home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Райли

Из тени на свет вышел человек. Сутулый и тощий, он смотрел на нас, как побитая собака, которая не знала, пнут ее или бросят ей кость. Когда он приблизился, я понял, что это женщина. Как говорили люди, она даже могла быть красивой, безумно красивой. Но сейчас ее светлые волосы висели грязными сосульками, цвет лица был тусклым и безжизненным, а поблекшие голубые глаза запали. Больше всего она напоминала костлявую куклу. Она прошла вперед и остановилась вне пределов досягаемости. Ее пустое выражение лица и отрешенный взгляд заставили моего дракона настороженно встрепенуться.

– Ангелы, – прошептала она.

Я нахмурился. После драки бурлил адреналин, я был раздражен и беспокоен. У меня не было настроения смотреть этот цирк.

– Что?

– Ангелы, – снова пробормотала она, и я увидел, что у нее осталось всего несколько зубов. – Те, что вам нужны. Те, кого вы ищете. Красивые, – она подняла слабую руку и повела ей назад. Она показывала в сторону двери у дальней стены, ее было почти не видно в тени. Кажется, это был проход на лестницу. – Под небом, – прошептала она, словно в изумлении. – Ангелы. Они должны быть под небом.

– Наверху? – спросила Эмбер, но женщина уже повернулась и зашаркала обратно в темноту, что-то бормоча себе под нос. Я слушал, как затихают ее шаги, слышал, как она тихо бормочет себе под нос, пока все звуки не растворились в темноте.

– Безумные люди, – пробормотал я. Поначалу мне даже показалось, что полусумасшедшая женщина мне привиделась. – Ну, теперь мы хотя бы знаем, куда идти.

Болезненные, истощенные люди безучастно смотрели, как мы пересекаем комнату, хихикая и тихо переговариваясь между собой. Никто не пытался остановить нас или запугать, только какой-то старик ухмыльнулся и отпустил сальный комментарий в сторону Эмбер. Девушка в ярости повернулась к нему, но солдат помешал ей осуществить задуманное, перехватив ее в прыжке. Скорее всего, она намеревалась пнуть старого пердуна между ног. Я фыркнул от смеха, почти жалея, что он остановил ее, но между тем мы уже пересекли комнату, и я толкнул дверь.

Нас обдало горячим затхлым воздухом. Вверх, в темноту, уходила ржавая лестница.

– Как думаешь, долго придется подниматься? – спросила Эмбер, когда мы вошли в пролет и встали у подножия лестницы. Здесь было даже жарче, чем в казино. Мои волосы прилипли к шее, и, хотя жара меня особо не беспокоила, я чувствовал, как по спине стекают капельки пота.

– До самого конца, – ответил я, направляя фонарик вверх на лестницу. – Насколько это возможно.

И мы начали подниматься. Вверх на несколько пролетов по жаре и духоте. Эмбер и солдат шли за мной по пятам. На лестнице больше никого не было, мы слышали эхо наших собственных шагов. Я понял, что торчки не подходили к лестнице из-за жары и кромешной темноты, хотя тут все равно воняло мусором, мочой, и не только.

А потом неожиданно стало понятно, что дальше идти некуда. Лестница закончилась еще одной металлической дверью. Я толкнул ее, она со скрипом открылась, и я осветил комнату фонариком.

Мы поднялись на самый последний этаж. За дверью были недостроенные стены и гниющие деревянные рамы, лабиринт из металла и железа. Мы осторожно вошли внутрь, не обращая внимания на оборванную полиэтиленовую пленку, дрожащую на горячем ветру. Она висела здесь повсюду. Мне стало легче дышать просто потому, что здесь не было мерзких человеческих запахов и безумия. Если бы я был на месте беглецов, я бы спрятался именно здесь.

– Что мы ищем? – спросил орденец, когда мы начали продвигаться по этажу.

Деревянный пол скрипел у нас под ногами. Я мягко ступал по балкам и ржавым металлическим гайкам. Надеюсь, доски не провалятся под нашим весом, все-таки они здорово прогнили.

– Двух детей, – ответил я ему. – Детенышей. Возможно, даже младше вас, – я отбросил целлофановую пленку и пригнулся под низко висящей балкой, освещая фонариком темные углы. – Если вы найдете кого-то из них, дайте мне с ними поговорить. Они наверняка испугаются незнакомцев, будут опасаться всех, кто может быть связан с «Когтем». Я не хочу, чтобы они убежали, прежде чем я…

Из-за угла что-то метнулось в мою сторону и замахнулось металлической трубой.

– Стой! – я увернулся от удара в голову и мягко отклонился назад, пригнувшись под балкой. Труба с глухим стуком ударилась в дерево, подняв столб пыли. – Погоди секунду, – сказал я, когда нападавший бросился за мной под балку, сжимая трубу, как бейсбольную биту. Он снова попытался нанести удар, и я снова увернулся. – Расслабься. Я тебя не обижу. Выслушай меня.

Эмбер и Гаррет бросились вперед, но я посмотрел на них и прищурился.

– Стойте там! – приказал я. К счастью, они застыли на месте. – Не шевелитесь, – настоял я, вытягивая руку.

«Давайте все уже успокоимся, черт возьми», – говорил этот жест.

– Расслабьтесь.

Оказалось, это была грациозная девушка. Она мертвой хваткой вцепилась в трубу, испуганно глядя на нас. Ее изящество было заметно, даже несмотря на то что она была очень грязной. У нее были огромные голубые глаза, а ее серебристые волосы доходили до середины спины. Одета она была в потрепанную футболку и мешковатые джинсы. Похоже, несколько дней она спала прямо в этой одежде.

И она определенно детеныш, подросток в человеческой форме. Немного старше, чем я ожидал, с огромными глазами, только-только окончившая обучение. Но все же детеныш. Узел в моей груди немного ослаб, и я выдохнул от облегчения. Мы нашли ее прежде, чем это сделал Орден. Только это имело значение.

Девушка запыхалась и отступила назад, но не выпустила свое оружие из рук.

– Кто вы? – спросила она. – Что вам нужно? – ее голос дрожал от страха, но она говорила тихо и четко, неприветливо. Она снова подняла трубу и злобно посмотрела на нас. – Клянусь, вы не заставите меня вернуться туда.

– Спокойно, – дружелюбно сказал я, вытягивая руку. Я медленно приближался к ней. – Спокойно. Ты в безопасности. Мы не из «Когтя».

Она с опаской посмотрела на меня, но было заметно, что она расслабилась и немного опустила свое оружие.

– Если вы не из «Когтя», тогда кто вы? – спросила девушка. – Как вы узнали об этом месте?

– Меня зовут Кобальт, – я без колебаний использовал свое настоящее имя. Многим было известно, кто такой Кобальт и что он сделал. И даже если она этого не знала, Кобальт – имя дракона, слабое напоминание о том, что мы с ней одной крови. – Я ищу таких, как ты, тех, кто хочет уйти. Я могу помочь, – продолжил я, подходя к ней. – Я отведу тебя в безопасное место, туда, где «Коготь» тебя не найдет. Но ты должна доверять мне.

На этот раз оружие быстро опустилось. Девушка обратила на меня ошеломленный взгляд своих огромных глаз.

– Ты Кобальт, – прошептала она, и напряжение сменилось облегчением. Труба выскользнула из ее пальцев и покатилась по полу, но она даже не обратила на это внимания. – Это ты. Это действительно ты, – прошептала она, хватаясь за балку, пытаясь взять себя в руки. – Мы слышали, что ты можешь быть в городе, но не могли с тобой связаться.

Я удивленно посмотрел на нее.

– Ты искала меня?

Она кивнула и сделала глубокий вдох, пытаясь собраться с силами.

– Прости меня за это. Меня зовут Ава. Мы с подругой сбежали из организации примерно две недели назад. До нас дошли сплетни, что ты можешь быть в Лас-Вегасе, и мы слышали, что ты помогаешь тем, кто сбежал из организации, так что мы приехали сюда, чтобы найти тебя. Нам пришлось спрятаться, как только мы приехали в город. Орден…

Я кивнул.

– Ты сказала, что ты с подругой. Она еще жива?

Ава кивнула.

– Да, она здесь. Сейчас, – она прошла несколько шагов и заглянула за стену. – Все в порядке, – крикнула она в темноту. – Можешь выходить. Они не из «Когтя», – с ее губ сорвался короткий смешок, как будто она не верила собственным словам. – Это сам Кобальт, представляешь, как нам повезло.

– Кобальт?

Из-за угла выглянул второй детеныш. Девочка застенчиво вышла к нам. Она была ниже Авы на полметра и на вид даже младше Эмбер. У нее была бледная, почти фарфоровая кожа. На ее плечи и спину падала копна черных, как смоль, волос. В огромных глазах читалась смесь любопытства и страха.

– Это Фейт, – представила девочку Ава. Фейт моргнула и подошла к ней. Ава обняла ее и продолжила говорить со мной. – Она обнаружила, что «Коготь» собирался отправить ее в «инкубатор», потому что она не подходила для зачисления в отряд «Хамелеонов». Это случилось прямо перед тем, как она завершила ассимиляцию.

Я сжал зубы, чтобы не показывать, насколько меня разозлили ее слова. «Инкубатором» в «Когте» называли место, куда отправляли девочек-драконов. Там из них делали куриц-наседок, и они до конца своих дней откладывали яйца. Конечно же, в «Когте» девочек старались отправлять в инкубатор в юном возрасте, потому что этот процесс, как и все остальное в жизни дракона, занимал много времени. После того как самку оплодотворяли, почти два года уходило на то, чтобы отложить яйцо, и еще год нужен был, чтобы из него вылупился детеныш. Когда я еще был в «Когте», по организации ходили слухи, что количество яиц, из которых вылупляются детеныши, ничтожно мало. Проклевывалось лишь одно из трех яиц, и никто не мог понять, в чем причина. Так же никто не знал, что потом делают с «пустыми» яйцами. Я не был в курсе всей истории, как и не знал, куда исчезали яйца, но одной из моих целей было найти инкубатор, освободить всех девочек-драконов и сровнять это место с землей.

«Позже, – сказал я себе, когда от ярости в моих легких появился дым. – Когда-нибудь ты сможешь спасти их всех. Но не сегодня. Не отвлекайся».

– Как вы обо мне узнали? – спросил я.

– О тебе знают все, кто состоит в организации, – сказала Ава. – Руководство пытается это скрыть, но все слышали о драконе-отступнике, который помогает тем, кто хочет покинуть организацию. Нужно просто его найти – или надеяться, что он найдет тебя, – прежде чем это сделают гадюки.

Эмбер моргнула.

– Ой, вы только посмотрите, – ухмыльнулась она. – Ты известен. Или, точнее, печально известен. Робин Гуд в реальном мире.

Я подавил желание приложить руку к лицу. Моя маленькая дерзкая Искорка считает, что это отличная новость, но мне бы очень не хотелось, чтобы «Коготь» уделял мне столько внимания. Если обо мне говорят, значит, обо мне думают. Это плохо. Я всегда старался не отсвечивать, особенно после того, как вытаскивал из организации очередного детеныша. Мы продержались так долго, потому что я всегда умел вовремя скрыться из виду, бесследно исчезнуть в пустоте. Я ненавидел организацию и хотел бы увидеть ее падение, но понимал, что моя крошечная, плохо организованная сеть не выдержит открытого противостояния с такой мощной машиной, как «Коготь». Сейчас я в лучшем случае был раздражающим фактором. И мне бы не хотелось, чтобы организация бросала против меня и моей сети все свои силы. Если это произойдет, нам не выжить.

Глаза Фейт бегали по моим спутникам.

– Кто они? – прошептала она.

– Я Эмбер, – она сделала шаг вперед, прежде чем я успел что-то ей сказать. – Я тоже ушла из организации. Вы можете доверять Райли… Кобальту. Он знает, что делает. Он спрячет вас от них.

Фейт моргнула.

– А он? – спросила она, глядя на солдата, стоявшего чуть позади. – Он не дракон. Почему он здесь?

Эмбер заколебалась.

– Ему можно доверять. Он тоже хочет помочь, – торопливо вмешался я. При этих словах я чуть не поперхнулся, но сейчас доверие детенышей было важнее правды. Нельзя, чтобы они узнали, кто он на самом деле, это приведет их в ужас. Солдат и бровью не повел, услышав такую неприкрытую ложь. А Фейт наконец успокоилась.

Я повернулся к Аве.

– Вы готовы? – спросил я.

До рассвета оставалось совсем немного времени, а здесь мы были как на ладони. Мне это не нравилось. Как только мы выйдем из отеля, я решу, что мы будем делать дальше. – Вам придется какое-то время побыть с нами. Потом мы уедем из города, и я найду для вас безопасное место.

Она устало кивнула.

– Да. Все лучше, чем здесь. Нам было так страшно, что до нас доберутся «Коготь» или Орден.

– С этим не поспоришь.

В моем кармане завибрировал телефон. Я подпрыгнул и еле слышно выругался. Сейчас мне мог позвонить только один человек. И только по одной причине.

«Нет. Только не сейчас».

Чувствуя, как меня охватывает ужас, я вытащил телефон и взял трубку.

– Уэс, только не говори мне, что это то, о чем я думаю…

Он перебил меня. Я слушал его отчаянное шипение, потом положил трубку и повернулся к Эмбер и солдату.

– Они здесь.


Эмбер | Сердце дракона | Гаррет







Loading...