home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Гаррет

До рассвета сто двадцать минут. Времени остается все меньше.

В ожидании смерти сложнее всего определиться с чувствами. Умирать не хочется, но при этом ты мечтаешь, чтобы все закончилось прямо сейчас. И, разумеется, в последние часы жизни бессонница становится твоим единственным спутником. Больше ни на чем не получается сосредоточиться, в голове появляются вопросы, воспоминания, предположения. «А что было бы, если?..» Сущая пытка. В какой-то момент начинаешь жалеть, что нельзя пролежать без сознания до момента казни. Я прекрасно осознаю, что это малодушие, но не хочу идти навстречу смерти подавленным и измотанным. Я не стану плакать и умолять о милосердии. Если этот день – последний в моей жизни, я хочу прожить его достойно и встретить смерть с высоко поднятой головой. Это все, на что мог надеяться солдат Ордена Святого Георгия.

Я лежал на кушетке и не мог сомкнуть глаз, прекратить считать оставшиеся минуты жизни. И тут неожиданно у меня перехватило дыхание от напряжения. Я мгновенно узнал это ощущение, хоть оно и было совсем слабым. Именно это чувство возникало перед тем, как выбить дверь в убежище цели, или когда я подозревал, что мы вот-вот угодим в засаду. Инстинкты солдата подсказывали мне, что сейчас что-то произойдет.

Я осторожно слез с матраса и подошел к решетке. В тюремном блоке по-прежнему никого не было. Снаружи царила темнота. Но меня все равно не покидало ощущение, что что-то не так. Может быть, меня решили казнить раньше? Но этого быть не может. Орден Святого Георгия всегда славился своей пунктуальностью. Я умру через один час пятьдесят минут. А может быть, все дело в том, что я наконец-то не выдержал и у меня все-таки случился нервный срыв.

В полной тишине кто-то неожиданно выбил дверь. Услышав знакомый звук, я подскочил и привычно потянулся к кобуре, чтобы выхватить пистолет, но, разумеется, оружия при себе у меня не было. В караульной комнате закричали, кто-то включил сигнал тревоги. Я беспомощно стиснул прутья своей клетки, слушая приглушенный шум борьбы в соседней комнате. После короткой потасовки заскрипели стулья, с глухим стуком упали на пол тела… И снова наступила тишина.

Затаив дыхание, я напряженно ждал, что произойдет дальше. Не знаю, что сейчас будет, но, что бы это ни было, я готов к драке.

А потом дверь, ведущая в караульную комнату, распахнулась, и я увидел в дверном проеме ярко-зеленые глаза. К этому я был совсем не готов.

У меня перехватило дыхание. Какое-то время я мог только смотреть.

«Это не просто нервный срыв. Я сошел с ума, и у меня начались галлюцинации».

Потому что это просто невозможно. Ее здесь нет. Нет причины, по которой она бы в здравом уме могла появиться здесь, на базе Ордена Святого Георгия, за считаные минуты до моей казни. Я спятил, я вижу то, чего просто никак не может быть на самом деле.

«Идеальный Солдат не смог принять факт своей грядущей смерти и сошел с ума в семнадцать лет».

Я смотрел на нее, широко раскрыв рот, готовый к тому, что стоящая в лунном свете девушка растворится в тени. Но она не исчезла. С улыбкой, от которой мое сердце пустилось вскачь, она поспешила к двери моей камеры.

– Эмбер?

Я все еще не мог поверить своим глазам. Девушка приблизилась к прутьям решетки, не сводя с меня взгляда, протянула руку и коснулась моего лица. Я прерывисто вздохнул. Она была теплая. Настоящая. Это невозможно, но она действительно была здесь.

Я накрыл своей рукой ее ладонь и почувствовал, как быстро колотится ее сердце.

– Что ты здесь делаешь? – прошептал я.

– Вытаскиваю тебя отсюда, разумеется, – прошептала она в ответ. И ее теплое дыхание на моей щеке стало еще одним доказательством того, что она мне не привиделась. Я посмотрел прямо в ее непокорные зеленые глаза. – Я тебя не брошу, Гаррет. Только не после того, как ты спас нам жизнь. Я не могу позволить им тебя убить.

– Ты пришла за мной?

– Эмбер, – раздался нетерпеливый рык. Этот голос был мне смутно знаком. За спиной девушки замаячил еще один силуэт и, заглянув ей через плечо, я с огромным неудовольствием понял, что темноволосый парень в темной одежде – это тот дракон, с которым Эмбер сбежала из Кресент-Бич.

– На это нет времени, Искорка, – отрезал он, бросая ей в руки какой-то предмет. Она поймала его, и он блеснул в лунном свете. – Скорее. Охранники скоро придут в себя. Открывай дверь, нам пора убираться отсюда.

Я все еще не мог прийти в себя. Эмбер здесь, два дракона посреди ночи проникли на базу Ордена Святого Георгия, чтобы спасти меня от смерти. Но слова второго дракона вывели меня из состояния транса. Когда Эмбер вставила ключ в замочную скважину и со скрипом повернула его, я внезапно осознал, что происходит, что это значит.

– Гаррет, – сказала Эмбер, увидев, что я стою и смотрю на открытую дверь. – Скорее, пока нас никто не видит. Что ты делаешь?

Второй дракон, стоящий на другом конце блока, фыркнул от отвращения.

– Искорка, я тебя предупреждал, – он махнул в мою сторону рукой. – Ты можешь открыть клетку, но уговорить мартышку выйти из нее тебе не удастся. Он стоит, потому что мы его враги. Он скорее останется и позволит им пустить себе пулю в лоб, чем сбежит с двумя драконами. Я же прав, да, орденец? – ухмыльнулся он. – Тебе ведь совершенно плевать, что они без колебаний списали тебя со счетов? Но знаешь что? Плевать я хотел на твои принципы. Даю тебе три секунды на то, чтобы сделать выбор. Если ты не соизволишь выйти, я махну на тебя рукой, и мы оставим тебя здесь. Итак, что ты выбираешь? Идешь с нами или остаешься умирать?

«Сбежать».

Сбежать из Ордена Святого Георгия с двумя драконами. С врагами. Совсем недавно я был готов к смерти, но сейчас всего одно слово отделяло меня от свободы. Если я это сделаю, если я выйду из этой камеры, пути назад не будет.

Долю секунды Идеальный Солдат колебался. Даже сейчас мне претила мысль о том, чтобы принять помощь заклятого врага. Даже в моем нынешнем положении. Но я знал правду, и она бросала на мои мысли зловещую тень. В Ордене что-то нечисто, и до встречи с Эмбер я не понимал этого. Начав отрицать доктрину Ордена и утверждать, что она может быть неверной, я совершил измену. Ни один член Ордена не расценивал эту историю с другой стороны. Никого не интересовало, что драконы, которых мы столетиями выслеживали и убивали, могли оказаться не теми чудовищами, какими их пытались представить. Никто не хотел понимать, что, возможно, члены Ордена Святого Георгия убивали невинных существ.

Однако Орден больше не был моим домом. Меня уже приговорили к смерти, и приговор этот вынесли те самые люди, которые меня вырастили. Мое положение бы никак не ухудшилось, если бы я ушел отсюда с двумя драконами, которые рисковали жизнями, чтобы вытащить меня отсюда. А это был неплохой аргумент.

– Я иду с вами, – тихо сказал я, переступая через порог камеры. Второй дракон все еще оценивающе смотрел на меня. Но я устремил взгляд на Эмбер, которая с облегчением выдохнула, когда я вышел из камеры. Спутник Эмбер еще раз фыркнул от отвращения, но я не обратил на это внимания. Я больше не солдат Ордена Святого Георгия. Понятия не имею, как Эмбер и ее спутник собираются выбираться с базы, но теперь я свободен. И если сегодня мне суждено умереть, я погибну в бою.

– Идем, – второй дракон нетерпеливо махнул рукой. – Скоро рассвет.

Мы быстро вышли из тюремного блока. На посту охраны лежали безжизненные тела двух охранников. У одного из них, кажется, был сломан нос. Голова второго была в крови, и у меня появилось подозрение, что его приложили лбом о край стола. Я остановился возле одного из них и вытащил из кобуры, висевшей на его ремне, пистолет и проверил, нет ли в комнате отверстий от выстрелов. Все-таки, несмотря на то что я перешел на сторону врага, раньше эти люди были моими братьями. Мы вместе тренировались и сражались бок о бок. О таком нельзя забыть за одну ночь, после одного предательства. Взрослый дракон посмотрел на меня, когда я выпрямился, сжимая в руке оружие. Очевидно, он был не в восторге от того, что я вооружен. Но пока мы шли по коридору и поднимались на первый этаж, он ничего не сказал.

В здании по-прежнему было тихо. Несмотря на то что начало светать, подъем еще не объявили. Утренние построения должны были начаться ровно в пять утра, а пока солдаты продолжали спать в своих постелях. То есть у нас оставалось менее полутора часов. Скоро здесь будет твориться полная неразбериха. И это еще не говоря о том, что нам нужно пройти мимо охраны патрулирующих периметр базы солдат. Я не знал, как Эмбер и второму дракону удалось проникнуть так далеко в глубь территории базы и остаться незамеченными, но я был полностью уверен, что пройти по этому же пути во второй раз и не нарваться на неприятности нам не удастся. Все было тихо. Это слишком просто.

Второй дракон – я вспомнил, что его звали Райли, – остановил нас у задней двери и что-то тихо сказал в микрофон. Потом он кивнул и толкнул дверь, подтверждая мое предположение: камеры наблюдения на базе были взломаны. Должно быть, работал хороший хакер: системы безопасности Ордена не так-то легко взломать. Кроме того, он должен был подобраться достаточно близко к базе, чтобы поймать сигнал.

Снаружи все еще было темно. Мы тихо пробирались по пустынному двору, стараясь держаться тени и избегать освещенных мест. Один раз мимо нас прошел патруль. Солдаты тихо переговаривались между собой, а мы прижимались к стене, пока они не ушли. За зданиями можно было спрятаться, хотя нам нужно было держаться подальше от окон и дверей, откуда нас могли заметить. Но больше всего меня беспокоил последний отрезок до забора: там мы будем как на ладони, и спрятаться будет негде. Если нас заметят, то откроют огонь на поражение, и нас тут же застрелят.

Я представил, какая поднимется суматоха, когда в Ордене поймут, что два дракона смогли проникнуть на базу, освободить узника и покинуть ее тем же путем. Во всех капитулах по всему миру несколько недель будет твориться полный хаос. Будут в срочном порядке усиливать охрану, удваивать количество патрульных, перекрывать сети передачи информации и доставки продовольствия. Солдат начнут тренировать еще усерднее. Полетят головы офицеров высших чинов Ордена. Драконы поднимают Орден Святого Георгия на смех? Проскальзывают прямо под носом у наших бравых солдат? Несколько месяцев назад от одной мысли об этом я бы испугался и разозлился. Сейчас же мне было плевать. В Ордене четко дали понять, что я им больше не нужен. Я не знал, куда мне идти: до этого я жил только Орденом. Я просто не видел другой жизни. Точно я понимал лишь одно: сегодня на рассвете я не буду стоять на стене. Меня не расстреляют за то, что я спас жизнь дракону.

Но мы еще не выбрались отсюда.

До забора осталось четыреста метров… И все взорвалось.

Когда мы прижались к стене, готовые к финальному забегу к забору по открытому пространству, в полной тишине заревела сирена. Эмбер подпрыгнула, второй дракон выругался и прижался к стене. Повсюду на базе вспыхнул свет. Включились проекторы. Огромные круги света начали двигаться по земле и прочерчивать небо. Открылись двери, отовсюду хлынули толпы солдат. Они явно были в замешательстве, но находились в состоянии боевой готовности. Они собирались в рассредоточенные отряды, осторожно оглядываясь по сторонам.

– Что происходит? – прошептала Эмбер.

– Они знают, что мы здесь, – выплюнул второй дракон. – Возможно, обнаружили, что в камере никого нет и что мы вырубили охранников. – Он еще раз выругался и, прищурив глаза, выглянул за угол, – Уэс, нас обнаружили. Можешь выключить свет? – секунду спустя он покачал головой. – Ладно, тогда убирайся оттуда! Не беспокойся за нас – увидимся на месте встречи, – секунду он молчал, а потом рявкнул: – Уэс, мне плевать, уезжай!

Солдаты были повсюду. Я поднял пистолет, хотя мысль о том, чтобы направить оружие на бывших братьев, вызывала у меня отвращение.

– Ничего не выйдет, – тихо сказал я. И на секунду почувствовал укол сожаления. Зря Эмбер пришла сюда. Я хотел, чтобы она была свободна и жила без оглядки на Орден Святого Георгия, а не существовала в страхе, скрываясь от охотящихся на нее убийц драконов. Теперь она умрет здесь со мной.

– Слишком далеко, – сказал я, когда они посмотрели на меня. – Их слишком много, нам не добраться до забора. У нас никогда не получится сделать это незаметно. Эмбер… – я посмотрел в ее огромные зеленые глаза. Она смотрела на меня без страха или сожаления, и от ее взгляда мое сердце пустилось вскачь. – Я отвлеку их. Они будут искать меня. Вы с Райли убирайтесь отсюда как можно скорее.

В ее глазах вспыхнула искра неповиновения.

– Только попробуй, Гаррет, – почти прорычала она. – Я не ради того прошла через все это. Я пришла сюда, чтобы спасти тебя, а не бросать – уже во второй раз. Большей чуши я в жизни не слышала, – она отошла от стены. Искра в ее глазах превратилась в пламя. – Мы уходим отсюда, все, и прямо сейчас!

В воздухе поднялся ослепляющий вихрь белого огня. Я вздрогнул и поднял руку, чтобы защитить лицо от жара. В этот момент стоявшая передо мной девушка исчезла, а вместо нее поднялся на дыбы разъяренный темно-красный дракон. Когда она приземлилась на четыре лапы, люди на базе закричали. Ее крылья были расправлены, а от ее рыка воздух задрожал.

– Черт! – выругался кто-то из солдат.

Еще один всплеск энергии – и спутник Эмбер тоже изменился, превратившись в темно-синего дракона с блестящей чешуей и длинным гребнем от шеи до хвоста. Мое сердце бешено заколотилось, когда два существа, совсем не похожие на людей, повернулись ко мне. Их глаза сияли. Даже сейчас инстинкты вопили, чтобы я спасался бегством, что они враги, что мне нужно пристрелить их прежде, чем они нападут на меня и разорвут на куски.

По нам начали стрелять. Пули рикошетили от стены у меня за спиной. Эмбер зарычала и вздрогнула от боли. Я повернулся, поднимая пистолет. На нас бежали двое солдат, они на бегу стреляли в драконов, на которых был направлен свет проекторов. Они не видели меня, или, точнее, их внимание было целиком сосредоточено на существах за моей спиной. Я поднял пистолет и, молча умоляя их о прощении, выстрелил им в ноги. Солдаты с криками попадали на землю, но я видел, что в нашу сторону бежит еще больше людей. Сейчас все солдаты на базе были в состоянии полной боевой готовности, и все знали, что здесь находятся драконы.

– Гаррет!

Дракон с отливающей металлическим блеском красной чешуей устремился ко мне, и мне пришлось сделать усилие, чтобы не броситься в сторону, когда ко мне повернулась узкая морда рептилии.

– Забирайся! – сказал дракон, опуская крылья. – Нужно улетать.

Забираться? Лететь верхом на драконе? На долю секунды я замешкался. Одно дело – разговаривать с драконами. Другое – принимать их помощь. Но лететь верхом? Особенно после осознания того, что дракон подо мной – тощая зеленоглазая девчонка, которую я не раз целовал?

Синий дракон с ревом выпустил пламя в патруль, который вышел из-за угла с поднятыми пистолетами. Солдаты закричали и упали на землю. Эмбер зарычала, обнажив клыки:

– Гаррет, забирайся!

Я пришел в себя, запрыгнул ей на спину, между кожаных крыльев, и обхватил ее за шею. Почувствовал, как ее позвоночник впился мое тело, как горит ее разгоряченная чешуя, как напряжены ее мышцы, я подавил дрожь. Это совсем не та Эмбер, которую я знаю. Та девушка и любые намеки на ее человечность исчезли сразу, как только дракон начал двигаться. Свирепая, но в то же время завораживающая, она вытянула шею и посмотрела на меня. Я смог разглядеть ряды острых клыков и почувствовать запах пепла и дыма из ее рта.

– Подожди.

По нам снова открыли стрельбу. Синий дракон прорычал что-то на гортанном языке драконов. Я крепче схватился за шею Эмбер, она сразу же разбежалась и взлетела, расправив крылья. Казалось, что мышцы под ее кожей напряглись как стальные тросы. Когда мы покидали базу, на нас был направлен свет проектора. Раздались звуки выстрелов, я услышал, как синий дракон взревел от ярости, но сам только сжал зубы и пригнулся к спине Эмбер. Неожиданно она дернулась, потом яростно взмахнула крыльями, набирая скорость, чтобы вырваться из света прожекторов, оказаться как можно дальше от базы. Мы удалялись от Ордена все дальше в пустыню, и свет прожекторов постепенно исчез, а звуки выстрелов стихли.


Эмбер | Сердце дракона | * * *







Loading...