home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

«Получилось».

У обочины остановилось такси. Я поспешила к машине и подняла голову, чтобы насладиться сиянием искусственных огней. Никогда прежде я не испытывала такого облегчения при виде неонового безумства Стрипа и людей, бродивших по ночным улицам города. Быть на свету означает быть на виду, а толпа – это множество свидетелей. Орден действовал так же скрытно, как и «Коготь», и был так же помешан на конспирации. Они предпочитали убивать в темных переулках, заброшенных зданиях, там, где можно было не беспокоиться о таких глупостях, как вопросы или закон. На оживленной улице они нападать не станут.

По крайней мере, я на это надеюсь.

– Будь начеку, – предупредил Гаррет, когда мы вышли из такси. Он был напряжен, как пружина, взгляд серых глаз метался по людям и дороге. – Возможно, Орден скоро будет здесь.

Фейт всхлипнула и прижалась к нему, сжав руку Гаррета. Внезапно я почувствовала беспричинное раздражение, но Гаррет никак не отреагировал на прикосновение девочки.

– Успокойся, – сказал он, не глядя на нее. – Если ты боишься, тебя быстро заметят. Попытайся сделать вид, что все в порядке.

– Легко тебе говорить, – прошептала Фейт. В свете уличных фонарей было видно, какая она бледная и худая. Под ее глазами залегли темные тени. Мое раздражение исчезло. Бедный ребенок не ведет себя излишне навязчиво. Она действительно напугана до смерти.

– С тобой все будет в порядке, – сказала я ей, когда Гаррет повел нас к отелю. – Мы защитим тебя. Просто держись рядом.

Мы осторожно, прогулочным шагом, направились ко входу в отель. Ну, может быть, «направились» – не совсем верное слово. Фейт была слишком напугана, чтобы вести себя нормально. Она шла, глядя прямо перед собой, поэтому ее «спокойный шаг» больше напоминал быстрый марш. Когда мы приблизились ко входу, Гаррет как ни в чем не бывало взял меня за руку, и у меня в животе появился комок. Я посмотрела на него, и он с улыбкой сжал мою ладонь. Я расслабилась и даже смогла улыбнуться сотруднику гостиницы, который открыл нам дверь. Мы как будто были самыми обычными людьми и просто приехали сюда отдохнуть. Фейт отпустила футболку Гаррета и взяла меня за руку с другой стороны. Так, втроем мы вошли в безопасную гостиницу.

Как только мы прошли вестибюль, Фейт немного расслабилась, отпустила мою руку и с благоговением уставилась на дверь в казино. Раньше я была зачарована всеми этими огнями, звуками, людьми, движением. Теперь же я понимала подозрения Гаррета. Здесь так много людей, врагом – солдатом Ордена или агентом «Когтя» под прикрытием – может оказаться любой. Кто следит за нами сейчас, выжидая идеальный момент для удара?

Я больше никогда не буду обвинять Гаррета в том, что он ведет себя чересчур подозрительно.

– Идем, – Гаррет нежно потянул меня по направлению к лифтам. Фейт по пятам следовала за нами. Она крутила головой и пыталась получше рассмотреть интерьер отеля. Гаррет ударил по кнопке и отошел к стене, внимательно наблюдая за толпой людей позади нас.

Я подошла к нему, прислонилась к стене и тихо спросила:

– Ты нигде не видишь Райли?

Сейчас, когда мы вырвались из отеля и мне удалось немного перевести дух, я наконец-то вспомнила о двух наших товарищах. Как только мы сели в такси, я написала Райли СМС, но ответа до сих пор не было. Конечно, это могло говорить о многом, и я старалась не думать о худшем, но чем дольше отступник не отвечал на сообщение, тем сильнее становись мои опасения.

Гаррет покачал головой, не сводя взгляда с толпы.

– Нет, но я бы не стал ждать его на этаже, – пробормотал он в ответ. – Если он вернулся, он будет наверху вместе с Уэсом.

Я кивнула, стараясь не обращать внимания на растущую панику.

«С ним все будет в порядке, – сказала я себе. – Возможно, он выбирался дольше, чем мы, и не выходит на связь, потому что боится, что мы еще не сбежали от солдат Ордена. Или он слишком занят и не может проверить телефон. Конечно, ему стоило бы написать нам СМС, просто чтобы мы знали, что он смог выбраться. Черт подери, Райли, лучше бы с тобой все было в порядке. Не может быть, чтобы тебя одолели солдаты Ордена Святого Георгия».

Прозвенела короткая мелодия, сигнализирующая о прибытии лифта. Двери плавно разъехались в стороны, как только я подошла ко входу, и оттуда вышел мужчина в ярко-красном костюме. Он чуть не сбил меня с ног, и, хоть я и успела отступить в сторону, мне стоило больших усилий промолчать и не отпустить в его сторону колкое замечание. Как бы сильно мне ни хотелось возмутиться по поводу некоторых личностей, которые не смотрят, куда идут, сейчас не самое лучшее время, чтобы привлекать к себе внимание.

Но когда человек заметил, что я на него смотрю, его глаза расширились, словно он увидел привидение. Он вжал голову в плечи, прошел мимо и растворился в толпе.

«Хм. Странно это».

На секунду я задумалась. А не следует ли мне отправиться за ним? Он так на меня посмотрел… Как будто знал, кто я такая.

– Ты знаешь этого человека? – спросил Гаррет. Я подпрыгнула от неожиданности. Разумеется, от подозрительного солдата ничего не скроешь. Я покачала головой, и мы вошли в лифт. Фейт держалась сразу за нами.

– Нет, я никогда его не видела, – сказала я. Когда двери закрылись и лифт тронулся с места, я с облегчением выдохнула. Морально я уже была готова к тому, что на нас тут же наставят дуло пистолета или лезвие ножа, когда в кабину зайдет кто-то еще. Солдат плохо на меня влияет, я стала полным параноиком. – Нам нужно проследить за ним? – спросила я, когда лифт начал отсчет этажей. – Думаешь, он может быть как-то связан с «Когтем» или с Орденом?

– Если это так, сейчас мы уже ничего не можем сделать, – спокойно ответил Гаррет. – Нам нужно поговорить с Уэсом. Вдруг у него есть весточка от Райли и Авы или они сами уже добрались до отеля.

Я уцепилась за этот крошечный росток надежды. Когда двери лифта, наконец, открылись и мы вышли на этаж, я еле сдержалась, чтобы пойти, а не побежать к номеру Уэса.

Дверь распахнулась практически сразу же. Ореховые глаза Уэса были полны ужаса. Мое сердце пропустило удар.

– Черт подери, вам давно пора было вернуться! – прошипел он, впуская нас в номер. В его номере царил дичайший беспорядок… и, как я и боялась, больше тут никого не было. – Где Райли, черт подери?

– Его здесь нет, – ответила я, и пустота разверзлась в моем животе, поглотив меня целиком. Гаррет закрыл дверь и встал напротив нее, глядя в дверной глазок. Фейт в растерянности закрутилась на месте.

Уэс бросил на меня презрительный взгляд.

– Я и сам это вижу! Я не об этом! Где Райли? Я уже несколько часов не могу с ним связаться. С ним все в порядке? Он погиб? Где он?

– Я не знаю!

– Что значит, не знаешь?

– Нам пришлось разделиться, – Гаррет отошел от двери. Судя по всему, он удостоверился, что за нами никто не следит. – В здании были солдаты Ордена. Мы выбирались из отеля разными путями.

– Просто блеск, ничего не скажешь, – сказал Уэс, поднимая руки вверх. – То есть сейчас за ним гонятся солдаты Ордена, а вы, два вредителя, сбежали и бросили его умирать.

Когда он сказал это, Фейт разрыдалась. Уэс подпрыгнул и посмотрел на нее так, словно только сейчас понял, что она находится в комнате. Она закрыла лицо руками и отвернулась. Ее тело сотрясалось от рыданий.

– Это я виновата, – с трудом пересиливая рыдания, пробормотала она. – Я. Ава знала, что мне несладко в «Когте». Она убедила меня бежать вместе с ней. Если бы не я, всего этого бы не было.

Голос Фейт оборвался, и она снова зарыдала. Уэс провел рукой по лицу.

– Вот черт, – пробормотал он. Я с удивлением различила в его голосе нотки раздражения и жалости. – Я даже ее не заметил. Насколько я понимаю, это один из тех двух детенышей, которых вы поехали спасать?

– Ее зовут Фейт, – сказала я. Сейчас Фейт не в состоянии представиться лично. – Еще один детеныш остался с Райли.

– Ава, – сказала Фейт сквозь рыдания. – Ее зовут Ава. И если она погибла, в этом виновата только я.

Она отвернулась к углу и снова залилась слезами.

Секунду Гаррет в смятении смотрел на рыдающую девочку, а потом перевел взгляд на меня. Я шагнула вперед, положила руку ей на плечо и развернула ее к себе. Она засопела, пряча лицо в ладонях. Ее всю трясло.

– В отеле был человек, – продолжил Гаррет, глядя на Уэса, пока я гладила Фейт по спине и ждала, когда она успокоится. – Мы встретили его на первом этаже, когда ждали лифт. Темный, высокий, носит красный костюм. Он выглядел подозрительно. Мы должны беспокоиться?

– Красный костюм? – Уэс потер переносицу. – Это всего лишь Гриффин, один из информаторов Райли. Довольно скользкий тип, но не думаю, что из-за него стоит беспокоиться. Сейчас меня больше волнует Райли, – он посмотрел на Гаррета и прищурился. – Говоришь, вас ждали солдаты Ордена?

– Они устроили засаду в отеле, – ответил Гаррет. – Нам пришлось разделиться.

– Подозрительно, черт возьми, – пробормотал Уэс, скрестив руки на груди. – Никто не знал, куда вы направляетесь, только я и… – он осекся и побледнел. – Вот ведь мерзавец, – прошептал он. – Я его убью. Если Райли этого не сделает, я пристрелю его собственными руками.

– Ты можешь вычислить, где находится телефон Райли? – спросил Гаррет, прежде чем я поняла, о чем говорит Уэс. Кажется, все, кроме меня, поняли, в чем дело. Человек покачал головой.

– А чем, как ты думаешь, я занимаюсь последний час, а, приятель? – рявкнул он. – Нет, я не могу поймать сигнал. Телефон либо выключен, либо сел. Это может значить что угодно, но лично мне ни одно из возможных объяснений не по душе. А ты что думаешь?

Фейт икнула. Ее все еще трясло, но теперь, скорее всего, причина заключалась в том, что она отчаянно пыталась не расплакаться снова. Я скорчила гримасу. От напряжения и усталости мне было нехорошо. Я тоже хочу выяснить, что произошло с Райли, но обстановка в комнате никак не помогала успокоиться Фейт и сводила с ума моего дракона. Если я не уйду, я просто взорвусь.

– Я отведу Фейт к себе в номер, – сказала я мальчикам, открывая дверь. – Оставайтесь здесь, мы с ней немного поболтаем.

Гаррет бросил на нас обеспокоенный взгляд и тоже вышел в коридор.

– Гаррет, с нами все будет в порядке, – сказала я. Он нахмурился. – Жди Райли. Я буду в номере напротив, скажешь мне, когда он появится.

Он покачал головой.

– Нет уж, разделяться сегодня мы больше не будем. Позаботься о Фейт, или что тебе там нужно сделать. Я буду за дверью, на случай если на горизонте появится Орден или «Коготь».

Я кивнула: спорить просто не было сил. Я вставила ключ-карту в замок своего номера и впустила Фейт в комнату, а потом посмотрела на Гаррета. Он прислонился к стене у двери, самым тщательным образом осмотрел коридор, а потом повернулся ко мне. Я устало улыбнулась ему.

– Спасибо, – прошептала я. – Я ненадолго.

– Я буду здесь.

Я затрепетала. Он стоял так близко и так пылко смотрел на меня. Он будет оберегать меня. Мне хотелось прижаться к нему и поцеловать, но сейчас для этого не самый подходящий момент. В номере меня ждет Фейт. Так что вместо этого я сжала его руку и вошла в номер.

Фейт с ошеломленным видом разглядывала убранство моего номера.

– Извини за Уэса, – сказала я ей, закрыв за собой дверь. – Сейчас он, мягко скажем, немного на взводе. Хотелось бы мне сказать тебе, что обычно он не ведет себя как полный кретин, но… увы, что есть, то есть.

Девочка ничего не ответила. Она даже не взглянула на меня. Ее глаза, скрытые за волнистыми локонами, были полны слез. Она казалась такой маленькой, на вид ей было всего лишь тринадцать-четырнадцать лет, хотя я понимала, что ей должно быть как минимум шестнадцать.

Или нет. Может быть, она даже не начала процесс ассимиляции. Это период, когда детеныша отправляют в мир людей, прикрепляют к нему наставника и учат «маскироваться» под смертных. После ассимиляции «Коготь» решал, в какое из отделений организации отправится детеныш. Может быть, Фейт даже не дошла так далеко и знала только «Коготь».

Надеюсь, шок от всего произошедшего не слишком сильный и она не замкнется в себе. Я совершенно не представляю, что делать, если она уйдет в себя и не будет откликаться на мои слова.

– Ты хочешь есть? – спросила я. Мне показалось, что неплохо было бы начать с этого. Я знала, что, если бы мне довелось пройти через все то, через что прошла она, мне бы безумно хотелось есть. Вообще-то, мне действительно хотелось есть. Фейт моргнула. Она все еще была ошарашена. Я попробовала еще раз. – Эй, ты хочешь есть? Не знаю, как ты, а я умираю от голода. В тумбочке под телевизором есть снеки. Можем заказать еду в номер.

Она покачала головой.

– Я не хочу есть, – прошептала она. Ну, она хотя бы разговаривает. – Но спасибо.

– Не хочешь есть? – я не могла в это поверить. – Уверена? Проверь, – я открыла ящик и показала ей снеки. Ни один детеныш не сможет устоять перед шоколадом. После секундного колебания Фейт наклонилась и взяла с полки шоколадный батончик. Я выдохнула от облегчения.

Я схватила пакетик арахисовых драже, упала на кровать и скрестила ноги, махнув Фейт, чтобы она прилегла с другой стороны матраса. Она осторожно, как будто боялась смять покрывало, села на краешек кровати. Я перегнулась через изголовье и посмотрела на нее. У меня появилось странное чувство дежавю. В моей комнате другой дракон. Это немного напоминало пижамные вечеринки дома у Лекси в Кресент-Бич. Мы могли не спать всю ночь, есть вредную еду и обсуждать всякие человеческие вещи, вроде серфинга и мальчиков. Мне этого не хватало. Я скучаю по ней.

Вообще-то, мне многого не хватало.

– Как ты познакомилась с Авой? – спросила я, прежде чем воспоминания начали причинять слишком сильную боль. Фейт испуганно посмотрела на меня, и я пожала плечами. – Не бойся. Я не стану докладывать об измене. Если тебе интересно, я сама могу рассказать, почему я ушла из организации. Меня тренировали, чтобы я вступила в отряд «Гадюк».

Глаза Фейт расширились. Она, очевидно, знала, кто такие гадюки.

– Да-да. Но когда дело дошло до выслеживания и убийства других драконов, у меня появились небольшие… проблемы. Так что я сбежала без оглядки. Уехала из города вместе с Райли.

– Просто так? – спросила Фейт, как будто не верила своим ушам. – Без колебаний? И ты ни о чем не жалеешь?

– Конечно, жалею. У меня были друзья, семья… – у меня в горле появился комок, и я опустила глаза. – Данте, – пробормотала я. – Мой брат. Его мне не хватает больше всего. Когда я ушла, он решил остаться в организации. Он не знает… Какие они на самом деле, – я сжала пакетик драже и стиснула челюсть. – Я вытащу его оттуда, – прошептала я. Сейчас я больше давала обещание себе, чем отвечала на вопрос Фейт. – Какой же он глупый. Я заставлю его понять, даже если, чтобы вытащить его из «Когтя», мне придется сровнять организацию с землей.

– Ты храбрее меня, – прошептала Фейт, ковыряясь в фантике от своего батончика. – Я бы до сих пор была в организации, если бы не Ава. А ведь мне там очень не нравилось.

Я усилием воли избавилась от мрачных мыслей.

– Как вы выбрались?

Она еще секунду поколебалась, а потом вздохнула, как будто устала уже держать эту историю в себе.

– Я уже давно знала Аву, – сказала Фейт, вгрызаясь в батончик. – Мы были в одном выводке и росли вместе. Потом нас разделили для обучения повадкам людей. После этого нам ни разу не удалось побыть наедине, но нам каким-то образом удавалось оставаться на связи. В организации это не одобряли. После того как мы начали процесс ассимиляции, нам было запрещено поддерживать заведенные ранее отношения.

Мои внутренности скрутило. Я вспомнила долгие годы учебы. Я смогла выдержать процесс обучения только потому, что рядом со мной был Данте. Когда мы росли, он был моим лучшим другом. Мы прикрывали друг друга. Данте всегда оставался рядом, неважно, как плохо было дело. Не представляю, смогла бы ли я пройти через все это самостоятельно. Как это должно быть одиноко. Может быть, именно поэтому я и не влилась в ряды организации. А может быть, у меня просто появилось слишком много «отношений», в то время как «Коготь» должен был оставаться превыше всего.

– Ава… планировала побег несколько месяцев, – продолжила Фейт, не ведая о моих размышлениях. – До нее дошли слухи о Кобальте. Она узнала, что это дракон, который помогает тем, кто хочет покинуть организацию. Ей вскоре должны были дать первое настоящее задание, и она призналась мне, что хочет стать отступницей. Тогда я очень испугалась и не смогла сказать ей, что тоже хочу уйти.

– Это было до того, как ты узнала, куда тебя планируют распределить?

– Да, – кивнула Фейт. – И, когда Ава это выяснила, она предложила мне уйти вместе с ней, хотя бежать вдвоем даже опаснее. Я готова была отказаться, но она смогла меня переубедить. Она сказала, что лучше всю жизнь быть в бегах, чем до конца своих дней оставаться рабом, – она всхлипнула и свернулась в клубочек. – Она была очень храброй, и она была готова ко всему. Я только мешала ей. И вот, теперь она там, за ней гонятся и Орден, и «Коготь». Может быть, она уже мертва, и все из-за меня.

– Эй, – я сжала пустую пачку драже. От звука Фейт подскочила и посмотрела на меня. – Твое самобичевание ей ничем не поможет, – твердо сказала я. – Она решила стать отступницей и должна была понимать, насколько это опасно. Кроме того… – я пожала плечами, изображая уверенность, которую вовсе не чувствовала, – с ней Райли, а он уже давно стал отступником. Если кто-то и сможет вытащить ее из лап Ордена, так это он. Не ставь на них крест.

Она подняла голову.

– Ты считаешь?

– Да. Постарайся не волноваться. Пока что нам ничего не известно, – я чувствовала себя лицемеркой, потому что пыталась убедить ее не беспокоиться, хотя у меня в животе была зияющая дыра и в любой момент я могла начать паниковать.

Я соскользнула с кровати, выдавила из себя улыбку и направилась в ванную.

– Скоро вернусь, – сказала я Фейт. – Чувствуй себя как дома. Можешь еще поесть, или поспать, или все, что твоей душе угодно. Я не знаю, что мы будем делать дальше, так что тебе стоит отдохнуть, пока есть такая возможность.

Она кивнула, но ничего не ответила, увлеченно сминая фантик от батончика. Я выскользнула в ванную.

Оказавшись в одиночестве, я села на край ванны и уронила голову на руки. Из последних сил я пыталась справиться с паникой. Райли там, за ним охотятся Орден и «Коготь». А что, если его убили? Не представляю, что я буду делать, если дерзкий, раздражающий отступник действительно погиб. Мой дракон разрывался между желанием свернуться в клубок и оторвать кому-нибудь голову.

Я встала, плеснула в лицо холодной водой и взлохматила волосы влажными пальцами. Мне ужасно хотелось в душ, но на это не было времени, и к тому же я не хотела, чтобы Гаррет или Уэс застали меня голой, в случае если что-то случится и они ворвутся в номер. Костюм гадюки валялся на полу ванной. Я надела его, и он жадно втянулся в мою кожу, как будто хотел, чтобы я снова вступила в отряд. Меня передернуло, и я натянула сверху свою обычную одежду. Если мы собираемся возвращаться за Райли и снова столкнемся с солдатами Ордена, на этот раз я буду готова.

Когда я вышла из ванной, Фейт уже крепко спала. Дыхание девочки было ровным и глубоким. Я улыбнулась, на цыпочках обошла кровать и выключила лампу. Комната погрузилась во тьму. Девочка даже не пошевелилась. Я окинула ее грустным взглядом. Надеюсь, с ней все будет хорошо. Если кому и нужно было уйти из «Когтя», так это ей. Надеюсь, она сможет быть отступницей. Это совсем непросто. Если подумать, я и сама не очень хорошо справляюсь с новым образом жизни.

Я отступила, тихо пересекла комнату и открыла дверь.

Гаррет все еще был там. Он стоял, прислонившись к стене, и зорко следил за коридором. Когда дверь открылась, он немедленно выпрямился и повернулся ко мне с вопросительным взглядом.

– Есть новости от Райли? – спросила я.

Он покачал головой.

– Уэс все еще не смог обнаружить местоположение его телефона. Как там Фейт?

– Она спит, – ответила я и сделала шаг назад. – Заходи, но веди себя тихо. Я не хочу оставлять ее одну. Кто знает, когда еще у нее будет возможность передохнуть.

Он зашел в номер и с подозрением осмотрел комнату. Успокоился Гаррет только после того, как стало ясно, что мы все еще одни и никто не забрался в комнату через окно, и не вылез из-под кровати, пока я разговаривала с ним. После этого он прошел за мной в гостиную, где из огромного занавешенного окна можно было полюбоваться видом на Вегас. Я смотрела на светящийся разноцветными огнями город и меня снова охватило беспокойство. Где-то там, далеко, Райли пытается скрыться от солдат Ордена и вернуться сюда.

«Он все еще жив», – говорил мой дракон.

Так и должно быть. Он не может погибнуть.

– Где же ты, Райли? – прошептала я, обращаясь к покрывалу неонового света. – Только попробуй умереть.

У меня в горле появился комок, и я сжала кулаки.

– Черт, ненавижу это, – проревела я, чувствуя, как моего дракона охватывает ярость. – Я такая беспомощная. Что же мне делать?

Гаррет молчал и не сводил с меня глаз, а я прижалась лбом к стеклу. Подо мной растянулся Лас-Вегас, яркий, ослепляющий, но я больше не замечала его великолепия. Я видела только зону военных действий.

– Люди умирают, Гаррет, – прошептала я. – Райли там. И Ава. А мне…

«Страшно. Я растеряна и, как оказалось, совершенно не подготовлена к выбранному мной пути. Я даже не представляла, каково это, быть отступницей».

Я смотрела на город, пока шумные освещенные улицы не смешались в один большой поток света.

– Я не знаю, что делаю, – признала я. – Я думала, что знаю, но оказалось, что это не так. Я не представляю, как поступать дальше. Я…

«Я больше не хочу терять дорогих мне людей. А особенно – его».

Гаррет подошел ко мне, обхватил меня своими сильными руками и прижал к себе. Мое сердце пустилось вскачь, и я чувствовала, как бьется его сердце. Он прижался к моей спине и прошептал мне на ухо:

– Райли умеет выживать, – он не убеждал меня, не давал пустых обещаний. Только факты. – Он давно стал отступником, гораздо раньше, чем мы с тобой. Я знаю Орден. Знаю, как они работают, – он остановился, его голос стал немного мягче. – И, к стыду своему, должен отметить, что он умнее большинства членов Ордена. Если кто и сможет выйти сухим из воды, так это он.

Я повернулась, обняла его и прижала к себе. Мои пальцы задели гладкий металл пистолета под его футболкой, но мне не было страшно. Он солдат и бывший убийца драконов. С ним безопасно. Я полностью ему доверяю. Я ощущала не яростное страстное желание, которое мой дракон чувствовал к Кобальту. Все было… просто. Когда я была с Гарретом, мне просто казалось, что мы отлично подходим друг другу.

Я снова услышала полные гнева обвинения Райли:

«Люди и драконы не могут быть вместе. Их жизни по сравнению с нашими – вздох. Как ты считаешь, какое у тебя вообще будет будущее?»

Я попыталась выбросить эти мысли из головы. Но вторая моя половина была согласна с ними. Я дракон. Зачем мне этот человек? Беспокойное существо внутри меня бушевало от ярости. Я не должна быть здесь, сейчас я должна быть рядом с Райли. Почему я продолжаю сопротивляться? Мы с Кобальтом – две половинки одного целого. Не только по расе, но и во всему, что имело значение. Его дракон взывал к моему, и я знала, что он чувствует то же самое. Если бы не было Гаррета, мне бы не нужно было выбирать.

«Но Гаррет здесь, – упрямо подумала я. – Он решил остаться. Мы дали ему возможность уйти, а он решил остаться».

«Но как долго он будет рядом?» – прошептал в ответ мой дракон. Сколько еще времени солдат Ордена проведет в обществе своих врагов? Сколько времени пройдет, прежде чем он поймет, что у вас нет будущего? Что дракон и человек – два абсолютно разных существа, и у них не может быть ничего общего?

– Гаррет? – спросила я, и он вздрогнул и посмотрел на меня. От мрачного взгляда его серых глаз у меня пересохло в горле. Я сглотнула. – Послушай… Мы… – я выдохнула и смущенно прижалась к его футболке. Гаррет терпеливо ждал, когда я продолжу, его руки все еще сжимали мою талию. Я склонила голову, закрыла глаза, чтобы не смотреть на него. – То… – прошептала я. – То, что мы делаем… Правильно ли мы поступаем?

Гаррет застыл. Я считала удары его сердца, чувствовала, как вздымается и опускается его грудь.

– Не знаю, – наконец прошептал он.

Я горько усмехнулась, скрывая разочарование.

– Я думала, что ты станешь активно меня переубеждать.

– Я знаю, – сдержанно пробормотал он. Он все еще не отпустил меня. – Но, возможно, меня ты об этом должна спрашивать в последнюю очередь, – задумчиво сказал он, нежно положив подбородок мне на макушку. – Мне всю жизнь вдалбливали в голову, что драконы – злые, бездушные, бесчувственные существа, что они просто имитируют человеческие эмоции, чтобы влиться в человеческое общество, – его рука двинулась по моей спине, от его прикосновения по моей коже пробежали мурашки. – А потом я встретил тебя. И понял, что то, чему меня учили всю мою жизнь, оказалось неправильным.

– Извини, – сказала я, не в состоянии вытерпеть боль и горечь, которыми были наполнены его слова. – Я не хотела, чтобы ты жалел об этом.

– Я ни о чем не жалею, – Гаррет отстранился, чтобы посмотреть на меня. Взгляд его стальных глаз был пронизывающим. – Может быть, если бы я не поехал в Кресент-Бич, моя жизнь была бы куда счастливее, – продолжил он, и мой живот болезненно сжался. – Если бы я все еще состоял в Ордене и убивал драконов по их приказу. Все равно я больше ничего не умею делать. Может быть, правильно говорят, что счастье в неведении. Но это не значит, что неведение – это правильно, – он напрягся и помрачнел. – Когда я вспоминаю, кем был раньше и что делал, мне становится плохо. Я скорее умру, но не вернусь в Орден. Я не хочу снова становиться неотесанным солдатом. Пусть лучше за мной охотятся те, кого я убивал. С той жизнью покончено, окончательно и бесповоротно. И все потому, что однажды на пляже я встретил дракона, и он повел себя совсем не так, как я ожидал.

Гаррет поднял руку и прижал ее к моей щеке.

– Эмбер, встреча с тобой – самое важное событие в моей жизни, – тихо сказал он. – Я ни на что это не променяю.

– Правда? – я улыбнулась, но мою грудь сжало. От его слов мое сердце пронзила острая боль, но взгляд его был полон страсти. – Даже после всего, что было? После того как в тебя стреляли, за тобой охотились и тебя преследовал охранник казино, потому что несовершеннолетним запрещено играть в азартные игры? – спросила я, пытаясь скрыть напряжение.

– Да, – ответил Гаррет. Его стальные глаза сверкали в темноте. – Кажется… Я люблю тебя, Эмбер.


Кобальт | Сердце дракона | Гаррет







Loading...