home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

После того как я покинула квартиру Гаррета, некоторое время я просто бесцельно ехала на велосипеде. Мой разум все еще пребывал в хаотичном беспокойстве. Лекси звонила мне ранее, изъявив желание позаниматься серфингом в заливе, но я знала, что не смогу сосредоточиться для того, чтобы суметь справиться с гигантскими волнами, и в итоге просто буду падать. Кроме того, Лекси, вероятно, поняла бы, что что-то случилось, и хотя она отлично разбиралась с такими человеческими проблемами, как мальчики, одежда и чувства, она не могла мне помочь с проблемами другого рода.

Мне очень хотелось поговорить с Гарретом начистоту и рассказать ему все. После моей тренировки, когда наставница огорошила меня новой информацией, я направилась прямо к его квартире, не зная, что скажу, но уверенная в том, что должна его увидеть.

И это было ошибкой.

Встреча с Гарретом, украденные поцелуи в его комнате, его признания шепотом заставили меня понять, насколько многое я потеряю по окончании лета. Я думала, что лишусь только своей свободы, но даже эта потеря бледнела в сравнении с Гарретом. Он был не просто милым человеческим мальчишкой, с которым можно было заниматься серфингом, играть в видеоигры и ходить на карнавал. Это не было моим мятежным желанием насолить моей наставнице, испытав человеческие эмоции, в то время как у драконов их быть не должно. Нет, я действительно очень хотела быть с ним. От мысли о том, что он уедет, что я больше никогда его не увижу, у меня ныло сердце так, как никогда прежде.

Так что теперь у меня над головой висели два черных облака, которые еще больше сводили меня с ума. Или, может быть, это было одно большое облако, и все мои более мелкие проблемы появлялись из него. Удушающее, гигантское облако под названием «Коготь». Организация утверждала, что люди были низшим видом. «Коготь» запретил нам летать и даже принимать истинное обличье без его разрешения. Он приставил ко мне злую, жестокую наставницу, чтобы превратить мою жизнь в настоящий ад.

«Коготь» хотел, чтобы я стала гадюкой.

Я поежилась, сжимая руль велосипеда. Никогда бы не подумала, что стану гадюкой. Я знала, что не была достаточно большой или сильной, чтобы примкнуть к ящерам, что у меня не было обаяния и грации, которые необходимы были хамелеонам. После разговора с Райли в тот день на пирсе я была почти уверена, что мне суждено стать василиском. Не идеальный вариант, но лучше, чем стать вараном и выполнять скучную бесполезную работу до конца жизни.

Но гадюки – это самые элитные агенты «Когтя». Официально гадюк призывали тогда, когда все другие способы терпели неудачу и нужно было принять крайние меры. Конечно же, их иногда отправляли охотиться за отступниками и дезертирами, чтобы возвращать их в организацию. Во всяком случае, это была официальная версия. Вот почему отступничество считалось настолько же глупым, насколько и опасным. У тебя не было шансов против гадюки, если она оказалась у тебя на хвосте. Гадюки никогда не сдавались, если соглашались на выполнение задания.

Это мое призвание? Охотиться на своих, заставлять их возвращаться в организацию, которая медленно душила меня саму? Это было неправильно. Хотя я понятия не имела, чем на самом деле занимались гадюки. Определенно они не просто выслеживали беглецов. Но когда я спросила об этом у своей наставницы, она просто рассмеялась и сказала, что меня это пока не должно волновать и я обо всем узнаю в нужное время.

Мне нужно было с кем-нибудь поговорить. К Гаррету я побежала инстинктивно, поскольку была расстроена и не могла рассуждать здраво, но он не мог мне ничем помочь в проблемах с «Когтем». Мне нужно было поговорить с драконом, с кем-то, кто понимал, через что я сейчас проходила. И я знала того, кто соответствовал данному описанию.

Оставив велосипед во дворе и поднявшись по ступенькам к дому, я вытащила телефон. Мое сердце громко стучало, когда я нашла его номер и мой палец завис над кнопкой вызова.

Продолжая смотреть в экран, я открыла входную дверь и столкнулась с выходящим из дома Данте.

– Ой. Ауч. Снова, – пожаловался он, отступая назад и потирая подбородок, о который я стукнулась макушкой. – Боже, я будто бы врезался в шар для боулинга. Но я всегда знал, что у тебя голова крепкая.

– Смешно. – Он опять вел себя как ни в чем не бывало, но мне надоело притворяться, и я отступила в сторону. – Лучше иметь в качестве головы шар для боулинга, чем вообще не иметь шаров.

– Бьешь ниже пояса, сестренка. – Данте наморщил лоб, глядя на меня сверху вниз. – Ты в порядке?

– В порядке. Да и вообще, тебе не все ли равно? – Данте не двинулся с места, и я попыталась проскользнуть мимо него в дом. – Разве тебе не нужно заняться вещами, которые «Коготь» ждет от тебя? Подлизывание, подхалимство и тому подобное?

– Ясненько, кто-то не в настроении. – Я проскользнула мимо него, но вместо того, чтобы уйти, Данте проследовал за мной в гостиную. В тон его голоса закралось подозрение. – Не хочешь рассказать мне, что произошло?

– А ты слушать будешь? – вызывающе спросила я, глядя на него поверх кухонной стойки. – Или просто сдашь меня «Когтю», если я скажу что-то неправильное?

Лицо Данте исказилось от боли и гнева.

– Так, хватит, – прорычал он. Прошагав через кухню, он наклонился через стойку и понизил голос, заговорив резким шепотом. – Когда это я не слушал тебя, Эмбер? – требовательно спросил он. – Ты все твердишь мне, что я не на твоей стороне, но я только и делал, что заботился о тебе. Я врал нашим опекунам ради твоего блага, закрывал глаза на то, что ты нарушаешь правила. Я обманывал ради тебя, когда ты отправилась летать, прикрыл тебя, когда ты не вернулась с вечеринки, и не доложил, что ты разговаривала с отступником. Я даже ничего не сказал по поводу тебя и Гаррета.

Я вздрогнула от удивления.

– Откуда?..

– Лекси сказала мне, – мрачно сказал Данте. – И мне было неприятно слышать об этом от нее, а не от тебя. Ты раньше мне все рассказывала.

Он выглядел искренне обиженным, и мой гнев стал утихать. Возможно, я была несправедлива по отношению к брату. Насколько я могла судить, Данте не сообщил «Когтю» о возвращении Райли. Он прикрыл меня с вечеринкой и ни словом не обмолвился о моем незаконном ночном полете с Кобальтом. Может быть, Данте просто боялся. Возможно, он заботился обо мне так, как умел.

– Ты обвиняешь меня в том, что у меня от тебя секреты, – сердито продолжал Данте, – но это ты все скрываешь. Мне все равно, чем ты занимаешься с людьми, Эмбер. Мы должны влиться в общество и научиться их поведению, заставить их думать, что мы одни из них, но при этом помнить, что это не так. И когда-нибудь человечество узнает об этом.

Я подскочила на месте.

– Тебе так твой наставник сказал?

– Какое это имеет отношение к делу?

Прищурившись, я развернулась к Данте.

– Куда они тебя определили? – Я устала ходить вокруг да около, устала от секретов с обеих сторон. Мне нужны были ответы, и я надеялась, что все еще могу рассчитывать на то, что мой брат-близнец поможет мне. Данте моргнул в замешательстве, и я продолжила давить на него, воспользовавшись преимуществом. – Фракция, Данте. Кто ты? Куда «Коготь» тебя определил?

Брат замер, и на секунду мне показалось, что он не ответит, сказав, что не может говорить об этом. Но затем он прислонился к стойке и вздохнул.

– В «Хамелеоны».

Я упала духом.

– Ага, так и думала. Тебе подходит. – Я могла представить Данте в деловом костюме, как брат улыбается, разговаривая с влиятельными людьми и чувствуя себя при этом как рыба в воде. – Ты сразу впишешься.

– Ты о чем вообще? – спросил Данте, нахмурившись. – Это важная миссия. – Его глаза сверкнули, когда он посмотрел на меня. – А что? Куда они тебя определили? В отряд «Варанов»? «Ящеров»? Туда, где твой горячий темперамент не спалит все вокруг?

– В «Гадюки».

Кровь отлила от лица Данте. Его глаза расширились, и он отступил на шаг назад. Его яркие рыжие волосы представляли шокирующий контраст с его побледневшим лицом.

– В «Гадюки»? – почти прошептал он, и мое сердце пропустило удар. – Они определили тебя в «Гадюки»?

Я кивнула, и по моей спине пробежал холодок. Из всех возможных реакций такой я не ожидала.

– Наставница сказала мне сегодня утром, – пояснила я. – Я думала об этом весь день.

По крайней мере, в то время, когда была не с Гарретом. Я хмыкнула и скрестила руки на груди, стараясь скрыть подступающий страх.

– Конечно же, они не спрашивали меня, чего мне хочется, хочу ли я вообще быть гадюкой. Почему именно им решать, что лучше для меня? Если я этим буду заниматься до конца жизни, то почему сама не могу решить? – Данте продолжал смотреть на меня с ужасом, написанным на лице, и моя уверенность возросла. – Должно быть, произошла ошибка, – сказала я. – Они наверняка неправильно меня оценили, каким-то образом нарушили алгоритм или вроде того. Я не хочу быть гадюкой. Я не хочу охотиться на своих сородичей и тащить их в «Коготь». Они ведь этим занимаются, да? Если я сбегу…

Ужас на лице Данте усилился.

– …они отправят за мной гадюку, чтобы вернуть меня.

Мой брат-близнец ничего не ответил. Я опустила голову на стойку, чувствуя холодный мрамор на своей разгоряченной коже, и закрыла глаза.

– Я так не могу, – сказала я. – Все это неправильно. – Открыв глаза, я умоляюще посмотрела на Данте, желая, чтобы он понял, чтобы он снова был моим братом. – Данте, что мне делать?

– Эмбер, послушай меня. – Данте обошел стойку и взял меня за плечи, впившись пальцами в мою кожу. Его изумрудные глаза серьезно смотрели на меня. – Ты станешь гадюкой, – сказал он низким твердым голосом, – потому что так решил «Коготь». Ты не можешь с ними спорить. Если ты попытаешься… – Он утих, сердито посмотрев на меня, пока я с ужасом глядела на него. – Не спорь с ними, – закончил он. – Просто прими тот факт, что будешь гадюкой. С этим ничего нельзя поделать. Как только ты примешь это, все станет проще, я обещаю.

Я вырвалась из хватки Данте и попятилась от него, качая головой. Он не последовал за мной, просто продолжал смотреть на меня печальными, обеспокоенными глазами.

– Так будет лучше, – настаивал он. – «Коготь» знает, что делает. Тебе нужно просто довериться им. Хватит упрямиться, сестренка. Все это ради будущего, ради выживания нашей расы. Если ты сможешь уничтожать врагов «Когтя», то этого вполне достаточно для того, чтобы хотеть стать гадюкой. Тебе стоит гордиться.

Я не могла ничего ответить. Мне нечего было сказать ему. Я просто развернулась, вышла из кухни и направилась к себе в комнату. Дверь закрылась за мной с тихим щелчком – незначительным звуком, который стал индикатором того, что связь, которая должна была быть нерушимой, разорвалась. Я больше не узнавала своего брата. «Коготь» забрал его у меня.

Сев на кровать, я снова достала телефон. На этот раз я не колебалась. Данте что-то знал о гадюках: я видела это на его лице, в той короткой вспышке ужаса и страха, когда я впервые произнесла это слово. Но теперь он стал для меня незнакомцем, кем-то, кого я не знала. И если он не давал мне ответов, тогда я пойду к тому, который сможет это сделать.

Привет. Ты свободен? – написала я, пытаясь игнорировать взволнованную дрожь в животе от моего дракона, который извивался от радости.

Как и в прошлый раз, всего через несколько секунд ответ появился на экране.

Для тебя – всегда, Искорка. Встретимся в том же месте через 15 мин.

Я наблюдала за тем, как экран гаснет, и некоторое время просто смотрела на него. Я собиралась встретиться с драконом-отступником второй раз за неделю. Я злилась на Данте, испытывала отвращение к свой наставнице и чувствовала себя немного виноватой из-за Гаррета. Я не хотела, чтобы мой разговор с отступником прервали те, кто будет пытаться звонить мне.

Я приняла решение. Выключив телефон, я положила его на комод, повернулась и вышла из дома.


Гаррет | Рождение дракона | Райли







Loading...