home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

Хорошее место. Жаль, оно бесит меня до чертиков.

В номере слишком тихо, слишком пусто и спокойно. Ситуацию не исправляли даже картины с изображениями обнаженных греков, а в углу стоял бюст какого-то мужчины с квадратной челюстью. Теперь, когда мы перестали нестись сломя голову, меня наконец-то ничего не отвлекало, а мое внимание не занимала необходимость искать выход из опасных ситуаций. Я полистала каналы на телевизоре, просто чтобы в комнате не было так тихо, но не смогла отвлечься от образов, возникавших в моей голове, и не могла избавиться от проносившихся в голове воспоминаний о том, что произошло в последние две недели. Воспоминания волнами накрывали меня. У меня перед глазами все еще стоял образ кожи мертвого дракона. Жуткий трофей, который когда-то был детенышем, таким же, как я. Я вспомнила, как Гаррет смотрел на меня, когда я вошла в тюремный блок. Он как будто увидел привидение. Я вспомнила, как проводила рукой по его коже и как его пальцы нежно сжали мое запястье. Как мы летели по пустыне – он на моей спине – и вспышку боли, когда в мое тело влетела пуля.

Как на заброшенном поле рухнул на пол солдат, и его остекленевшие глаза. И голос Лилит: «Ты рождена, чтобы стать гадюкой. Ты станешь убийцей, как и я».

Меня пробрала дрожь, я встала с кровати и выглянула в окно. Лас-Вегас сиял миллионами огней. Огромные здания казино и отелей возвышались над землей и мерцали на линии горизонта. Все это – территория «Когтя». Когда я решила стать отступницей, я не думала, что все будет вот так. Райли не сказал, что придется спасаться, в страхе бежать от погони, что придется убивать, чтобы выжить. Решилась бы я на побег, если бы знала, что меня ждет, когда мы были в Кресент-Бич?

«Конечно, решилась бы, – насмешливо сказал мой внутренний голос – мой дракон. – По-другому и быть не могло. Райли четко дал понять, как живут отступники, – а ты услышала только то, что хотела услышать. И если тебе пришлось бы делать это еще раз, полностью осознавая свои действия, ты поступила бы так же. Ты слишком упряма, чтобы поступить по-другому».

Я рассердилась и снова залезла в кровать, положив подушку себе на лицо. Я не жалела о своем решении. Я видела темную сторону «Когтя», я знала, что им на самом деле было нужно, что скрывалось за словами «защита нашего вида». И я отказалась быть частью организации. Мне просто хотелось с кем-нибудь поговорить, разложить по полочкам охватившие меня безумные незнакомые чувства. Как бы мне хотелось, чтобы здесь был хоть кто-то, чтобы я не была совсем одна. Не мальчишки. Они были частью дилеммы, частью хаотичного беспорядка в моей голове. Я не могла с ними поговорить.

Хотелось бы мне…

Хотелось бы мне, чтобы Данте был рядом.

«Данте предал тебя».

Я не знала, кто это подумал, я или дракон. Но он не замолчал, полный безжалостной логики и презрения:

«Данте продал тебя «Когтю». Той ночью Лилит убила бы тебя и Райли, потому что Данте сказал ей, куда вы направились».

– Нет, – прорычала я в подушку. Горло сдавило. – Он не знал. «Коготь» обманул его, как обманул меня, и всех. Он не виноват.

Ну вот, я начала разговаривать сама с собой. Просто отлично. Нет, я не схожу с ума. Я отбросила подушку в сторону и еще раз встала с постели, бесцельно обводя взглядом комнату. Обстановка была незнакомой, и, даже несмотря на бормотание телевизора, тишина давила на меня. В горле появился комок. Внезапно я поняла, что скучаю по дому, по друзьям, по моему городку и старой жизни.

И по брату.

– Черт побери, – прошептала я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

Мне так хотелось, чтобы он был рядом со мной, вместе с отступниками и подальше от «Когтя». «Коготь» использовал его, как и всех остальных членов организации. Жаль, что я не могу прямо сейчас рассказать ему обо всем, выдать все грязные секреты «Когтя» и объяснить, чем он жертвует, оставаясь в организации. Если бы он знал правду, он бы ни за что не остался с ними.

Может быть, у меня получится каким-то образом сказать ему.

Во мне вспыхнула надежда, и я начала обдумывать варианты. Звонить ему нельзя: если «Коготь» ищет нас, они будут внимательно наблюдать за моим братом, может быть, даже прослушивать его телефон. И читать его почту. У организации повсюду есть глаза и уши. Если я попытаюсь связаться с братом нормальным способом, мы все окажемся в опасности. Я, Гаррет, Райли – все отступники, за которых он ответственен. Нельзя идти на такой риск.

Но все же есть человек, способный незаметно обойти радары «Когтя».

Я подошла к двери, приоткрыла ее и выглянула в коридор. Никого нет. Может быть, я перестраховываюсь, ведь Райли сказал, что здесь безопасно и, по крайней мере, мы скрыты от «Когтя». Но, если здесь каким-то образом окажутся странные люди, вооруженные, мне хотелось бы заметить их раньше, чем они заметят меня.

Я выскользнула из комнаты, сделала три шага по зеленому с золотом ковром и постучала в дверь напротив.

Секунду спустя она распахнулась, и из комнаты высунулась неопрятная физиономия Уэса. Его растрепанные светлые волосы падали на глаза, а лицо было покрыто щетиной. Когда он увидел меня, парень нахмурился. Очевидно, он ждал кого-то другого – должно быть, Райли.

– А, это ты, – он выглянул в коридор и только потом снова обратил свой взгляд на меня. – Что тебе нужно?

– Привет, Уэс. Я хотела спросить, – я улыбнулась ему, пытаясь вести себя дружелюбно. Я знала, что Уэс меня недолюбливает, но вдруг у меня получится изменить его мнение. Он продолжил невыразительно пялиться на меня, и я вздохнула. – Можно мне войти? Не хочу говорить в коридоре.

– Черт возьми, – пробормотал Уэс, пропуская меня в номер. Он был похож на мой: золотые занавески, просторная двуспальная кровать, картины с персонажами греческих сказаний в компрометирующих позах на стене. Его сумка валялась на кровати, но компьютер был включен – на экране был рабочий стол.

Уэс закрыл дверь и смерил меня недоверчивым взглядом.

– Ну? – спросил он, когда я заколебалась, не зная, как уговорить его. – Выкладывай, что ты хочешь, только скорее. У меня не так много времени, чтобы тратить его на болтовню с детенышами.

– Болтовню?

– В чем дело? – рявкнул Уэс. Я сделала глубокий вдох, пытаясь понять, как лучше выразить свою мысль, а потом решила говорить прямо:

– Я хочу отправить сообщение брату.

Брови Уэса поднялись вверх.

– Брату, – повторил он с явным недоверием в голосе. – Ты сейчас говоришь о том самом брате, который продал нас «Когтю»? Извини, ты случайно головой не ударилась? Хочешь, чтобы в «Когте» узнали, где мы находимся?

– Он не продавал нас, – рявкнула я в ответ. – «Коготь» обманул его. Он не знал, что произойдет, если он скажет Лилит, где мы. Он не знал, что она попытается нас убить.

Уэс бросил на меня полный недоверия взгляд. Я прищурилась.

– Я знаю Данте. Я знаю его всю свою жизнь. Он бы не подверг мою жизнь опасности сознательно. «Коготь» использовали его, как и всех нас до этого.

– Пусть так, но он все еще состоит в организации, – сказал Уэс, – или ты забыла, что именно они отправляют за нами гадюк? Даже если твоим братом манипулируют, это ничего не меняет. «Коготь» использует его, чтобы добраться до нас. Так что извини, но я не стану этого делать. Мне нравится наше нынешнее положение: мы все еще живы.

Во мне поднялась волна гнева и отчаяния. Грудь сжало. Часть меня хотела принять свою истинную форму и угрожать упрямому человеку, стоящему передо мной, но другая понимала, что он прав. Он просто защищался – и защищал нас. Но все же Данте – мой брат, мой близнец, у меня больше никого нет. В «Когте» подобное не одобрялось: нашей «семьей» была организация, и у нас не должно было быть привязанностей ни к чему – и ни к кому. Но когда мы с Данте росли, мы всегда были вдвоем против целого мира. Я не брошу его, даже если он отвернулся от меня и променял меня на «Коготь».

– Пожалуйста, – тихо сказала я. Человек моргнул. – Уэс, пожалуйста. Он мой брат. Я не знаю, что с ним, в порядке ли он. А вдруг «Коготь» заставляет его творить ужасные вещи? – губы Уэса превратились в ниточку, видно было, что он раздражен, но сомневается, и я продолжила давить на него. – Я не скажу ему, где мы, – пообещала я. – И не дам ему никакой информации, чтобы он мог нас по ней выследить. Мне просто нужно знать, что с ним все в порядке.

Уэс вздохнул.

– Даже если бы я и хотел это сделать, – сказал он, смягчившись, – а я не хочу, и мне нужно, чтобы ты это твердо усвоила… Я не собираюсь идти на такой риск без одобрения Райли. Ты еще не видела его в гневе, а так как я не огнеупорный, я не собираюсь делать что-то у него за спиной. Сначала тебе нужно поговорить с ним.

– Ладно, – сказала я, отступая к двери. – Тогда я найду его и спрошу.

– Что спросишь?

Я обернулась. В дверях стоял Райли. Он смотрел на нас, мой дракон вскинул голову, реагируя на его присутствие. – Все в порядке? – спросил он, переводя взгляд своих янтарных глаз с меня на Уэса, а потом слегка прищурился. – Что вы тут делаете?

Уэс фыркнул прежде, чем я успела сказать хоть слово.

– Чертова девчонка хочет, чтобы я отправил сообщение ее братцу, – ответил он, уже снова с головой погруженный в свой компьютер. Я нахмурилась, но он не смотрел на меня. – Я сказал ей, что прежде чем она приведет сюда весь «Коготь» и Орден Святого Георгия в придачу, сначала ей нужно поговорить с тобой.

– Эмбер, – Райли был в ярости, в ужасе – и от этого мой живот скрутило. Я быстро сделала шаг назад, когда Райли вошел в номер и закрыл за собой дверь. – Пожалуйста, скажи, что ты не пыталась связаться с Данте, – проревел он, наступая на меня. – Неужели ты хочешь, чтобы организация узнала, где мы находимся? Неужели ты хочешь проснуться в окружении гадюк? О чем ты только думала?

– Он мой брат! – запротестовала я.

– Он член организации! – крикнул Райли в ответ. – Он лично общался с самой Лилит. Неужели в прошлый раз ты ничему не научилась? Ты дала ему выбор – «Коготь» или семья, – и он выбрал «Коготь». И он сделает это снова.

– Я в это не верю, – у меня снова был комок в горле, а в глазах стояли слезы. Я уже объясняла это Уэсу, но спорить с Райли было сложнее. – Я не верю, что Данте по собственной воле причинит мне вред, – сказала я, стоя под его обвиняющим взглядом. – Я считаю, что «Коготь» использует его, что он не понимает, кто они и на что способны. Если бы мне удалось связаться с ним, объяснить…

– Как? – спросил Райли, делая шаг вперед? – Что ты ему скажешь? Как ты собираешься его убедить? – он ткнул себя пальцем в грудь. – Я состоял в организации и знаю, как она устроена. Каждую секунду, что он проводит там, влияние организации становится сильнее. Они улыбаются ему, похлопывают его по спине, и уверяют, что он поступает правильно, что это ради всеобщего блага. И он им верит. Он примет все, что они скажут, не задавая вопросов, потому что они тоже в это верят. И даже если ты каким-то образом сможешь заставить его передумать, как ты будешь вытаскивать его оттуда? Он слишком тесно связан с организацией, чтобы мы могли пойти на такой риск, – Райли покачал головой и бросил на меня раздраженный взгляд. – Я не буду брать штурмом штаб-квартиру «Когтя», Искорка, даже ради тебя.

Я закрыла глаза, пытаясь справиться со злостью и болью.

– Он мой брат, – повторила я, поднимая голову и глядя на Райли снизу вверх. – Я его не брошу. Должен быть какой-то способ. И если ты не поможешь мне, тогда я справлюсь сама.

– Эмбер, – начал Райли, но я оттолкнула его и вышла из комнаты. Он не понял. У него не было брата. Ни у кого из них. Мы с Данте были единственными, кого растили вместе, мы, единственные сиблинги-драконы на свете. Райли не понять, у него не было брата. Но Данте моя семья. Я не могла бросить его на милость «Когтю».

– Черт, Искорка, подожди.

Сильные пальцы сжались у меня на запястье, остановив стремительное бегство. Я рассвирепела и попыталась вырваться из его хватки, но Райли затащил меня обратно в комнату и захлопнул дверь.

– Погоди секунду, – рявкнул он, но я уже была вне себя от злости и ударила его по руке. Райли вскрикнул от боли. – Да прекрати ты! Выслушай меня! – он схватил меня за руки и прислонил к двери. В его золотых глазах ясно читалась злость. Мои инстинкты поднялись на дыбы, отвечая на вызов, почти вырываясь через мою кожу, когда он толкнул меня. Я еле подавила желание принять истинную форму и наброситься на дракона.

Райли сделал глубокий вдох, как будто и он еле сдерживал своего дракона.

– Слушай, мне жаль насчет Данте, – сказал он. – Но сейчас мы никак не можем ему помочь. Мы себе-то едва можем помочь. Если ты сейчас попытаешься с ним связаться и «Коготь» поймет, где мы находимся, мы трупы. Даже если он не выдаст наше местоположение, организация будет следить за каждым его движением, потому что он связан с тобой. Они следят за ним, Искорка. Они знают, что Данте ищет тебя, а если они найдут тебя, они найдут нас всех. Я не хочу проснуться посреди ночи в окружении гадюк, – его пальцы крепче сжали мою руку, а мышцы лица напряглись. – Контактировать с Данте – любым способом – слишком опасно, Эмбер. Пообещай, что не будешь пытаться с ним связаться.

Пламя непокорности внутри меня разгоралось все сильнее, раздуваемое моим драконом. Райли был прав, это бесспорно, но…

– Я вытащу его, Райли, – сказала я, отвечая на его пристальный взгляд, почти видя, как на меня смотрит Кобальт. – Так или иначе. Я не могу его там бросить.

– Я знаю, Искорка. Я понимаю. Поверь, я бы всех их оттуда вытащил, если бы мог, – Райли выпрямился и взял мое лицо в руки. – Но ты немного притормози – ради меня. Понимаю ты хочешь спасти мир, но нас только трое. Мы не справимся и с «Когтем», и с Орденом в одиночку. Для этого нужно собрать армию, а наши враги тоже даром времени не теряют, – он поднял руку и убрал у меня с лица непокорный локон. – Просто не прекращай мне доверять, ладно? Давай поймем, что нам делать дальше, а потом уже пойдем штурмовать парадный вход в организацию. У тебя получится сделать это и при этом не сжечь отель дотла?

Я сглотнула, а потом сделала глубокий вдох, но это не остудило жара бьющегося внутри меня пламени.

– Да, наверное, – пробормотала я, уступая.

Он выдохнул от облегчения.

– Хотя не могу обещать тебе быть паинькой и ничего не поджигать, особенно если Орден выбьет мою дверь, – слабо ухмыльнулась я.

Райли состроил гримасу.

– Ну, во всяком случае у каждого выхода есть огнетушители, – сказал он, закатывая глаза. – Так и вижу заголовки газет. Казино в Вегасе таинственным образом вспыхнуло на двенадцатом этаже. Были замечены странные существа, вылетающие из окон. Это не привлечет внимания «Когтя», нет, – он покачал головой. – Определенно, Искорка, без тебя моя жизнь была бы далеко не такой насыщенной.

– Тебе это нравится. Просто подумай, как скучно тебе было бы без меня.

Он ухмыльнулся.

– Мой наставник однажды дал мне совет. Не то чтобы я слушал весь тот бред, который он говорил, но эти слова почему-то отложились в памяти. Он сказал: «Огонь, который горит в два раза ярче, сгорает в два раза быстрее». Понимаешь, что это значит?

– Ну… Что ты втайне философ и в перерывах между угонами машин и побегами из тюрьмы сочиняешь стихи? – предположила я.

Он фыркнул.

– Обычно я не несу весь этот псевдофилософский бред, но этот раз будет исключением. – Он поднял руку и очень нежно провел по моей щеке тыльной стороной ладони. Я чувствовала, как моя кожа горит от его прикосновения. Сердце пропустило удар, в животе поднялось тепло. – Ты напоминаешь мне этот огонь, Искорка, – пробормотал он. – Ты горишь так жарко и так ярко, что даже не понимаешь, что делаешь.

– Я дракон, – сказала я, пытаясь выровнять дыхание. Он был так близко. Мне хотелось отстраниться, хоть я все еще стояла у двери, и сделать это, не минуя Райли, было нельзя. Другая часть меня хотела шагнуть ближе, прижаться к нему, пока нас не охватило адское пламя. – По идее, я должна сжигать все вокруг. А какой смысл зажигать свечу, если ее нужно спрятать и в итоге она не принесет никакой пользы? – его бровь изогнулась дугой, и я усмехнулась. – Ха, видишь? Я тоже умею философствовать.

Улыбка Райли превратилась в усмешку.

– Будь осторожна и не опали тех, кто рядом с тобой, – тихо сказал он. – И следи за тем, чтобы твое пламя было не слишком жарким. Самое яркое пламя обычно сгорает быстрее всего, – его взгляд на секунду помрачнел. – Я знаю, о чем говорю, Эмбер. Я видел это раньше и не хочу, чтобы с тобой случилось то же самое.

– Не случится, – пообещала я.

Он остановился, как будто хотел что-то сказать, но передумал. Мы минуту смотрели друг на друга, пытаясь сдержать наших драконов. Пальцы Райли все еще крепко сжимали мое запястье. Я чувствовала тепло его тела, а он стоял и смотрел на меня сверху вниз.

Уэс, все еще сидевший в углу, демонстративно закашлялся.

Райли моргнул, как будто только что осознал, где он и что делает, и отпустил меня. Я почувствовала укол разочарования, но больше всего меня удивило то, что я не знала, кто именно был раздосадован – я или мой дракон.

– Был тяжелый день. Отдохни, – Райли, не глядя на меня, направился к Уэсу. На долю секунды у меня появилось сильное желание схватить его и притянуть обратно. Но он сразу же вышел из зоны досягаемости.

– Иди посмотри телевизор, скачай фильм, придумай что-нибудь. Закажи что-нибудь в номер. На сегодня у нас нет планов.

Я сморщила нос.

– А мы здесь надолго?

– Пока я не разберусь в том, что происходит с Орденом, – Райли зашел Уэсу за спину и посмотрел на экран его компьютера. – И пока не решу, что выходить безопасно, – добавил он. – А до того момента будем сидеть, не отсвечивая. Не спускайся в казино. Там повсюду камеры, а, если верить моему человеку, Орден ступил на тропу войны. «Коготь» тоже не слишком доволен происходящим. Так что сейчас было бы неплохо залечь на дно. Получится у тебя, Искорка?

– Постараюсь не поджечь комнату, – пообещала я и вышла. Но, когда дверь закрылась, я остановилась. Мне не хотелось возвращаться в свой номер, обратно к бездушному телевизору. Я могла бы остаться у Уэса, но он ясно дал понять, что не хочет меня видеть. Кроме того, сейчас я не уверена, что смогу спокойно смотреть Райли в глаза. Мой дракон все еще извивался и сворачивался кольцами внутри меня, раздосадованный, что ему не дали вырваться наружу. Если я вернусь, я могу нарушить только что данное обещание и вправду что-нибудь подожгу.

Я повернулась и подошла к двери соседнего номера, ведущего в комнату Гаррета. Я приложила ухо к двери, в надежде услышать бормотание телевизора, движение, хоть что-нибудь, что бы дало мне понять, что он не спит, но в комнате было тихо. Секунду я колебалась, а потом тихо постучала по двери.

– Гаррет? Ты там?

Но ответом мне была тишина. Ни шагов, никакого движения или звука. Из-за двери никто не откликнулся, а дверь так и не открылась. Я еще немного постояла у двери, спрашивая себя, стоит ли попробовать постучаться еще раз, но громче. Но если он спал или, еще хуже, специально игнорировал меня, я не хотела его беспокоить.

Наконец, я развернулась и пошла к себе в номер, беспокойная, одинокая и расстроенная. В комнате было тихо, и, хоть беспокойный город шумел за окном, из-за этой тишины я чувствовала себя очень одинокой. Я сходила в душ, включила телевизор для фона и десять минут потратила на то, чтобы разобраться, как заказать еду в номер. Я поняла, как была голодна, только после того, как меньше чем за минуту расправилась со слегка подгоревшим бургером.

«Наверное, драки и погони хорошо влияют на аппетит. А уж то, что недавно я чуть не погибла…»

Живот скрутило, и аппетит пропал так же быстро, как и появился. Меня пробрала дрожь, и я оставила картошку фри на подносе. Сама же забралась в огромную кровать и с головой укрылась одеялом. Свернувшись в клубок, я слушала, как шум телевизора заполняет удушающую тишину. Как же мне хотелось на несколько часов отключить мозг. В моей голове крутились образы Гаррета, Данте и Райли, каждый вызывал различные эмоции, которые накаляли меня до предела. Когда мне наконец-то удалось задремать, я несколько раз просыпалась посреди ночи от того, что их лица и лицо убитого мной человека продолжали гнаться за мной во снах.


Райли | Сердце дракона | Райли







Loading...