home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

– Лилит, – прорычал Райли, отступая назад, когда моя наставница собственной персоной направилась к нам. Она была одета, как и я, в облегающий ее стройное тело черный костюм. Ее светлые волосы были убраны за спину. Форма для «работы». У меня перехватило дыхание от понимания.

– Где Данте? – требовательно спросила я, внезапно придя в ужас. – Что вы с ним сделали? Если вы хоть пальцем тронули его, я клянусь…

– Не переживай, моя дорогая, – Лилит хищно улыбнулась мне. – С твоим братом все хорошо. Он дома, кстати говоря, ждет, когда я верну тебя в гнездышко.

Райли выругался. Я в замешательстве посмотрела на него, потом на Лилит.

– Я не понимаю.

– Данте сообщил мне, где ты будешь сегодня вечером, – продолжала гадюка. – Он сказал, что тебе промыл мозги отступник, который околачивается поблизости, рассказывая всякую гадкую ложь об организации. Данте был очень обеспокоен твоим состоянием, поэтому связался со мной. Умный мальчик. Он знает, кому нужно доверять. – Лилит посмотрела на меня с притворной печалью. – Ты же, деточка, очень разочаровала меня.

– Вы врете, – выдохнула я, мотая головой. – Данте ни за что бы меня не предал.

– Предал? – шокированно переспросила Лилит. – Он спас тебя, деточка. Благодаря Данте я могу отправить тебя обратно в организацию сегодня вечером. Благодаря его действиями, ты никуда не уедешь с этим изменником, и мне не придется убивать тебя за пособничество с известным отступником.

– А что насчет Райли?

– Райли? – Лилит секунду хмурилась в замешательстве, затем повернулась к отступнику со злой улыбкой. – Так вот как ты сейчас себя называешь, Кобальт? Весьма… по-человечески. Не слишком ли высоко поставил планку, покусившись на мою ученицу? Ты должен был знать, что я найду тебя рано или поздно.

– Эмбер, беги, – прорычал Райли: каждая мышца в его теле напряглась для драки. – Не беспокойся обо мне. Просто убирайся отсюда немедленно.

– Стой, где стоишь, – резко приказала Лилит. – Когда я закончу, мы вернемся в организацию, где тебе и место. И ты дождешься, пока я закончу, это не займет много времени. – Она улыбнулась зловещей демонической улыбкой. – Но я бы советовала тебе отвернуться, деточка, и закрыть глаза. Тебе, наверное, не захочется на это смотреть.

Она действительно собирается его убить. Я бросила взгляд на Райли, и он коротко и обреченно кивнул, от чего у меня все внутри сжалось. Что бы я ни делала, что бы я ни выбирала, он бы понял. Если я вернусь в «Коготь», он не станет винить меня, но и не убежит. Он не сможет одолеть Лилит, особенно после ранения, но он будет сражаться за меня, за Нэттл, Рэми, Уэса и всех остальных своих отступников. Он будет биться с лучшей гадюкой «Когтя», чтобы дать им шанс на свободу.

Я проглотила свой страх и отступила от Лилит, чтобы посмотреть, как она направляется к Райли.

– Нет, – сказала я, заставив ее удивиться. – Если хочешь убить его, тебе придется убить и меня тоже.

Лилит улыбнулась.

– Как жаль, – задумчиво произнесла она, тоже отступая на шаг. – Я надеялась, что сегодня ты образумишься, но вижу, что Кобальт слишком затуманил твой разум. Что ж, хорошо, – ее глаза засияли зловещим ядовито-зеленым светом. – Если твой выбор – повернуться спиной к «Когтю» и встать на сторону преступников, это автоматически делает тебя предателем. Так что ты можешь умереть вместе с ними!

И она взмыла в воздух, едва ли не быстрее, чем я могла заметить, и закрыла нас своей тенью. Крылья Лилит раскинулись в стороны, огромные зеленые мембраны хлестали по воздуху, заставляя меня чувствовать себя крошечной, незначительной. Стреловидный череп венчал длинную извивающуюся шею. Вдоль спины к тонкому хвосту, подобному хлысту, шли шипы. Глаза с узкими зрачками смотрели на нас нетерпеливо и безжалостно, когда шесть метров взрослого ядовито-зеленого дракона издали ужасающий боевой клич и бросились на нас.

Уже в драконьем обличье Кобальт закрыл меня собой, вызывающе рыча, когда взрослый дракон, который был вдвое больше него, навалился на отступника. Песок полетел во все стороны, когда голова Лилит пугающе быстро метнулась вперед и схватила Кобальта за шею. Оступник отклонился в сторону, взмахивая крыльями и хвостом, и ударил ее когтями. Когти Кобальта прошлись по ядовито-зеленой чешуе врага, но не пронзили ее насквозь, и Лилит извернулась, шипя, как разъяренная змея. Двигаясь невероятно быстро, она снова набросилась на Кобальта шквалом когтей и клыков, не давая ему времени прийти в себя. Рычащий Кобальт был вынужден отступить к океану, пытаясь избежать дикого вихря ударов, но споткнулся, и Лилит мгновенно среагировала. Ее когти подло ударили его по плечу. Кровь хлынула на песок ярко-красными каплями, и Кобальт взревел от боли.

Но Лилит забыла обо мне.

Пробежав по песку, я прыгнула на свою бывшую наставницу, превратилась в воздухе, намереваясь приземлиться на спину Лилит в виде дракона и впиться когтями в ее шею. Но как только я оторвалась от земли, ее хвост взметнулся в воздух и отбросил меня в сторону. Я ударилась о песок, и она тут же развернулась и бросилась на меня, вонзив изогнутые когти мне в бок и прижимая мои крылья к земле. Она была очень быстрой. Это напоминало битву со змеей, огромной умной змеей с когтями, крыльями и извивающимся хвостом. Я закричала, когда ее вес надавил на мои крылья, а когти пронзили мою чешую, проливая кровь.

Кобальт с ревом ударил Лилит сбоку, его золотые глаза горели яростью. Сверкнув когтями, он разорвал бы ее от позвоночника до живота, если бы она не отскочила, в одно мгновение отпустив меня и тут же отпрыгнув назад. Зарычав, синий дракон встал между мной и гадюкой, сложив крылья и обнажив клыки.

Я с трудом поднялась на ноги, сморщившись от смешка гадюки. От этого шипящего звука мне стало неуютно в собственной шкуре.

– Ну и ну, – прошипела она на драконьем, расхаживая вокруг нас по песку. Она двигалась, как акула, гибкая и грациозная, и мы с опаской кружили параллельно ей. – Не слишком ли ты печешься о ней, Кобальт? Неужели тебя ни капельки не беспокоит, что моя ученица может ударить тебя в спину? В конце концов, она была избрана Старейшим Змием, чтобы стать гадюкой.

– Не слушай ее, – рыкнула я, сверля глазами Лилит, которая продолжала кружить вокруг нас. – Она пытается сбить тебя с толку, чтобы воспользоваться твоим замешательством. Она это умеет. – Я оскалилась, глядя на свою бывшую наставницу. – Ты уже показывала мне эту уловку, помнишь? Второй раз я на нее не попадусь.

Гадюка рассмеялась.

– Что ж, хорошо, что мои уроки прошли не совсем даром, – сказала она, окидывая нас спокойным взглядом. – Но мне кажется, пора перестать играть с вами. – Она остановила взгляд своих кислотных глаз на мне. – Деточка, это твой последний шанс. Ты будешь удивительной гадюкой – это у тебя в крови. Тебе и твоему брату было предначертано стать великими. Но ты всего лишишься, если останешься с этим предателем, – ее голос стал низким и успокаивающим. – Идем со мной, и тебя простят. Ты сможешь вернуться в «Коготь», и все пойдет по плану. Вы с братом никогда не расстанетесь, и я могу тебе это гарантировать.

Данте. Я заколебалась, и Лилит улыбнулась.

– Да, деточка. Он ждет тебя дома. Забудь об этом безумстве и вернись к нам. Ты не можешь сражаться с «Когтем». Данте это понимает. Пора и тебе с этим смириться.

Я оскалилась.

– А что насчет тех драконов, которые не подошли «Когтю» по его стандартам? Что насчет производительниц и нежелательных? Они тоже смирились с этим?

– Это не твоего ума дело, – ее глаза сузились, а голос изменился, становясь все более ужасающим по мере того, как Лилит наклоняла голову. – Продолжай сопротивляться, и ты умрешь. Я уничтожу тебя, Кобальта и тех жалких детенышей, которые прячутся в пещере. – Кобальт вздрогнул от этих слов, и гадюка улыбнулась. – Неужели ты думал, что я не заметила этих мерзких сопляков? Нет, я не стану щадить предателей, не важно, дети они или нет. Они умрут, и ты разделишь с ними их участь, когда я начну рвать их на куски, убедившись, что они страдают ежесекундно. Я живьем сниму с них кожу, раздавлю их челюсти и верну их раздробленные кости организации в качестве напоминания о том, что случается с теми, кто предает нас.

Кобальт зарычал, обнажив клыки.

– Бессердечная тварь! – процедил он, и языки пламени яростно лизнули его зубы. – Ты их не тронешь. Я убью тебя!

Он бросился на гадюку, широко разинув пасть, и вцепился в ее длинную, изящную шею, которая соблазнительно близко была наклонена к земле. Лилит ухмыльнулась, и я слишком поздно поняла, что это было именно то, чего она добивалась. Кобальт попытался схватить ее за горло, но она быстро, как змея, откинула голову назад, и его челюсти сомкнулись на пустом месте. Лилит привстала на дыбы, взмахнув крыльями, чтобы сохранить равновесие, и навалилась всем телом на отступника, который был меньше ее, придавив его к песку. Я увидела, как Кобальт вскинул голову и беззвучно вскрикнул, прежде чем неподвижно рухнул на песок. Он хлопнул крыльями и замер.

С визгом я бросилась на гадюку, не зная, что делать, но желая, чтобы она держалась подальше от Кобальта. Лилит перешагнула через неподвижно лежащего отступника, чтобы встретить меня, и обнажила клыки в нетерпеливой, кровожадной усмешке. С рычанием я набросилась на нее, но она увернулась. Я снова ринулась в атаку, схватив ее за переднюю лапу в надежде, что сломанная кость замедлит движение. Она вырвала лапу и ударила меня по морде острым задним когтем, отчего у меня заслезились глаза. Мое терпение лопнуло, и я прыгнула на нее с ревом, намереваясь царапать, кромсать и кусать, пока не останется ничего, кроме груды костей и чешуи.

Гадюка ринулась мне навстречу, ударив рогатой головой в живот и грудь. Я чувствовала себя так, будто меня сбил мчащийся на всей скорости грузовик, и если бы у меня не было нагрудных пластин и брони, Лилит, вероятно, переломала бы все ребра в моем теле. Тем не менее воздух вышел из моих легких болезненно и резко, и меня отбросило назад. Я ударилась о песок у кромки воды и прокатилась несколько метров клубком, состоящим их крыльев и хвоста. Оцепенев и задыхаясь, я почувствовала острую боль в задней ноге, когда когти гадюки сомкнулись вокруг моей лодыжки. Зарычав, я попыталась встать, но упала в момент, когда Лилит потащила меня по песку, развернулась и отшвырнула меня во второй раз. Мир перевернулся на головокружительный миг, как раз перед тем, как я врезалась в одиноко стоящий валун с такой силой, что чуть не потеряла сознание.

Задыхаясь, я рухнула на песок. Перед глазами у меня, словно облака, плясали темные пятна. Мир по-прежнему бешено кружился. Я попыталась встать, но мои лапы подкосились, и я откинулась назад, шипя от боли.

– И это все? – Голос гадюки эхом отдавался в моей голове. Он был глухим и звенящим, но таким же насмешливым и самодовольным, как всегда. Сквозь затуманенное зрение я увидела смертоносного зеленого дракона, который, крадучись, подходил ко мне, и ее глаза светились в вечерних сумерках. – Это все, на что ты способна, деточка? – пропела она на драконьем. – Возможно, я все-таки недооценивала тебя.

Стиснув зубы и используя валун в качестве опоры, я встала, опустив хвост и крылья. Мои когти скользили по рыхлому песку, затрудняя продвижение, и боль полыхала в боку. Задыхаясь от страха, я услышала приближение гадюки и отчаянно впилась когтями в землю.

– Теперь убегаешь? – окликнула меня Лили. – Ты же знаешь, что от меня не сбежать. Признай поражение, деточка. Позволь мне убить тебя сейчас, и я сделаю это быстро.

Прижимаясь к валуну, я пыталась успокоиться, слыша шаги дракона-убийцы, которые шелестели по песку с другой стороны камня.

– Какая же ты жалкая маленькая добыча, – продолжала рассуждать вслух гадюка, находясь в опасной близости от меня. – Я правда очень разочарована.

Я сделала глубокий вдох и почувствовала, как в легких разгорается жар.

Драконы не добыча, – подумала я, когда длинная шея высунулась из-за валуна и стреловидная голова улыбнулась, глядя на меня. Драконы всегда охотники.

– Вот и ты, – промурлыкала Лилит. – Я тебя вижу, деточка.

Я подняла голову и выдохнула струю огня в гадюку, нависшую надо мной. Пламя, конечно, не могло причинить драконам вреда, так как наша чешуя была огнеупорной, но внезапный залп заставил ее фыркнуть и отпрянуть. Выпрямившись, я вскочила на вершину камня и бросилась гадюке на спину.

Я ударила ее между крыльевыми суставами и шеей, погрузив когти в чешую, чтобы удержаться. Ее шипы кололи меня, пока я царапалась, чтобы лучше ухватиться за нее, изо всех сил раздирая ее плоть. Лилит зашипела и начала извиваться, но я вцепилась в нее из последних сил. Я укусила ее и почувствовала резкий вкус крови во рту: Лилит в ярости взревела.

Ее длинная шея извернулась, и зеленый дракон сомкнул челюсти на моем крыльевом суставе, чтобы оторвать меня от своей спины. Мгновение я висела в воздухе, а потом гадюка встала на дыбы и с силой швырнула меня на землю. Я приземлилась на живот, и до того, как успела шевельнуться, одна когтистая лапа придавила меня, а другая обвилась вокруг моего горла. Когти вонзились в кожу, прокалывая чешую. Я закашлялась и заглянула лицо гадюки, которая больше не улыбалась.

– Теперь ты меня раздражаешь, – прорычала она, пока я отчаянно боролась, цепляясь за песок и размахивая хвостом. Это было бесполезно. Она слишком большая. – Не волнуйся, дорогая, я убью тебя быстро. Как только я порву тебе горло, ты больше ничего не почувствуешь.

Когти Лилит сжались, впиваясь в мою шею и проливая кровь. Я отчаянно билась, размахивая крыльями, но не могла даже с места сдвинуть смертоносного дракона, державшего меня.

– Как жаль, – сказала Лилит. – У тебя был огромный потенциал. Полагаю, теперь нам придется надеяться только на Данте.

Данте?

– Погоди, – выдавила я, чувствуя, что когти совсем немного ослабили хватку. – Что вам нужно от Данте?

Лилит снова улыбнулась.

– Это больше не твоя забота, деточка, – сказала она и сдавила мое горло, превратив весь мой мир в боль. – Потому что через несколько мгновений тебя уже не будет в живых. А сейчас почему бы тебе не побыть паинькой и не сдохнуть? Это то, чего бы хотел от тебя «Коготь».

Ее когти пронзили мою шею, проваливаясь сквозь чешую, и я поняла, что на этот раз они не остановятся. Я закрыла глаза и приготовилась к смерти, надеясь, что это будет не так больно, как говорит Лилит.

Позади нас начали греметь выстрелы.


Райли | Рождение дракона | Гаррет







Loading...