home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Райли

Выпустив из ноздрей струйки дыма, Эмбер отвернулась к туалетному столику в углу комнаты. Секунду я любовался изгибом ее шеи и крыльев, отблеском ее карминного цвета чешуи в солнечном свете. Желание принять истинную форму было настолько сильным, что причиняло почти физическую боль, обжигая легкие и придавая воздуху привкус пепла. Я сумел сдержаться и отвернулся, пока совсем не потерял голову от искушения. Кивнув солдату в сторону двери, я вышел из комнаты.

Мы закрыли за собой дверь.

– Ну ладно, – тихо, чтобы не слышала Эмбер, сказал я. – Ты убедился, теперь с ней все будет в порядке. Но ты-то почему еще здесь, орденец?

Солдат посмотрел на закрытую дверь.

– Мне больше некуда идти, – так же тихо сказал он.

– Но это ведь не моя проблема, так?

Я не стал дожидаться ответа и отправился на кухню. Скоро Эмбер выйдет из комнаты и сразу же отправится на поиски еды. Поживиться у нас было особо нечем, в холодильнике были только остатки пиццы. Пару часов назад я отправил Уэса в магазин за продуктами. Надеюсь, он скоро вернется. Мы остановились не в лучшем районе. До блеска и показной роскоши бульвара Лас-Вегас-Стрип, известного средоточием огромных казино, было очень далеко. За окном были маленькие уродливые дома, а за ними к далеким горам простиралась пустыня Мохаве. Это бедный, неблагополучный район, но сейчас мне это было только на руку. Никто не задавал вопросов, никто ничего не разнюхивал, и всем было плевать, почему на дорожке считавшегося заброшенным дома неожиданно припарковался белый фургон.

Солдат прошел за мной на кухню. По своему обыкновению он прошерстил взглядом комнату.

– На вас начнут охоту, – сказал он, и я безразлично пожал плечами.

– Рассказал бы что поинтереснее.

– Скоро вам нужно будет уезжать отсюда. Здесь оставаться опасно, особенно если учесть, что нас разыскивает Орден Святого Георгия.

Я разозлился. Внезапно раздражение, которое я сдерживал все это время, вспыхнуло с новой силой. Мы провели здесь три дня. Все это время мы терпели присутствие друг друга максимально цивилизованным способом: просто притворяясь, что второго человека не существует. Орденец не разговаривал со мной, я не разговаривал с ним. Нас все устраивало. Эдакое негласное перемирие, которое действовало, пока Эмбер была без сознания.

А теперь же все маски были сброшены. Я прищурился. Интересно, что будет, если я приму свою истинную форму и перекушу солдата пополам? Пусть Эмбер забыла, что он был членом Ордена, и простила его за то, что он выслеживал и без зазрений совести убивал представителей нашей расы. Но я-то все помню. Вообще-то, я не выбросил гаденыша из фургона посреди пустыни только потому, что Эмбер убедила меня спасти его, невзирая на то, сколько жизней драконов было на его совести. И из-за нее же я не выгнал его из дома, подкрепив свою аргументацию порядочной струей огня. Сейчас, впрочем, эта соблазнительная мысль снова закрутилась у меня в голове.

– Обойдусь без твоих советов, орденец, – тихо сказал я. В моем голосе промелькнули недобрые нотки. – Я занимаюсь этим куда дольше тебя. Вашу расу я обставил еще тогда, когда ты даже не мог обхватить ствол пистолета своими крошечными пальчиками. Не хватало мне еще слушать убийцу драконов. Особенно когда он советует мне опасаться Ордена.

– Ты никогда не проникал в капитул Ордена, – продолжил человек, как будто не знал, кто я и чем занимался. – Я знаю Орден, они этого так не оставят. Как только весть о вашем вторжении дойдет до Лондона – а скорее всего, это уже произошло, – они бросят все силы на то, чтобы поймать нас. И они не остановятся ни перед чем.

– И поэтому ты здесь? – с вызовом спросил я, скрестив руки. – Ты хочешь, чтобы драконы защитили тебя, теперь, когда на тебя открыта охота?

– Нет, – лицо орденца на мгновение скривилось от злости. – Мне все равно, что будет со мной, – он говорил так серьезно, что я почти ему поверил. – Но я хочу, чтобы Эмбер была в безопасности. Я обязан ей жизнью, и я не могу уйти, зная, что за ней охотятся солдаты Ордена.

– Они охотились за ней всегда, орденец, – отрезал я. – Каждый божий день. Эта охота никогда не прекратится. Эта война никогда не закончится. Сейчас разница заключается только в том, что мы стали занозой в заднице Ордена, потому что задели их гордость. Теперь они изо всех сил будут стараться сохранить лицо. И плевать, что они годами выбивали двери наших убежищ и убивали нас без жалости, – при этих словах солдат помрачнел, а я ухмыльнулся. – Орден к ней не подберется. Я о ней позабочусь.

– Не будем забывать, – раздался голос со стороны двери, – что она и сама вполне способна о себе позаботиться.

Мы с виноватым видом повернулись к двери. Эмбер стояла на пороге, недовольно скрестив руки на груди. Ее рыжие волосы торчали во все стороны. Когда я понял, как сильно она исхудала, у меня в горле встал ком. Но ее зеленые глаза сияли так же ярко, как и всегда, пламя, горевшее в ней, не погасло. Мне показалось, что за ее спиной я заметил очертания крыльев. Она сердито зыркнула на нас – на меня, – а потом подошла к холодильнику и распахнула его.

– Эмбер, – заговорил орденец, когда она вынырнула оттуда с большой белой коробкой в руках. – Я…

– Гаррет, – перебила Эмбер. Она повернулась к нему, в голосе ее было слышно предупреждение. – Не хочу показаться грубой, но я дракон, и я не ела три дня. Если ты не собираешься показать, где в этой комнате спрятаны пончики, лучше держись от меня подальше.

Он моргнул. Я ухмыльнулся: шокированное выражение его лица весьма меня позабавило. Эмбер тем временем прошла мимо нас к высокому столу.

– Как общаться с драконами, орденец. Правило первое, – сказал я, когда девушка запрыгнула на стул и открыла коробку. – Не вставай на пути у голодного детеныша. А то палец откусят.

Эмбер посмотрела на меня, как будто хотела огрызнуться в ответ, но потом решила, что еда все-таки важнее, и откусила зараз половину куска пиццы. Я взял из холодильника банку газировки, а орденец прислонился к стене. В это время голодная Эмбер в одиночку управилась с целой пиццей пепперони. Две минуты спустя она выкинула коробку в мусорное ведро, отряхнула руки и повернулась к нам.

– Ну, – она постучала пальцами по руке, переводя взгляды с одного на другого и обратно. – И что теперь?

«Хороший вопрос».

– Думаю, тут есть варианты, Искорка.

– И кто должен выбирать?

– Ты.

Она в замешательстве посмотрела на меня и нахмурилась. Я смял пустую банку и еще раз залез в холодильник.

– Позволь спросить, – сказал я, закрыв дверцу. – А чего ты ожидала, Искорка? После того как ушла из «Когтя» и стала отступницей?

Она вскинула голову.

– Не знаю, – невнятно сказала она. – А разве тут не твоя очередь вступать в игру? Я думала, у тебя все уже продумано.

– Так и есть. Но обычно в мои планы не входит проникновение на хорошо охраняемую базу Ордена Святого Георгия и спасение нашего врага.

Сказав это, я демонстративно избегал орденца, а тот, в свою очередь, ничем не показал, что это как-то его задело.

– Видишь ли, Искорка, к такому развитию событий я был немного не готов. И, честно говоря, я не ожидал, что ты так долго будешь со мной рядом.

Ее лицо покраснело от злости. Она гордо подняла голову.

– Если бы я знала, что ты собираешься от меня избавиться, я бы не стала утруждать тебя.

– Не сгущай краски. Я совсем не это имел в виду, – я покачал головой и сердито посмотрел на нее. Она посмотрела на меня в ответ. Я вздохнул. – Неужели ты решила, что после того, как мы уехали из Кресент-Бич, я бы бросил тебя на улице? За кого ты меня принимаешь? Все-таки я чуточку более хорошо воспитан.

Она нахмурилась.

– И что бы ты сделал?

Я начал отвечать, но остановился. Мне не хотелось в открытую обсуждать свою подпольную сеть, учитывая тот факт, что человек все еще был с нами в одной комнате. Не то чтобы я боялся, что он может побежать с этой информацией в Орден. Просто я ему не доверял. Неважно, гонятся за ним или нет, его руки по локоть в крови драконов. Этого ничто не изменит.

Солдат как будто прочитал мои мысли: он поднял голову и посмотрел мне в глаза.

– Можешь ей рассказать, – тихо сказал он. – Я не выдам твои секреты Ордену.

Я ухмыльнулся.

– Если бы у меня возникла хотя бы тень подозрения, твои кости давно бы лежали посреди пустыни, – сказал я. – Меня беспокоит не это.

– Райли! – Эмбер волком посмотрела на меня. – Совсем необязательно вести себя как кретин. Он больше не состоит в Ордене.

– Искорка. Ты не понимаешь, – я повернулся к ней и прищурился. – Дело не во мне. Дело не в том, что я рискую своей жизнью, я рискую жизнями всех драконов, которых сумел вытащить из лап «Когтя». Они рассчитывают на меня. Я должен обеспечивать их безопасность, скрывать их от радаров «Когтя» и прятать от гадюк. При этом мне нужно помнить о том, что есть Орден Святого Георгия, им все равно, отступник перед ними или агент «Когтя», потому что, когда они убивают дракона, они не видят разницы между отступником и агентом «Когтя». А если и видят, то им плевать.

Я снова бросил на солдата уничижительный взгляд. Он ничего не сказал, но по выражению его лица я понял, что прав.

– Так что, да, Искорка, меня немного напрягает тот факт, что с нами в комнате находится бывший солдат Ордена Святого Георгия, – закончил я. – Кажется, когда в последний раз с нами в одной комнате находился боец Ордена, в нас стреляли, – я стукнул себя кулаком в грудь. – Это моя сеть. Я слишком долго вытаскивал драконов из «Когтя», чтобы сейчас подвергать их такой опасности.

Эмбер с удивлением посмотрела на меня.

– Сколько в твоей сети драконов? – спросила она. – Сколько у тебя отступников?

Я снова вздохнул, признавая поражение. Отступать уже слишком поздно.

– В этом году более двадцати, – сказал я, и у нее от удивления открылся рот. – И сейчас мы говорим только о драконах, это не считая людей, которые на меня работают. Детеныши, которых я вытаскиваю из организации, обычно наивные и совсем неопытные, так что за ними закрепляются агенты-люди, которые следят за ними до тех пор, пока они не смогут жить самостоятельно.

– Я не знала.

Я усмехнулся.

– Я не шутил, когда говорил, что позабочусь о тебе, Искорка. У меня уже подготовлено для тебя пристанище, дом с тысячами квадратов прилегающей лесной территории возле национального парка. Тихий городок у подножия горы. Ты бы жила с «дедушкой». Пляжей там, к сожалению, нет, но зато там есть лес, и это уединенное и мирное место. «Коготь» и Орден никогда тебя не найдут. Там ты будешь в безопасности, обещаю.

– А что будешь делать ты?

– То же, что и всегда. Сражаться с «Когтем». Вытаскивать детенышей из организации. Помогать им исчезнуть, – я пожал плечами. Внезапно на меня навалилась усталость. – Может быть, если я буду делать это достаточно долго, когда-нибудь свободных драконов станет достаточно, чтобы можно было в открытую выступить против «Когтя», – пробормотал я. – Это моя голубая мечта.

Невозможная, недостижимая мечта. Но нужно же мне было мечтать хоть о чем-то.

– Я тебе помогу.

Эмбер сказала это без раздумий. В ее голосе не было ни колебаний, ни страха, только горячее стремление. Я быстро выпрямился, одновременно встревоженный и злой. Я понимал, что когда-нибудь это должно было произойти. Да и как мой порывистый упрямый детеныш мог сказать что-то другое после того, что произошло в Кресент-Бич? Но в то же самое время я не мог принуждать ее к такой жизни. Это ужасная жизнь, кровавая, полная опасностей. Душераздирающая. Я видел бессчетное множество смертей и лично отнял бесчисленное количество жизней. Бывало, что я не знал, доживу ли до рассвета, и спрашивал себя, не умру ли в течение этого часа. Я видел бесчинства, которые творили «Коготь» и Орден Святого Георгия, и весь ужас, который творился в этом чертовом мире. Из-за всего пережитого я стал циничным мерзавцем. Я не могу так с ней поступить.

И, конечно, была еще одна причина. Даже сейчас она пульсировала в моих венах. Мне хотелось гаркнуть «Да» и увезти ее так далеко, чтобы вокруг не было ни людей, ни драконов, ни солдат Ордена и никто не мог нам помешать. По этой причине я был измотан, слаб и не сомкнул глаз, пока она неподвижно лежала в той комнате. Я не мог есть, не мог думать, что делать дальше, не мог сосредоточиться. Я вообще ничего не мог делать. Если бы сюда ворвались солдаты Ордена, я бы сжег дом дотла, но не бросил бы ее.

Так больше продолжаться не может. Это опасно. Для меня, для Эмбер, для всех в моей подпольной сети. Она отвлекающий фактор. Вспыльчивый, соблазнительный, интригующий. А на мне лежит ответственность за очень и очень многих. Я должен держаться от нее подальше. Ради ее же блага – и ради моего.

Хотя убедить в этом ее будет ой как непросто.

– Я не пойду в твое пристанище, Райли, – Эмбер говорила тоном, не терпящим никаких возражений, как будто она точно знала, о чем я думаю. Ее глаза сверкали, она скрестила руки на груди и пристально посмотрела мне в глаза. – Даже не думай, что сможешь от меня избавиться. Я не собираюсь прятаться и бездействовать, пока ты будешь спасаться от гадюк, убийц драконов и бог знает кого еще. Теперь я понимаю. Я видела, что делает «Коготь», я знаю, что они будут убивать каждого, кто не подходит под их стандарты. Я хочу помочь тебе и всем драконам, которые хотят быть свободными. Я хочу вытащить из «Когтя» так много наших, как только смогу.

– Искорка, – начал я, и она вздернула подбородок, приготовившись к спору. – Понимаю, ты сердита на «Коготь» и хочешь насолить им, неважно каким способом. Но подумай, чем это чревато. Это опасно. Мы постоянно в бегах, скрываемся от организации, Ордена, гадюк. Черт возьми, ты ведь только что очнулась, три дня назад тебя подстрелили. А если ты останешься со мной, ты снова можешь попасть под огонь.

– Я знаю.

– Тебе придется забыть о нормальной жизни, – продолжал настаивать я. – Я не могу просто так заявить, что больше не хочу этим заниматься, как только мне взбредет это в голову. На меня полагаются слишком многие, от меня зависит их безопасность. Возможно, я буду заниматься этим до конца своих дней, или пока кто-то – гадюка или солдат Ордена – не убьет меня.

– Поэтому нужно, чтобы с тобой был кто-то, кто сможет прикрыть тебя со спины.

Дверь распахнулась и ударилась о стену. Я подпрыгнул и резко развернулся. В комнату влетел Уэс. Он повернулся и захлопнул дверь. Он был бледен как смерть, его глаза горели от ужаса.

– Орден! – выдохнул он, и мы подпрыгнули от неожиданности. – Они здесь! Они сейчас будут здесь!


* * * | Сердце дракона | Эмбер







Loading...