home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Райли

– Тебе удобно, Кобальт?

Ава положила телефон и с улыбкой повернулась ко мне. Она не стала дожидаться ответа и включила лампу, направив ее прямо мне в лицо. Я прищурился, но не стал отворачиваться.

– Хочешь что-нибудь сказать, пока мы не начали?

– Пожалуй, нет, – я попытался пожать плечами, но это оказалось сложнее, чем я думал. Я был привязан к стулу, руки были скованы за металлической спинкой стула. Когда я повернулся, притворяясь, что рассматриваю комнату, в запястья врезались пластиковые наручники. – Хотя сервис в этом заведении просто ужасный. Я заказывал коктейль «отвали, двуличная дрянь» час назад.

Ава улыбнулась.

– Боюсь, ложная бравада тебе не поможет, – девушка обошла стул. Она смотрела на меня, как будто я был особенно сложной задачкой по математике. Она взяла со стола шприц и повернулась ко мне. – Полагаю, ты уже понял, что я тебе вколола.

– Скорее всего, драктилпромазин, – ответил я. Сильный транквилизатор, «драктиль», разработали в лабораториях «Когтя» во время экспериментов по смешению старой магии и науки. Он усыпляет драконью часть нашей личности и не дает нам принять истинную форму, на короткое время запирая нас в человеческом теле. Это одно из самых устрашающих орудий, изобретенное «Когтем» против представителей собственного вида. Состав этого препарата хранился в строжайшем секрете, и его давали агентам только в очень редких случаях. Я уже пытался принять истинную форму, как только проснулся и понял, где нахожусь. Но мой дракон едва шевелился. Его как будто погрузили в долгий сон. Именно тогда я осознал, что меня не просто похитили. Кто бы это ни был, он знал, кто я и как вывести из строя мое самое сильное оружие. А это значило только одно.

«Коготь» наконец-то до меня добрался. Я в беде.

– Да, – согласилась Ава, снова положив шприц на стол. – Так что ты знаешь, что сбежать у тебя не получится. Этой дозы хватит как минимум на три часа, а у меня есть еще несколько таких шприцев. Твои друзья не знают, где ты, я отключила твой телефон, чтобы друг-хакер не смог тебя отыскать. Тебе никто не поможет, – она обошла стол и повернулась ко мне. – Не нужно сопротивляться, Кобальт. Ты ведь понимаешь, что рано или поздно я получу то, что мне нужно. А вот насколько это будет быстро и безболезненно, зависит только от тебя.

Я усмехнулся.

– Это вот так ты решила начать? Отними у жертвы надежду, скажи, что у нее нет альтернатив, что ты всегда на шаг впереди. Если ей не на что будет надеяться, ей будет все равно, и ее будет проще допрашивать, – она моргнула, я ухмыльнулся еще шире. – Психологическая война, прием 101, детеныш. Я забыл больше игр «Когтя», чем ты можешь себе представить. Если ты считаешь, что у тебя получится меня сломать, дерзай. Я могу делать это всю ночь.

– Познавательно, – сказала Ава. Похоже, я произвел на нее впечатление против ее воли. – Все-таки ты не забыл, как тебя готовили на василиска. Когда мы впервые встретились, я думала, что ты просто везучий отморозок. Я забыла, что когда-то ты был одним из лучших агентов организации.

– Был, – согласился я. – Хотя, должно быть, в «Когте» не оценивают мои способности слишком высоко, раз работу гадюк отправили делать детеныша. Так как тебя зовут на самом деле? Я имею право узнать твое настоящее имя – раз уж мы с тобой застряли здесь на всю ночь.

Девушка секунду смотрела на меня, а потом пожала плечами.

– Не думаю, сейчас это не имеет значения, – задумчиво сказала она. – На самом деле меня зовут Мист.

– Мист, значит? Ты ужасно молода, чтобы идти на такое задание без подмоги, – я ухмыльнулся. – Это твой экзамен, детеныш, или настоящие агенты убивают беззащитных детишек, пока они спят?

Она еще раз еле заметно улыбнулась.

– У тебя не получится разозлить меня и заставить проговориться, Кобальт. Кроме того, ответ на этот вопрос тебе известен так же хорошо, как и мне.

И правда. Но от этого методы борьбы организации с моей персоной становились еще более вероломными. «Коготь» не мог отправить за мной настоящего агента, потому что я знал их всех. Если бы в городе появилась Лилит или кто-то еще из отряда «Гадюк», я бы исчез сразу же, как только узнал об этом, – разве что некоторое время потратил бы, пытаясь убедить одного упрямого рыжеволосого детеныша исчезнуть вместе со мной. Даже необязательно, чтобы в окрестностях появилась именно гадюка – я бы мгновенно насторожился при появлении любого дракона из моей старой жизни, будь то гадюка, василиск, хамелеон или ящер. «Когтю» известно, что я не доверяю его агентам, поэтому, чтобы усыпить мою бдительность, они вынуждены были отправить на задание детеныша, которого я еще не видел и которому захочу помочь.

Я должен был это предвидеть. Я знал, что «Коготь» будут раздражать мои выходки. Потеря даже одного или двух детенышей в год сильно ощущалась, учитывая, насколько в организации мало агентов. Но организация славится своей хитростью, они – непревзойденные мастера манипуляции. Они виртуозно умеют отыскивать слабости своих врагов и использовать их против них. Они заманили меня в ловушку, зная, что я проглочу эту приманку. Двое детенышей, которые попали в неприятности. А я купился. Болван. Я был слишком уверен в себе, и теперь за это расплачиваюсь.

К счастью, у меня тоже осталась пара козырей в рукаве.

– Умно, – отметил я, глядя на Аву – на Мист. – Засада солдат Ордена была отлично поставлена. Все казалось совершенно реальным. – Мист ничего не ответила, и я вздохнул. – Мы можем всю ночь играть в эти игры, – сказал я, незаметно засовывая пальцы в один из рукавов куртки и чувствуя вокруг него наручник. – Но я устал, у меня все болит, и я немного раздражен, так что давай продолжим. Что тебе от меня нужно? Или, точнее, что от меня нужно «Когтю»? – брови Мист взлетели вверх, и я закатил глаза. – Не притворяйся. Если бы организация просто хотела моей смерти, я бы уже был мертв. Они бы не пошли на все эти хлопоты, только чтобы подставить меня. Что нужно «Когтю»?

Мист перестала прислоняться к столу. Теперь она была серьезна, а ее взгляд стал жестким и холодным.

– Местонахождение всех твоих пристанищ, – сказала она, и от ее слов у меня внутри что-то оборвалось. – Каждого из них. Где они находятся, сколько там драконов и ско

Я грубо хохотнул.

– В самом деле? Так вот что нужно «Когтю»? Чтобы я предал всех драконов и людей, которых на протяжении многих лет защищал от организации? Ну, не полное ли безумие.

– Подумай о том, что ты делаешь с ними, Кобальт, – ее голос изменился, теперь она говорила тихо и мягко. – Подумай, что их существование значит для всех нас. «Коготь» хочет, чтобы детеныши вернулись в организацию. Их место – с нами. Мы защитим их. Неужели ты и правда считаешь, что им лучше оставаться в твоей сети? Постоянно в бегах, постоянно скрываться, жить в страхе, что Орден придет за ними посреди ночи? Что же это за жизнь?

– Свободная жизнь, – сказал я, и мои губы скривились от отвращения. – Жизнь, в которой организация не диктует, что делать и кем быть. Жизнь, в которой они могут дышать и не чувствовать, как над ними нависает лапа «Когтя», как коготь втыкается им в спину, как только они слегка переступят черту. Жизнь, в которой они смогут самостоятельно думать и выбирать свое будущее, вместо того чтобы выполнять роль, навязанную организацией. Уверен, у тебя сегодня выбора не было. Если «Коготь» прикажет предать, пленить и допрашивать своего соотечественника, ты не станешь задавать вопросов.

Мист вздернула голову. Она была крайне озадачена. Как будто не могла представить, что это плохо.

Я вздохнул.

– Не все драконы хотят, чтобы их жизнями управлял «Коготь», – закончил я, зная, что зря теряю время. Мист находилась под влиянием организации, она рассуждала именно так, как от нее ожидал «Коготь». Она не поймет. – Кто-то хочет быть свободным. Хотя бы чтобы им предоставили такой выбор.

– Свободными? – Мист недоверчиво посмотрела на меня. – Но какой ценой? Ценой сохранения нашей расы? Неужели эта так называемая свобода так важна, что ты готов поставить всех нас под удар вымирания? Сколько детенышей погибло от рук солдат Ордена? Сколько детенышей погибло только потому, что ты вытащил их из организации и швырнул в мир, не объяснив, что им нужно делать? Без «Когтя» и его ресурсов они уязвимы. Даже ты понимаешь, что нельзя допустить, чтобы люди узнали о существовании нашей расы. Твой мятеж ставит под угрозу всех нас. С этим нужно что-то делать.

– Почему сейчас? – спросил я. – Моя сеть существует уже много лет, но «Когтю», по-видимому, было на это плевать. За все это время за мной было отправлено только несколько нерешительных убийц. Почему я понадобился им сейчас?

– Боюсь, этого ты никогда не узнаешь.

– Ну, тогда мы в тупике, – сказал я, с максимально возможным комфортом расположившись на стуле. – Потому что я не выдам «Когтю» местонахождение моих гнезд, вне зависимости от того, что ты скажешь. Особенно теперь, когда я знаю, что как только ты получишь всю необходимую информацию, ты убьешь меня. Это не слишком располагает к сотрудничеству.

Мист покачала головой.

– Я надеялась, что до этого не дойдет, – сказала она, отворачиваясь к столу. – Я надеялась, что ты поймешь, что это необходимо для выживания всех нас, – она наклонилась вперед и вытащила еще один шприц и положила его рядом с первым. Когда я его увидел, у меня кровь застыла в жилах. – Мы можем сделать это быстро и безболезненно или можем заставить тебя говорить, даже если на это уйдет вся ночь. Все зависит от тебя. Каков твой ответ, Кобальт?

Я сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и почувствовал, как колотится мое сердце.

– Не думаю, что ты способна на это, – сказал я, глядя ей прямо в глаза. – Более того, не думаю, что ты этого хочешь. Для такого нужен определенный настрой, а ты не такая. По крайней мере, девушка, которую я сегодня встретил, – не такая, – ее бровь слегка изогнулась, и я надавил сильнее. – Ты можешь уйти, Мист, – горячо сказал я. – Необязательно жить вот так. Вовсе не обязательно жить под контролем «Когтя». Пойдем с нами, и я покажу тебе, что такое свобода.

Она колебалась всего мгновение, на одно мгновение на ее лице появилась тень неуверенности. Я наклонился вперед, не обращая внимания на врезавшиеся в кожу наручники.

– Ты ведь не хочешь этого делать, – уговаривал я нежно, и она нахмурилась. – Мист, послушай. Ты не принадлежишь им. Ты находчива и сообразительна, и ты один из самых умных драконов, которых я когда-либо встречал. Ты растрачиваешь свои таланты. Подумай, что мы могли бы сделать для нашей расы, если бы на горизонте не было «Когтя». Отпусти меня, и мы сможем уйти вместе.

– Ты ошибаешься, – ответила Мист, и в ее голосе послышались стальные нотки. Она выпрямилась и сузила глаза, которые стали похожи на голубые льдинки, и оттолкнула тележку. – Организация доверила мне эту задачу. Я не подведу «Коготь». Мне нужна эта информация, а если ты отказываешься говорить, у меня нет другого выбора.

Она схватила со стола второй шприц, повернулась и вонзила его мне в шею. Я вздрогнул и сжал челюсть. Мои пальцы нащупали в рукаве то, что я пытался достать, но предмет выскользнул из рук. Мист ввела в мою кровь содержимое шприца, и отступила, положив его обратно на стол.

– Что это? – прорычал я.

– Тиопентал натрия, – сказала Мист, вытирая руки о полотенце, – только это особенная версия, разработанная в лаборатории «Когтя» специально для представителей нашего вида. Это последнее достижение наших ученых, результат работы над смешением науки и магии. Это экспериментальный образец, но результаты все равно очень впечатляющие.

«Тиопентал натрия. Сыворотка правды».

Проклятье.

Современные лекарства почти не оказывали эффекта на драконов. Как и в случае с алкоголем. И чтобы вещество оказало на дракона хоть какой-то эффект, его нужно столько, сколько обычный человек бы просто не смог употребить. Но у нас нет иммунитета. Если накачать дракона достаточным количеством какой-нибудь дряни, действовать она будет точно так же, как и на человека.

– Должен отметить, ты ведешь себя неожиданно откровенно, – сказал я, с новыми силами начиная возиться с отворотом рукава. Где же эта дурацкая щель? Я должен найти ее, пока вещество не подействовало и я еще могу делать хоть что-то. – Уверена, что тебе не вкололи это вещество?

Мист посмотрела на меня с отработанным отсутствующим выражением лица.

– Я говорю тебе все это, потому что хочу, чтобы ты понимал, что сопротивляться бесполезно. Будет лучше, если ты быстро ответишь на мои вопросы. Если ты будешь сдерживаться, будет только хуже. Я собиралась допрашивать тебя по старинке, но почему-то мне кажется, что у тебя довольно высокий болевой порог. В «Когте» хотят получить эту информацию как можно скорее. Подождем пару минут, пока вещество не подействует, а потом снова обсудим условия нашего сотрудничества.

– Не знал, что гадюки занимаются подобным, – сказал я, пытаясь выиграть время. Мист отклонилась назад и смотрела на меня с непроницаемым лицом. – Разве ваш почерк – не убийства и похищения? Лилит наконец-то решила расширить сферу работы?

Мист остановилась, потом на ее губах появился намек на улыбку. От этой улыбки у меня внутри все сжалось.

– А с чего ты решил, что я гадюка? – спросила она. – Я готовилась стать василиском, как и ты. Не волнуйся, – продолжила она, оперевшись о стол и скрестив руки на груди. – Организация отправила не только меня. Гадюка скоро закончит свою часть задания.


Гаррет | Сердце дракона | Эмбер







Loading...