home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Гаррет

Я стоял напротив стола. Сидящие за ним люди хранили молчание. С меня не сводили взгляд шесть пар внимательных глаз. Кто-то смотрел с подозрением, кто-то – оценивающе. И все мы ждали, когда предъявят обвинение. Каждый из этих мужчин был одет в черно-серую форму Ордена, и на камзоле каждого из них была хорошо видна эмблема – красный крест на белом щите. По их суровым покрытым морщинами лицам было видно, что на их долю выпало много войн и страданий.

Некоторых из этих людей я знал лишь понаслышке. Под руководством других я тренировался и сражался, без колебаний исполняя их приказы. За этим столом сидел и лейтенант Габриэль Мартин, но было невозможно понять, о чем он думает: он отрешенно смотрел в одну точку прямо перед собой.

Я знал его почти всю свою жизнь. Именно он сделал меня тем, кем я был сейчас. Идеальным солдатом. Именно это прозвище мне дали сослуживцы за то относительно короткое время, что я воевал. Еще они долгие годы называли меня вундеркиндом и, когда были не столь великодушны, везучим сукиным сыном. Практически за все это я должен был благодарить лейтенанта Мартина. Он что-то разглядел в тихой угрюмой сироте, заставил меня работать больше, усерднее, стать лучше других. И я это сделал. Я убил больше врагов Ордена, чем любой мой сверстник. Если бы не непредвиденные события этого лета, я мог бы убить еще больше. Несмотря на то в каком положении я оказался, я был одним из лучших – и все это заслуга Мартина.

Но сидящий за столом человек казался мне незнакомцем, беспристрастным судьей. И сегодня вместе с остальными присутствующими в этом зале он решит мою судьбу.

Я находился в маленькой, без излишеств обставленной комнате. Все по-спартански: пол выложен плиткой, слишком яркое освещение, низкие потолки. Окон совсем нет. Длинный стол, окруженный множеством стульев, обычно стоял в центре комнаты. В основном здесь проводили разборы полетов или совещания. Специально оборудованные залы судебных заседаний у Ордена были только в Лондоне. Да, солдаты время от времени нарушали общественный порядок, и это было ожидаемо. Иногда в их дурные головы приходила и мысль о дезертирстве, но полномасштабная измена была делом неслыханным. Что такое верность делу, понимал каждый член Ордена Святого Георгия. Предать Орден означало предать все.

Человек, сидящий во главе полированного стола, выпрямился и сурово посмотрел на меня. Его звали Джон Фишер.

Фишер был уважаемым капитаном Ордена – и героем войны. Левую сторону его лица покрывали ужасные раны и ожоги, он носил их как медаль за отвагу. Скрестив перед собой такие же обезображенные руки, он громко произнес:

– Гаррет Ксавье Себастьян.

После того как он гаркнул мое полное имя, в комнате воцарилась полная тишина. Суд официально начался.

– За неподчинение прямому приказу, – продолжил Фишер, – нападение на сослуживца, братание с врагом и потворство побегу троих субъектов, идентифицированных как неприятели, Орден Святого Георгия обвиняет вас в измене.

Он не сводил с меня тяжелого взгляда.

– Вам понятны выдвинутые против вас обвинения?

– Да.

– Очень хорошо, – он перевел взгляд на сидящих у задней стены людей и кивнул. – Тогда начинаем. Тристан Сент-Энтони, выйдите вперед.

За моей спиной скрипнул стул. Раздались тихие шаги, и бывший напарник встал всего в нескольких шагах от меня.

Я даже не взглянул на него, но в точности повторил позу Тристана, выпрямившись и сложив руки за спиной. Хоть я и смотрел прямо перед собой, я все же видел его боковым зрением. Тристан – высокий худой солдат, на несколько лет старше меня, с короткими темными волосами и голубыми глазами. Но сейчас его губы не кривились в вечной усмешке. Они были крепко сжаты, и он окидывал мрачным взглядом сидящих за столом.

– Пожалуйста, сообщите суду о событиях, предшествующих ночи рейда, и о сговоре, произошедшем после него, максимально подробно.

Тристан колебался. Мне стало интересно, о чем он думал за мгновение до того, как начал давать показания. Жалел ли он о том, что все сложилось именно так.

– Этим летом, – сухо заговорил он, – нас с Себастьяном отправили в Кресент-Бич, городок на Калифорнийском побережье. Нам было дано специальное задание: мы должны были незаметно проникнуть в город, найти имитатора, скрывающегося среди местного населения, и ликвидировать его.

Человек во главе стола поднял руку:

– Внесу ясность. В Кресент-Бич находился один из внедренных оперативников «Когтя», и вас отправили найти его.

– Да, сэр, – Тристан коротко кивнул. – Мы должны были убить дракона.

В комнате зашептались. Со дня основания Ордена Святого Георгия мы, солдаты, знали, за что сражались, что защищали, что стояло на кону. Наша война, наша священная миссия не изменилась и спустя столетия. Орден развивался, шагая в ногу со временем, и на смену мечам и копьям пришли новые технологии и огнестрельное оружие. Но наша задача оставалась прежней. У нас была всего одна цель. И каждый солдат Ордена поклялся посвятить всю свою жизнь достижению этой цели.

Полностью истребить драконов, наших извечных врагов.

Обычные люди ничего не знали о нашей древней войне. Существование драконов хранилось в строжайшем секрете обеими сторонами. Сейчас в мире нет настоящих драконов, если только не считать пары ничем не примечательных видов ящериц, слабых подобий своих пресловутых тезок. Настоящие драконы – огромные крылатые огнедышащие существа, которые часто появлялись в сказаниях всех стран мира, от жадных до сокровищ монстров, живших в Европе, до великодушных существ из восточных преданий, которые могли призывать дождь, – существовали только в мифах и легендах.

Именно это они и хотели нам внушить.

Орден Святого Георгия со временем изменился – но и наши враги тоже развивались. Согласно доктрине Святого Георгия, когда драконы были на грани исчезновения, чтобы спасти свою расу, они заключили договор с дьяволом и получили способность принимать человеческую форму. Правда это или нет, но та часть истории, в которой говорится о том, что они могут выглядеть как люди, – не просто легенда. Драконы – прекрасные имитаторы. Они выглядят как люди, поступают как люди, говорят как люди. Понять, дракон перед тобой или самый обыкновенный смертный, практически невозможно, даже если знать, куда смотреть и что искать. Какова численность драконов, никому не известно. Они умело влились в человеческое общество, выдают себя за нас, прячутся у всех на виду. Они тщательно скрываются, а главная их цель – поработить человечество, сделать людей низшим биологическим видом. Мы должны найти и уничтожить как можно больше этих чудовищ, и, может быть, однажды их станет так мало, что они, наконец, канут в небытие. Там им самое место.

Когда-то я в это верил. Пока не встретил ее.

– Я читал ваш отчет, Сент-Энтони, – продолжил Фишер. – Там сказано, что вы и Себастьян наладили контакт с подозреваемой и начали расследование.

– Да, сэр, – согласился Тристан. – Мы установили контакт с Эмбер Хилл, и Гаррет начал налаживать с ней отношения. Он делал это, исполняя приказ, чтобы выяснить, является ли она имитатором.

Эмбер.

При звуке ее имени у меня внутри все сжалось. До событий в Кресент-Бич я знал, кто я. Солдат Ордена Святого Георгия. Я должен был установить контакт с целью, выяснить, является ли цель драконом, и уничтожить ее. Все понятно. Есть черное, есть белое. Все просто.

Только вот… оказалось, что все совсем не легко. Мы должны были устранить девушку. Веселую, храбрую, смешную и красивую девушку. Она любила заниматься серфингом и научила меня стоять на доске. Она постоянно бросала мне вызов, смешила меня и удивляла при каждой встрече. Я думал, что встречу беспощадное двуличное существо, которое бы только имитировало человеческие эмоции. Но Эмбер была совсем не такой.

Фишер продолжил допрашивать Тристана.

– И что вы обнаружили? – спросил он, как я подозревал, больше для протокола. – Эта девушка была имитатором?

Тристан мрачно смотрел прямо перед собой.

– Да, сэр, – ответил он, и я вздрогнул. – Драконом, которого мы должны были устранить, была Эмбер Хилл.

– Понимаю, – кивнул Фишер. В комнате было настолько тихо, что можно было бы услышать, как летит муха. – Пожалуйста, сообщите суду, – тихо сказал Фишер, – что произошло в ночь рейда, когда вы и Себастьян проследили за имитатором до пляжа, после того как ему не удалось нанести удар в укрытии.

Я с замиранием сердца ждал, когда он начнет говорить. Сейчас все услышат подробный рассказ о моем предательстве. Все узнают, что же произошло той ночью и почему я оказался здесь. Узнают о решении, которое изменило все.

– Мы нашли укрытие цели, – хладнокровно, как настоящий профессионал, начал Тристан. – Гнездо как минимум двух драконов, возможно больше. Это был обычный рейд – войти, уничтожить цели, выйти. Но, должно быть, за домом велось наблюдение. Когда мы вошли, они уже убегали. Одного мы ранили, но им все равно удалось бежать.

Все внутри меня сжалось. Это был я. Цели «сбежали», потому что я увидел в том доме Эмбер и замешкался. У меня был приказ стрелять на поражение – во все, что двигалось, неважно, человек это или дракон. Я должен был убивать, не задавая вопросов.

Но я не смог нажать на курок. И из-за моего секундного замешательства был провален весь рейд. Пока я в ужасе смотрел на Эмбер, она приняла свою истинную форму и превратила комнату в настоящий ад. Из-за пожара поднялась суматоха, ей с другими драконами удалось выбраться из дома через заднюю дверь и сбежать по утесу. Поместье же сгорело дотла.

Никто не знал, что произошло в той комнате. Мои товарищи даже не подозревали, что я видел Эмбер, держал ее на мушке и не смог выстрелить. Им и в голову не могло прийти, что Идеальный Солдат – впервые в жизни – замешкался и опустил пистолет. И, конечно, они и понятия не имели, что в тот момент мой мир рухнул, и все, что я знал, пропало вместе с ним.

Но это ерунда по сравнению с тем, что было дальше.

– Итак, рейд был провален, – сказал Фишер, и, когда он произнес это слово, внутри у меня все сжалось. – Что случилось потом?

Тристан бросил на меня быстрый взгляд. Это произошло настолько стремительно, что сначала я решил, будто мне показалось, но все же сердце ухнуло вниз. Он знал. Возможно, не все, но он видел, что после той неудачной атаки я был сам не свой. Когда после рейда в штаб-квартире решали, что делать со сбежавшими драконами, я ненадолго пропал из виду. Спустя какое-то время Тристан нашел меня, и мы вместе начали преследование целей. Но ущерб уже был причинен.

Я никому не рассказал, что произошло после рейда и где я был. В ту же ночь я позвонил Эмбер и попросил ее встретиться со мной на утесе, подальше от посторонних глаз. Во время рейда на мне были шлем и маска, так что она не знала, что я был членом Ордена. Она очень спешила, и я понял, что теперь, когда ей стало известно, что в городе находятся члены Ордена, она собирается покинуть Кресент-Бич, наверное, уехать вместе с братом. Но она согласилась встретиться со мной в последний раз. Возможно, хотела со мной попрощаться.

Я хотел убить ее. В провале миссии был виноват я, и я обязан был это исправить. Она – дракон, а я – боец Ордена Святого Георгия. Все остальное не важно. Но когда я еще раз взял ее на прицел… Когда я готовился выстрелить в зеленоглазую девушку, которая научила меня кататься на серфе и танцевать, а еще иногда улыбалась только мне… Я не смог. Это было больше, чем секундное замешательство. Больше, чем удивление. Я смотрел прямо на цель, для уничтожения которой меня отправили в Кресент-Бич, на врага – и я прекрасно знал, что эта девушка была моим врагом. И все равно не смог заставить себя спустить курок.

В этот момент она напала на меня. За долю секунды девчонка с огромными глазами – человек – превратилась в рычащего красного дракона, а его острые когти были в миллиметрах от моей шеи. Тогда я понял, что погибну. Либо дракон перекусит меня пополам своими острыми клыками, либо поджарит заживо. Я утратил бдительность, подставился под удар, и дракон отреагировал так, как отреагировал бы любой представитель его вида на встрече с членом Ордена Святого Георгия. Странно, но я ни о чем не жалел.

Дракон навис надо мной, и я, абсолютно беспомощный, готовился к смерти, а потом произошло то, чего я никак не мог ожидать. Она меня отпустила.

По своей воле. Никто из Ордена Святого Георгия не явился, чтобы спасти меня от неминуемой смерти. Мы были одни, вокруг нас не было ни души. На утесе было темно. Даже если бы я закричал, никто бы меня не услышал.

Только дракон. Беспощадный расчетливый монстр, который, как я считал, презирал людской род и не знал ни сострадания, ни человечности, ни чего-либо еще. Существо, которое больше всего на свете ненавидело Орден Святого Георгия и не испытывало к нам ни капли жалости, ни капли снисхождения. Я обманул ее, она была всего лишь целью, встречу с которой я назначил только для того, чтобы убить ее. Она могла одним движением когтистой лапы, одним выдохом прервать мою жизнь. Жизнь бойца Ордена Святого Георгия была в ее руках, но она сознательно отступила и отпустила меня.

А потом я понял… Орден ошибается. Согласно учению Святого Георгия, драконы были ужасными чудовищами, и мы убивали их без всяких сомнений, потому что сомневаться было не в чем. Они были не похожими на нас, они были не такими, как мы. Они были другими.

Только вот… Были. Эмбер уже пошатнула мою веру в учение Ордена и во все, что мне внушили о драконах. И я уже не мог проигнорировать того факта, что она пощадила меня. Это стало последним ударом, доказательством, от которого нельзя было просто отмахнуться. Получается, что некоторые драконы, те, которых я без раздумий застрелил потому, что так мне приказал Орден, могли быть такими же, как она.

А если это действительно так, то мои руки по локоть в крови невинных существ.

– После рейда, – Тристан продолжал свой рассказ, обращаясь к сидящим за столом людям, – нам с Гарретом приказали продолжить преследование Эмбер Хилл. Расчет был на то, что она приведет нас к другим целям. Она вывела нас к пляжу на окраине города. Помимо нее там было еще два дракона. Подросток и взрослая особь.

В комнате снова зашептались.

– Взрослая особь, – подтвердил Фишер, в то время как остальные судьи обменялись мрачными взглядами.

Увидеть взрослых драконов удавалось очень редко, а самые старые особи были к тому же и самыми скрытными. Они держались в тени, их было практически невозможно обнаружить. Ордену было известно, что главой «Когтя» был невероятно старый и сильный дракон по имени Старейший Змий, но его никто никогда не видел.

– Да, сэр, – ответил Тристан. – Мы должны были вести наблюдение за целью и сообщить в штаб, если она окажется драконом. Когда мы прибыли туда, все трое были в своей истинной форме. Я немедленно сообщил об этом коммандеру Сент-Фрэнсису и получил приказ стрелять на поражение.

Он остановился. Фишер прищурился.

– Что случилось после этого, солдат?

– Гаррет остановил меня, сэр. Он не дал мне сделать выстрел.

– Он как-то объяснил свои действия?

– Да, сэр, – Тристан сделал глубокий вдох. Было видно, как он собирается с силами, чтобы произнести следующую фразу. – Он сказал… что Орден ошибается.

В комнате воцарилась полная тишина. Оглушительная, звенящая тишина, от которой волосы у меня на затылке встали дыбом. Намекнуть на то, что Орден ошибается, значило оскорбить кодекс, который был написан первыми рыцарями сотни лет назад. Кодекс, который разоблачал как драконов, бездушных дьявольских змеев, так и испорченных, безнадежных людей, которые им симпатизируют.

– Что-нибудь еще?

Фишер, как и остальные судьи, равнодушно взирал на Тристана. Мой бывший напарник задумался, потом кивнул.

– Да, сэр. Он сказал, что не позволит мне убить цели, что не все драконы злые и что мы не должны убивать их. Когда я попытался его переубедить, он напал на меня. Мы дрались. Недолго. Он ударил меня, и я потерял сознание.

Меня пробрала дрожь. Я не хотел причинять вред товарищу, но не мог позволить ему выстрелить. Тристан был очень метким снайпером. Он бы успел убить как минимум одного дракона, прежде чем те поняли бы, что происходит. Я не мог стоять и смотреть, как Эмбер убивают на моих глазах.

– Когда я очнулся, – закончил свой рассказ Тристан, – цели сбежали. Гаррет сдался командиру нашего отряда и был заключен под стражу, но нам не удалось снова определить местонахождение драконов.

– Это все?

– Да, сэр.

– Благодарю вас, Сент-Энтони, – кивнул Фишер. – Гаррет Ксавье Себастьян, – когда Тристан вернулся на свое место, офицер повернулся ко мне. Голос и взгляд Фишера не смягчились ни на йоту. – Вы слышали, в чем вас обвиняют. Вам есть что сказать в свою защиту?

Я сделал вдох.

– Да.

Я поднял голову и посмотрел на сидящих за столом мужчин. Все это время я не мог решить, стоит или не стоит мне говорить хоть что-то, нужно ли прямо заявлять Ордену, что все это время они ошибались. Если я это сделаю, мое положение станет только хуже. Но я должен попытаться. Ради Эмбер и всех драконов, которые пали от моей руки.

– Этим летом, – начал я, и сидящие за столом люди обратили на меня свои равнодушные взгляды, – я поехал в Кресент-бич, собираясь найти там дракона. Но нашел я не его.

Один из сидящих за столом моргнул. Остальные просто смотрели на меня. Я продолжил:

– Вместо дракона я нашел там девушку, которая во многом была похожа на меня. При этом она была уникальна. Она не имитировала поведение людей, ее эмоции и жесты не были притворными. Все ее поступки были искренними. Наша миссия заняла так много времени, потому что я не мог найти отличий между Эмбер Хилл и штатскими.

В зале суда воцарилась гробовая тишина. На лице Габриэля Мартина не дрогнул ни один мускул, взгляд его был ледяным. Я не смел повернуться, чтобы посмотреть на Тристана, но чувствовал, как он недоверчиво смотрит на меня.

– Я не прошу о помиловании, – хрипло продолжил я. – Мои действия той ночью не подлежат оправданию. Но я умоляю суд принять во внимание мое предположение о том, что есть и драконы, которые отличаются от остальных. Среди представителей своего вида Эмбер Хилл могла быть аномалией, но, судя по тому, что я видел, она не хотела войны. И если есть и другие драконы, похожие на нее…

– Благодарю, Себастьян.

Голос Фишера оборвался. Его стул скрипнул. Он встал и оглядел всех присутствующих в комнате.

– Заседание откладывается, – объявил он. – Суд продолжится через час. Разойдись.


* * * | Сердце дракона | * * *







Loading...