внутри у меня все сжалось от тревоги, когда я открыла дверь туннеля. После нашей ссоры мы с братом не разговаривали ни о чем важном. Он улыбнулся мне, когда я вернулась с карнавала, и вел себя так, будто ничего не случилось, но все было не так, как раньше. Рядом с нашими опекунами он все еще был моим дружелюбным, поддразнивающим, добродушным братом, но если я спрашивала его о чем-нибудь, связанном с «Когтем» или драконами, его глаза тут же становились холодными, а улыбка – пустой. Данте отдалялся все сильнее и сильнее от меня, и я не знала, как это исправить.

Добравшись до офисного здания, я испытала шок. Огромное складское помещение было очищено. От массивного деревянного лабиринта не осталось ничего, кроме нескольких ящиков и тюфяков, сложенных в углу. Пол был пуст, за исключением квадрата толстых синих борцовских матов посередине, что делало помещение больше похожим на спортзал, чем на склад. Но не это было самым большим сюрпризом.

Моя наставница стояла в центре матов, скрестив руки на груди, и ждала. На ней не было привычного костюма-тройки и туфель на каблуках. Она была одета в гладкий черный комбинезон, который облегал ее стройную фигуру и закрывал тело от шеи до лодыжек. Ее светлые волосы были убраны за спину и свисали чуть ниже лопаток, освободившись от извечного пучка. Я осознала, что она довольно привлекательная с человеческой точки зрения. Красивая и эффектная. Однако ее кислотные зеленые глаза, наблюдавшие за мной, были все такими же: плоскими, холодными и слегка насмешливыми.

– Сегодня у нас кое-что новенькое, деточка. – Она улыбнулась, когда я подошла к краю матов. – Мне кажется, что я была слишком мягкой, когда позволила людям гоняться за тобой с пейнтбольными маркерами и ненастоящими пулями. И еще я считаю, что ты слишком сильно полагаешься на свой истинный облик, чтобы выпутаться из неприятностей. Иногда нужно разорвать члена Ордена когтями, клыками и подпалить его огнем. Но в некоторых случаях лучше остаться человеком. Тебе нужно научиться защищать себя в обеих ипостасях. Снимай обувь.

Слишком мягкой со мной? Будто бы пули с краской и прятки с натренированными солдатами были чем-то вроде легкой пробежки в парке? Я настороженно посмотрела на нее поверх матов и сняла сандалии.

– Итак, что мы сегодня делаем?

– Как я и сказала, – наставница поманила меня к себе двумя пальцами, и я ступила на маты, ощущая ступнями холодный толстый пластик, – думаю, что пришло время повысить уровень твоей подготовки. Сегодня ты будешь иметь дело со мной.

Немного нервничая и наблюдая за женщиной, я уверенно прошла по ровной поверхности матов, пока не оказалась всего в нескольких сантиметрах от наставницы. Она холодно посмотрела на меня, затем вытащила пистолет из кобуры и подняла его. Я подпрыгнула.

– Скажи мне, как проще всего убить дракона, – сказала она, сверля меня кислотными зелеными глазами. Я заставила себя отвлечься от смертоносного орудия в ее руке и попыталась сосредоточиться на вопросе.

– Э-э. – Я ломала голову над вопросом, зная, что наставница ждала от меня только правильного ответа. – Когда мы в человеческом обличье. До того, как у нас появится шанс перевоплотиться. У нас нет никакой защиты, когда мы выглядим как люди.

– Хорошо, – сказала женщина, и это не было похвалой. Выражение ее лица было строгим, когда она продолжила: – Солдаты Ордена тоже это знают. Вот почему секретность так важна для нашего выживания. Если бы они заведомо знали, кто мы на самом деле, то без колебаний убивали нас снайперским выстрелом в голову с тысячи метров. Ты бы даже не поняла, что случилось. И еще, если ты вдруг окажешься в ситуации на грани жизни и смерти, то помни, что солдаты Святого Георгия не настолько глупы, чтобы сражаться с драконом один на один. По возможности они будут стрелять в тебя издалека, до того, как у тебя появится шанс приблизиться.

Я кивнула. Наставница из «Когтя» подняла пистолет.

– Следовательно, не исключены случаи, когда ты окажешься слишком близко к тому, кто хочет твоей смерти. Бывают обстоятельства, при которых принять истинное обличье не предоставляется возможным. Например, в городских кварталах или при свидетелях. Научиться защищать себя в человеческом облике так же важно, как защищать себя в обличье дракона. Таким образом, главное помнить, что если ты видишь перед собой заряженный пистолет или любое другое оружие, то не следует, – она направила пистолет на меня, остановив дуло всего в нескольких сантиметрах перед моим лицом, и я застыла, – замирать. Если ты бездействуешь, то считай, что уже мертва. Вот и все. – Без предупреждения она нажала на спусковой крючок. Курок щелкнул, и у меня душа ушла в пятки. Моя наставница улыбнулась. – Он не заряжен, деточка. Но не обольщайся, пистолет настоящий. Однажды ты можешь с таким же столкнуться в реальной жизни. А теперь… – она взяла пистолет за рукоятку и протянула его мне. – Возьми. Я покажу тебе, как обезоружить противника.

Я с неохотой приняла оружие, словно это была ядовитая змея. Моя наставница закатила глаза.

– Хватит дергаться. Я же сказала, что он не заряжен. – Она сделала шаг назад. – Теперь целься в меня так, словно ты хочешь прострелить мне сердце.

Сжав приклад, я подняла пистолет. Руки моей наставницы двигались быстрее, чем я могла видеть, и тут же вырвали пистолет из моих рук. Через полсекунды я уже смотрела в дуло, направленное мне в лицо.

Холодные зеленые глаза наставницы уставились на меня поверх ствола, ее губы искривились в злой ухмылке.

– Успела понять, что произошло?

– Нет.

– Отлично. И они не должны понять. – Она снова поманила меня к себе, и я неохотно шагнула вперед. – Я сейчас еще раз медленно покажу тебе, как это делается, а потом ты попробуешь повторить.

В течение следующих нескольких минут я наблюдала за тем, как наставница шаг за шагом объясняет мне разоружение противника. Она отклонялась в сторону, когда двигалась, делая свое тело гораздо меньшей мишенью для пистолета. Она никогда не вставала прямо перед дулом и хватала ствол, дергая его вверх и в сторону, чтобы затем тут же направить оружие на противника. В замедленном темпе все было намного понятнее, но если двигаться быстро, то ты не успеваешь даже моргнуть.

– Теперь твоя очередь. – Наставница взяла пистолет и отступила на шаг, не сводя с меня глаз. Нервничая и в то же время сгорая от нетерпения, я сделала вдох и попыталась расслабиться, чтобы остаться мягкой и плавной, как меня учили. Моя наставница улыбнулась, держа пистолет в опущенной руке. – И помни, ты должна сосредоточиться на своем противнике, если хочешь жить. Не позволяй ничему отвлечь тебя. Готова?

Я слегка пригнулась, балансируя на кончиках пальцев.

– Да.

– Прекрасно. Ну и как ты погуляла на карнавале?

Что? Я растерялась, и внутри у меня все перевернулось. Рука наставницы поднялась, чтобы направить пистолет мне в лицо. Резкий щелчок спущенного курка эхом прокатился по комнате.

– Ты мертва, – опустив пистолет, женщина с отвращением покачала головой. – Что я тебе сказала по поводу того, чтобы ты не отвлекалась? Ни на что?

– Как?.. – Я прокрутила в голове свое свидание с Гарретом, и вспоминала о странном покалывании в затылке из-за того, что кто-то наблюдал за мной из толпы. Во мне вспыхнуло негодование, сменившееся гневом. – Так это вы за мной следили! – обвинительным тоном заявила я, и мой голос эхом отразился от стен. – Я чувствовала, что кто-то наблюдает за нами!

– Моя работа заключается в том, чтобы присматривать за моей ученицей, – сказала женщина, нисколько не смутившись, и снова подняла пистолет. В этот раз я нырнула в сторону, когда он щелкнул позади меня, но не успела броситься вперед. – Когда она отвлекается на бесполезные человеческие занятия, я начинаю беспокоиться.

Наставница опустила пистолет и, прищурившись, стала обходить меня кругом.

Я двигалась по кругу вместе с ней, расслабив ноги, чтобы в любой момент отскочить в сторону.

– А мне казалось, что мы и должны были слиться с толпой, – возразила я, пока женщина кружила рядом со мной как акула. Мой дракон рычал, недовольный игрой в кошки-мышки, желая напасть, кусаться и царапаться. Но смысл упражнения был не в этом, и я не могла позволить наставнице снова «застрелить» меня. Она не пользовалась настоящими пулями, но тут же сказала бы, что я мертва. – Наблюдать, влиться в общество, научиться вести себя как человек. Мы разве не для этого здесь?

– Научиться вести себя как человек. Ты не должна никогда при этом забывать, что ты дракон. Ты не одна из них.

– Я знаю.

– Неужели? Как зовут того мальчика?

От удивления я снова едва успела среагировать до того, как наставница выстрелит в меня. Отклонившись в сторону, я перекатилась и села на корточки, но когда подняла голову, то снова обнаружила дуло пистолета, направленное мне в лицо. Тем не менее женщина не выстрелила, просто смотрела на меня поверх ствола своими ядовитыми зелеными глазами.

– Его имя, – требовательно сказала она.

– Какая вам разница? – огрызнулась я, не желая, чтобы эта женщина хоть что-то знала о Гаррете. Он был частью моей жизни, не связанной с тренировками, «Когтем» и безумными ожиданиями организации. Когда я была с Гарретом, я почти забывала о том, что «Коготь» держал мою жизнь в своей мертвой хватке. Я почти забывала о том… что я дракон. – Он просто человек, – сказала я своей наставнице, которая продолжала целиться из пистолета мне в лицо. – Какое вам дело до одного человека?

Будто бы прочитав мои мысли, моя наставница помрачнела, став еще более пугающей.

– Вот именно, – стальным тоном произнесла она. – Он просто человек. Один смертный из миллиардов других таких же незначительных смертных, которые живут всего ничего. Ты дракон. Более того, ты драконесса – женская особь нашей расы, и это делает тебя еще более важной для организации. – Наставница, наконец, опустила пистолет, хотя продолжала сверлить меня взглядом. – Твоя преданность, раз и навсегда, принадлежит «Когтю». До людей тебе не должно быть дела. Они не имеют значения. Мы находимся среди них, ведем себя как они, живем с ними, но мы никогда не станем одними из них. – Она резко вскинула оружие. – Люди – это рак, деточка. Вирус, который распространяется, оскверняет и уничтожает все на своем пути. Человеческая раса слаба и саморазрушительна, и единственное, что они умеют делать, это разрушать. Ты являешься частью чего-то гораздо более великого, и подобного величия смертные никогда не достигнут, поэтому если я спрашиваю у тебя имя человеческого мальчишки, тебе лучше назвать мне его имя, а не задавать встречные вопросы!

Наставница подняла пистолет невероятно быстро, но на этот раз я была готова.

Подскочив вверх, я отклонилась в сторону, как она меня учила, и бросилась на нее. Я ударила руками по стволу пистолета снизу, отчего оружие поднялось вверх и я смогла вырвать его из хватки женщины. Секунду спустя я стояла перед наставницей с пистолетом, направленным на нее. Она в шоке уставилась на меня, не веря в то, что у меня все получилось.

– Гаррет, – уронила я, пока моя наставница сверлила меня взглядом. – Его зовут Гаррет.

Женщина улыбнулась.

– Ну вот. Это было совсем не сложно, правда? – спросила она, и я понятия не имела, имеет ли она в виду мою успешную попытку разоружения или мой ответ на вопрос про имя. Взяв пистолет из моих слабых пальцев, наставница отступила назад и пристально посмотрела на меня. – Да, – сказала она так, словно долго думала и, наконец, приняла решение. – Я убедилась в том, что ты готова.

– Готова к чему? – спросила я, но наставница развернулась и быстро направилась к выходу из комнаты, махнув мне рукой, чтобы я шла за ней. Я проследовала в ее кабинет, где женщина указала мне на стул перед ее столом. Я осторожно села, заметив на отполированной столешнице папку с документами, на которой сверху было напечатано мое имя.

Наставница не села напротив, а уставилась на меня через стол, прикоснувшись пальцами к папке. Я не могла сдержаться, и мой взгляд снова и снова возвращался к личному делу. Мое имя было выведено красным. Что же было внутри этой папки? Что там было написано обо мне и моем будущем в организации?

– Сегодня у тебя важный день, деточка, – объявила дама из «Когтя», и я занервничала еще сильнее. – Как ты знаешь, мы наблюдали за тобой с того момента, как ты вылупилась из яйца, оценивая твои умения, твое поведение, чтобы предположить, в какой роли ты преуспеешь. Ты завершила первый этап своего обучения. Теперь пора переходить ко второму, где ты будешь оттачивать свои навыки, которые помогут тебе утвердиться в организации. Начиная с сегодняшнего дня ты будешь приходить на тренировки в этом.

Наставница бросила мне темный нательный костюм, сделанный из легкой, хорошо тянущейся ткани. Казалось, будто бы он вцепился мне в руки, когда я поймала его, и на долю секунды я подумала, что этот костюм – живое существо. Вздрогнув, я отложила костюм подальше. Костюм выглядел как обычный комбинезон для тренировок, но он будто был покрыт слизью и казался теплым. Я догадалась, что на моей наставнице был такой же наряд, но сама я не могла представить себя в подобном одеянии.

– Это особая одежда, – пояснила наставница, пока я боролась с желанием бросить жуткую вещь на пол. – Это слишком сложно объяснить, но достаточно сказать, что он не порвется и не распадется на части, когда ты будешь принимать свое истинное обличье.

У меня отвисла челюсть.

– Правда? – заинтригованная, я уставилась на ткань, пытаясь перестать чувствовать отвращение от того, как она присасывалась к моей обнаженной коже. – Получается, если я превращусь в нем, то мне не нужно переживать о том, что домой я побегу голой?

Женщина указала на дверь.

– Иди надень его, – приказала она. – Убедись в том, что он подходит тебе по размеру, затем возвращайся сюда. Вперед.

Я отправилась в ванную комнату и натянула на себя в костюм, затаив дыхание, когда ткань начала присасываться к моей коже и струиться по ней, почти как краска. Сначала костюм казался теплым и отвратительно скользким, но через несколько мгновений он прилип к моему телу так, что я почти не чувствовала его.

Жуть.

Я вернулась к наставнице, которая коротко одобрительно кивнула и снова указала мне на стул.

– Хорошо, – сказала она, когда я опустилась на стул, держа в руках свою обычную одежду и чувствуя себя практически обнаженной. – Он подходит. Я хочу, чтобы ты проходила в нем до конца дня, чтобы он привык к твоей форме и телосложению. Можешь свою обычную одежду надеть поверх.

Я нахмурилась, не уверенная в том, что правильно ее расслышала.

– Погодите, вы хотите, чтобы я сегодня вечером его не снимала, чтобы он привык ко мне?

Моя наставница кивнула, словно это было вполне нормальное объяснение.

– Да, деточка, не беспокойся. После нескольких минут ты вообще забудешь, что он на тебе. – Она натянуто улыбнулась, словно говорила, исходя из личного опыта. – Только отдельные члены нашей организации получают такую особую одежду, – продолжала говорить она, и я поморщилась, – так что считай, что тебе повезло. Эти костюмы очень ценятся, и их производство дорого обходится. Не потеряй свой. Он будет твоей формой для тренировок, а позже станет рабочей одеждой.

Я все еще пыталась осмыслить информацию о том, что нательный костюм должен привыкнуть ко мне, будто бы был живым существом, но что-то в последней фразе заставило меня застыть.

– Рабочей одеждой? – тихо спросила я. Может быть, я спешила с выводами, но мне казалось, что такой костюм был нужен по одной причине: превращаться из человека в дракона быстро и бесшумно. Этот костюм напоминал одежду ниндзя. Да, это был волшебный костюм, который прилипал к тебе, словно был живым, и полностью копировал очертания твоего тела. И в организации была лишь одна позиция, которая пришла мне на ум, связанная с «работой», которую выполняли ниндзя.

Моя наставница улыбнулась своей самой злой улыбкой и подтолкнула ко мне папку, открыв ее. Сглотнув, я посмотрела на первую строчку.

Объект: Эмбер Хилл.

А ниже…

Мое сердце замерло, и кровь застыла в жилах, превратившись в лед. Я смотрела на шесть букв, желая, чтобы они исчезли, чтобы они превратились в иное слово или означали что-то другое.

– Поздравляю, Эмбер Хилл, – произнесла пугающая дама из «Когтя», глядя на меня поверх стола. – Добро пожаловать в отряд «Гадюки».


Райли | Рождение дракона | Гаррет







Loading...